=======
Форум о шансоне - ВШансоне.РУ Слушать Радио Вшансоне.ру
Вернуться   Форум о шансоне - ВШансоне.РУ > Все о жанре шансон > Энциклопедия тюрьмы и татуировок

Энциклопедия тюрьмы и татуировок В данном разделе вы можете обсудить тюремную жизнь, татуировки, и т.д.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 29.06.2009, 19:43   #1
Смотрящий
Администрация портала vshansone.ru
Очки: 70,933, Уровень: 100 Очки: 70,933, Уровень: 100 Очки: 70,933, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для Смотрящий
 
Регистрация: 15.10.2008
Адрес: Российская Федерация
Сообщений: 1,403
Сказал(а) спасибо: 8,693
Поблагодарили 1,584 раз(а) в 534 сообщениях
Смотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond reputeСмотрящий has a reputation beyond repute
По умолчанию Лагерные песни

Тюремные песни


ЭТАП НА СЕВЕР

Одна из самых известных лагерных песен. Датировать её можно достаточно точно - 1947 - начало 1948 гг. Речь в песне идёт о знаменитом Указе "четыре шестых" - 4 июня 1947 года. Точнее, Указов Верховного Совета СССР в этот день вышло два - "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" и "Об усилении охраны личной собственности граждан". Первый предусматривал наказание от пяти до двадцати пяти лет лишения свободы, второй - от четырёх до двадцати лет. Это явилось страшным ударом для уголовного мира. До этого воры получали незначительные (если не сказать - смешные) сроки наказания. За кражу полагалось максимум два года лишения свободы. Правда, на разных этапах советской истории власть иногда ужесточала для острастки меры воздействия на блатных (в начале 30-х им давали и "десятку" по 35-й статье, а в конце 30-х многих "авторитетов" даже расстреливали вместе с "политиками"), но всё же продолжала называть их "социально близкими". Однако в тяжёлые послевоенные годы под натиском разгула преступности пришлось ужесточить меры по борьбе с ней. Поскольку Указом ПВС СССР от 26 мая 1947 года была отменена смертная казнь, сделать это можно было лишь увеличением сроков наказания. "Контрики" и раньше получали свои "законные" "десятки" и "четвертаки", то же касалось и "бытовиков": для них существовал указ "семь восьмых" от 7 августа 1932 года, предусматривавший срок от 10 лет до расстрела (после отмены смертной казни расстрел заменялся 25 годами). А вот уркаганам такие срока огромные были в диковинку и приводили многих в ужас. Отсюда и родилась песня про этап на Север, горькая и заунывная, надрывающая "ранимую жиганскую душу".

Этап на Север, срока огромные ,
Кого ни спросишь - у всех Указ...
Взгляни, взгляни в глаза мои суровые,
Взгляни, быть может, в последний раз.

А завтра утром по пересылке я
Уйду этапом на Воркуту,
И под конвоем, своей работой тяжкою,
Быть может, смерть свою найду.

И вот доставят тебе записочку,
Её напишет товарищ мой:
"Не плачь, не плачь, подруга моя милая,
Я не вернусь уже домой".

А ты стоять будешь у подоконника ,
Платком батистовым слезу утрёшь;
Не плачь, не плачь, любимая, хорошая,
Ты друга жизни ещё найдёшь.

А дети малые, судьбой оплаканы,
Пойдут дорогой искать меня;
Не страшны им срока огромные,
Не страшны им и лагеря.

Друзья накроют мой труп бушлатиком,
На холм высокий меня снесут,
И похоронят душу мою жиганскую,
А сами тихо запоют.

Этап на Север, срока огромные,
Кого ни спросишь, у всех Указ...
Взгляни, взгляни же в глаза мои суровые,
Взгляни, быть может, в последний раз.

ЛЕТИТ ПАРОВОЗ...

Впервые широкая российская и зарубежная публика смогла по достоинству оценить эту замечательную песню благодаря фильму Леонида Гайдая "Операция Ы". Там её в адаптированном и изменённом виде исполнил Юрий Никулин - "Постой, паровоз, не стучите, колёса...". Разумеется, в уголовном мире это произведение известно ещё в 20-е - 30-е годы. Как и многие другие, "Летит паровоз" является переработкой известной до революции песни "Вот тронулся поезд в далёкую сторонку" (нынче она сохранилась, пожалуй, только в репертуаре Жанны Бичевской). В оригинале речь идёт о солдате, которому дали отпуск для прощания с матерью перед отправкой на фронт.

