=======
Форум о шансоне - ВШансоне.РУ Слушать Радио Вшансоне.ру
Вернуться   Форум о шансоне - ВШансоне.РУ > Все о жанре шансон > Энциклопедия тюрьмы и татуировок

Энциклопедия тюрьмы и татуировок В данном разделе вы можете обсудить тюремную жизнь, татуировки, и т.д.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 14.09.2009, 11:53   #1
Арестант2002
Senior Member
Очки: 10,160, Уровень: 67 Очки: 10,160, Уровень: 67 Очки: 10,160, Уровень: 67
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для Арестант2002
 
Регистрация: 09.02.2009
Адрес: Новосибирск
Возраст: 31
Сообщений: 119
Сказал(а) спасибо: 234
Поблагодарили 419 раз(а) в 113 сообщениях
Арестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond reputeАрестант2002 has a reputation beyond repute
Отправить сообщение для Арестант2002 с помощью Skype™
По умолчанию Энциклопедия от А до Я

Часть 1. Жизнь до тюрьмы



Нынешний Уголовный кодекс по многим статьям предоставляет возможность заплатить штраф (ну, какие-нибудь жалкие 100 минимальных окладов), а если не в состоянии заплатить, то можешь (и должен) отправиться по этапу в места "не столь отдаленные". К тому же гораздо больше стало поводов у "органов" для задержания гражданина - будь то отсутствие документов или наличие "толстой сумки" с "челночной" мануфактурой; присовокупим к этому "нетрезвый вид" - существует тенденция к задержанию граждан именно по "виду", а не по "состоянию".
Мягкая форма

Собственно задержание может производиться в мягкой и в жесткой форме. Ничего не подозревающий подследственный гражданин с подпиской о невыезде может быть "отправлен в ИВС (КПЗ)" - в случае, если он совершил преступление, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. Это основания, а поводы всегда найдутся. Если вы не являетесь по повесткам (которые часто просто бросаются в почтовый ящик), исчезаете даже на короткий период из поля зрения следственных органов, продолжаете вести обычный образ жизни, например, кутите в ресторанах, раскатываете по городу на машине, встречаетесь с нежелательными (по мнению следствия) людьми, то вполне можете вместо подписки о невыезде получить наручники на запястья; из кабинета следователя вас уведут конвойные милиционеры. Останется лишь удивляться резкой перемене жизни: казалось ведь, так мирно беседовали с таким милым человеком, ничто не предвещало туч над головой. Это мягкая форма.
Жесткая форма

Задержанию в жесткой форме вы можете подвергнуться в любом месте: в квартире, в ресторане, на вокзале, на улице, в метро.

Обычно работники милиции, козырнув, просят предъявить документы. Рекомендуем не возмущаться: именно с возмущения "гражданина" начинается применение "жесткой формы" задержания. Возмущение (в зависимости от характера задерживаемого) может перерасти в "сопротивление работникам милиции (печально известная 191 статья бывшего УК - ныне ст. 317, 318, 319); оторванные форменные пуговицы (или, упаси Боже, погон) могут послужить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, возникшего в общем-то на пустом месте, при полном отсутствии каких-либо преступных мотивов.

Задержание, арест относятся к так называемым мерам пресечения. Они применяются в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях - в отношении подозреваемого в совершении преступления. Правда, закон не расшифровывает "исключительные случаи", оставляя это право за "исполнителем" - милицейским "опером", следователем или судом.
Не давайте поводов

В общем, не давайте поводов для изменения меры пресечения с "лучшей" на "худшую"; помните, что, находясь на свободе во время следствия, вы - гражданин одного мира; момент вашего препровождения в подвал (чаще всего) ИВС (КПЗ) - момент перехода в другой мир, в котором еще предстоит адаптироваться, избавиться от депрессии, привести в порядок разбежавшиеся мысли, упорядочить собственную логику и заново выработать сценарий ответов на вопросы следствия. А ведь несомненно, что в 90% случаев следствию намного выгодней (особенно в отношении впервые попавшихся) мера пресечения в форме ареста. Гражданин находится в полной, безраздельной власти "органов"; уже сам выход на допрос кажется ему переменой к лучшему: из темной камеры КПЗ - в светлое помещение с привинченной к полу табуреточкой...

Психологические меры воздействия доводят человека эмоционального до нужной кондиции в очень короткие сроки. Впрочем, к "толстокожему" могут применить и физические меры. Это беззаконие на вполне законных основаниях ("хотел бежать", "хулиганские действия", "сопротивление работникам ИВС", "замахнулся на дознавателя" и т. д. и т. п.). Могут просто "отоварить" коваными сапогами по определенным местам тела (добейся потом "экспертизы"!); могут сделать "ласточку" (привязать или пристегнуть наручниками запястья рук к ступням ног - за спиной); может быть, не везде это делают, и уж конечно нет на этот счет никаких инструкций МВД, кроме запрещающих; но все же, все же...

Во всяком городе свои милицейские "традиции"; легенды о них передаются из уст в уста и надолго оседают в народной памяти. Короче: жаловаться будешь после, а здоровье потеряешь нынче...

Если гражданин уверен в своей невиновности, то лучшее, что он может сделать, - это не давать вообще никаких показаний до задержания и без адвоката.

Причем мотивы отказа необходимо занести в протокол допроса: это поможет удержать ретивых "работников" от возможной фабрикации материалов дела.
Не бери лишнего

Выдержать достаточно долгий путь борьбы за собственную свободу (имея в виду полную невиновность) может не всякий. Справедливости тяжело добиться в ограниченных кубометрах тюремной или иной камеры. Часто следствие предлагает, теряя доказательства по основному делу, взять "на себя" что-нибудь помельче. Мотивируется это "деловое предложение" просто: сидишь, дурак, задыхаешься в камере, того гляди - туберкулез или что похуже... А мы тебе гарантируем "девушку" (два года); ты ведь уже почти год отсидел? Еще один год - на одной ноге отстоишь. А на зоне - свежий воздух, санчасть, постель почище, помещение попросторней...

Удивительно, но находятся