"Вот тронулся поезд в далёкую сторонку
- Кондуктор, нажми на тормоза:
Я к маменьке родной с прощальным поклоном
Спешу показаться на глаза.

Летит паровоз по долинам и взгорьям,
Летит он неведомо куда;
Я к маменьке родной заеду ненадолго,
А срок мне представлен на три дня.

- Прости меня, мама, Прости, дорогая! -
Вот всё, что я маме скажу.
Теперь я не знаю, в которую минуту
Я буйную голову сложу..."

Уркаганский мир придал песне несколько своеобразную окраску. Кстати: возможно, влияние городского романса распространилось и на известную революционную песню "По долинам и по взгорьям" - по крайней мере, на её первую строку.

Летит паровоз по долинам и взгорьям,
Летит он неведомо куда.
Мальчишка назвал себя жуликом и вором,
И жизнь его - вечная игра.

Постой, паровоз, не стучите, колёса,
Кондуктор, нажми на тормоза!
Я к маменьке родной с последним приветом
Спешу показаться на глаза.

Не жди меня, мама, хорошего сына -
Твой сын не такой, как был вчера:
Меня засосала опасная трясина,
И жизнь моя - вечная игра.

А если посадят меня за решётку,
В тюрьме решётку я прорву.
И пусть луна светит своим продажным светом -
А я, всё равно я убегу!

А если заметит тюремная стража -
Тогда я, мальчишечка, пропал:
Тревога и выстрел - и вниз головою
Сорвался с баркаса и упал.

Я буду лежать на тюремной кровати,
Я буду лежать и умирать...
А ты не придёшь ко мне, родная мама,
Меня приласкать, поцеловать.

САМ Я ВЯТСКИЙ УРОЖЕНЕЦ

Старая уркаганская песня из разряда "картёжных". В настоящее время мало известна, зато известно её продолжение - "Ох, натискал так натискал", приведённое и в этом сборнике. "Вятский уроженец" - вариация на тему известного народного сюжета игры пройдохи с чертями. Эта тема популярна не только в русском фольклоре, но и в народном творчестве других европейских стран.

Сам я вятский уроженец,
Много горького видал,
Всю Россию я объехал,
Даже в Питере бывал.

В этом Питере однажды
Я остался без порток -
Проигрался в стос проклятый,
И пришлось идти на скок .

Взял "фому" и долотишко
И на дело похилял ,
И вечернею порою
На хавиру приканал.

Прикандыбил на хавиру
И как вкопанный я стал:
За столом четыре чёрта
В карты резалися там.

Черти вмиг переглянулись,
Побелели, как мука:
Знают черти, что на деле
Не дрожит моя рука.

Я, браток, не фраернулся:
Всех чертей под стол загнал,
Все их звонкие червонцы
Сгрёб рукою со стола.

ОХ, НАТИСКАЛ ТАК НАТИСКАЛ...

Старая весёлая "жиганская" песня - продолжение песни "Сам я - вятский уроженец". Является как бы ответом на песенные небылицы "вятского уроженца". Любопытно, что песня "Сам я вятский уроженец" сегодня мало известна в уголовном мире и среди популяризаторов блатного фольклора. А вот "Ох, натискал" исполняется в самых разных вариантах. Входила она и в репертуар Аркадия Северного - правда, в довольно усечённом виде.

Ох, натискал так натискал !
Скверно пахнет от вранья.
Рассказал ты свою долю
Дай теперь совру и я.

Во Полтаве я родился,
Во Полтаве воровал,
За турчанкой волочился,
С нею в Турцию попал.

В Турции дела неплохи -
Турок много, русских нет.
И скажу я вам, ребята
Жил я, словно Магомет.

Много турок я пограбил,
По карманам - Боже ж мой!
Кошельков по триста на день
Доставал одной рукой.

Турки думали-гадали,
Догадаться не могли,
Собрались и всем шалманом
К шаху с жалобой пошли.

Шах сказал им: "Басурманы -
Чтоб не пёрли кошельки,
Запирайте вы карманы
На висячие замки".

Но и тут я не промазал,
Тут я промаху не дал:
Долото достал большое,
Долотом замки сшибал.

Но Россия всё же манит,
Я в России родился -
И с туманами в кармане
Я в Россию подался.

Но в России я зашился:
Магазин с подкопом брал,
На два кирпича ошибся
И в уборную попал!


БАЦИЛЛА И ЧУМА

Лежали на нарах два рыла,
По воле грустили друзья -
Один был по кличке Бацилла,
Другой был по кличке Чума.

Природа им счастье дарила,
А горе сулила тюрьма.
В Маруську влюбился Бацилла,
На Катьку пошёл сам Чума.

В картишки мастишка ловила:
А ну-ка, держись, фраера!
Ведь с вами играет Бацилла,
Вот черти! - кричал им Чума.

В Москве у Нескучного сада,
На воздух подняв два пера:
- Мне с вами базарить не надо...
Разденьтесь! Я тот самый Чума.

Маруська подумать любила,
А Катька порчушкой была.
С Маруськой уехал Бацилла,
И с Катькой уехал Чума,

Но вскоре вся округь заныла,
Узнала про них Колыма -
Во льды оторвался Бацилла,
Во мхи возвратился Чума.

Лежали на нарах два рыла,
По воле грустили друзья -
Один был по кличке Бацилла,
Другой был по кличке Чума.

ШКОЛА БАЛЬНЫХ ТАНЦЕВ

Это школа Соломона Кляра,
Школа бальных танцев, вам говорят.
Две шаги налево, две шаги направо,
Шаг вперёд и две назад.

Кавалеры приглашают дамов!
Там, где брошка, там перёд.
Две шаги налево, две шаги направо,
Шаг назад и поворот.

Дамы, не сморкайтесь в занавески!
Это неприлично, вам говорят.
Это неприлично, негигиенично
И несимпатично, вам говорят.

Кавалеры, не держите дамов
Ниже талии, вам говорят.
Это неприлично, негигиенично
И несимпатично, вам говорят.

Дамы, приглашайте кавалеров!
Там, где галстук, там перёд.
Две шаги налево, две шаги направо,
Шаг назад и поворот.

Дима, Гриша, бросьте разговоры!
Что за болтунка, вам говорят?!
Две шаги налево, две шаги направо,
Шаг вперёд и две назад.

Дамы, дамы, помогите Боре!
Помогите Боре, вам говорят.
Он наделал лужу в коридоре –
Шаг вперёд и две назад.

Дамы, дамы, не вертите задом!
Это не пропеллер, а вы не самолёт.
Это неприлично, негигиенично,
Шаг вперёд и поворот.

Адик Рабинович, я имею выйти,
Я имею выйти, вам говорят.
Адик Рабинович, вы мне замените,
Шаг вперёд и две назад.


Это школа Соломона Кляра,
Школа бальных танцев, вам говорят.
Две шаги налево, две шаги направо,
Шаг вперёд и две назад.

ПЕСНЯ О СТАЛИНЕ

Товарищ Сталин, вы большой учёный -
в языкознанье знаете вы толк,
а я простой советский заключённый,
и мне товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, воистину не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе сидели в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
мы верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
где конвоиры, словно псы, грубы,
я это всё, конечно, понимаю,
как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
а мы в тайге с утра и до утра,
вы здесь из искры разводили пламя -
спасибо вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлёвском кабинете,
дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелёгкий крест несём задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идёте на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
а щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чём.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
вам завещал последние слова -
велел в евонном деле разобраться
и тихо вскрикнул: «Сталин - голова!»

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
и пусть в тайге придётся сдохнуть мне,
я верю: будет чугуна и стали
на душу населения вполне.


НА АРСЕНАЛЬНОЙ УЛИЦЕ

На Арсенальной улице
Я помню старый дом
С широкой, тёмной лестницей,
С решётчатым окном.
Войти в тот домик стоит рубль,
А выйти - два рубля.
И если есть на роже дупель,
То будешь без дупля.

Весёлые там мальчики,
Девчата хороши.
Не суй им в ротик пальчики -
Записку напиши.
Там ждут суда за табаши,
Шпиляют в преферанс.
А я привык у бабушек
Раскладывать пасьянс.

Разложишь - не разложится -
Все масти не туда.
У милой дамы рожица
Скривилась от стыда.
Все карты из газетины.
Наверно, дело в том,
Такие уж заветины
В старинном доме том.

Пока сыграешь партию,
Узнаешь: кто и где
Создал в подполье партию,
А кто сейчас в беде.
Я стал силён в политике,
А в картах стал гроза.
Эх, братцы, помогите-ка
Нажать на тормоза.

Прошли года по полюшку -
Собрал я два* рубля,
Купил билет на волюшку;
И вот пред вами я.

На Арсенальной улице**
Я помню старый дом

С широкой, тёмной лестницей,
С решётчатым окном.
----------------------------------
* До революции свободный гражданин имел
право взять на поруки заключенного из
временного изолятора до приговора суда,
заплатив залог 2-3 рубля.
**На Арсенальной улице в Санкт-Петербурге находится тюрьма «Кресты».

ГОП СО СМЫКОМ

Граждане, послушайте меня,
Гоп со смыком -- это буду я.
Ремеслом я выбрал кражу,
Из тюрьмы я не вылажу,
И тюрьма скучает без меня.

Жил-был на свете Гоп со смыком,
Он славился своим басистым криком,
Глотка была так здорова,
Что ревел он, как корова
И имел врагов он полмильона.

Сколько бы я, братцы, ни сидел,
Не было минуты, чтоб не пел -
Заложу я руки в брюки
И пою себе со скуки.
Что же, братцы, делать -- столько дел!

Если я неправильно живу,
Попаду я к черту на Луну.
Черти там, как в русской печке,
Жарят грешников на свечке -
С ними я полштофа долбану!

В раю я на работу сразу выйду,
Возьму с собою фомку, ломик, выдру.
Деньги нужны до зарезу,
К Богу в гардероб залезу --
Я тебя намного не обижу!

Иуда Скариот в аду живет,
Гроши бережет -- не ест, не пьет.
Падла буду, не забуду --
Покалечу я Иуду,
Знаю, где червонцы он кладет.

- Граждане, послушайте меня,
Гоп со смыком -- это буду я.
Ремеслом я выбрал кражу,
Из тюрьмы я не вылажу,
И тюрьма скучает без меня.

МУРКА

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда заправляла тёмными делами,
И за ней следила Губчека.

Речь держала баба, звали её Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки - и те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Темнота ночная, только ветер воет,
А в развале собрался совет –
Это хулиганы, злые уркаганы
Собирали срочный комитет.

Мурка, ты мой Мурёночек,
Мурка, ты мой котёночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

Ведь пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших попадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалявым,
Чтобы за измену покарать?

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве ж я тебе не добывал?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Мурка, ты мой Мурёночек,
Мурка, ты мой котёночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

Чубчик кучерявый

Am E Am
Бывало, одену шапку на затылок,
A7 Dm
Пойду гулять с полночки до утру.
F C A
Из-под шапки чубчик так и вьется,
Dm E Am
Так и вьется чубчик по ветру!

Бывало, одену шапку на затылок,
Пойду гулять с полночки до утру.
Из-под шапки чубчик так и вьется,
Так и вьется чубчик по ветру!

Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый,
А ты не вейся по ветру!
А ты, карман, карманчик мой дырявый,
Вот ты не нра-, не нравишься вору!

Пройдет зима, настанет лето,
В саду цветочки пышно расцветут.
У меня, у бедного мальчонки,
Ручки да ножки цепями закуют.

Но я Сибирь, Сибирь я не боюся,
Сибирь - ведь тоже русская земля.
Развевайся, чубчик кучерявый,
Ты развевайся, провожай меня.

Чубчик, чубчик, чубчик, чубчик, чубчик кучерявый,
А ты не вейся по ветру!
А ты, карман, карманчик мой дырявый,
А ты не нра-, не нравишься вору!
Смотрящий вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
PALASH (29.06.2009), vladimir_095 (14.10.2010), Жанна (06.06.2010)
Старый 19.02.2010, 01:04   #2
Инга
Guest
 
Сообщений: n/a
По умолчанию Re: Лагерные песни

Очень понравились слова песни"Этап на север" спасибо.А саму песню можно найти?
  Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Часовой пояс GMT +5, время: 12:32.


Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Copyright ©2008 - 2012, В шансоне.Ру - Русский шансон.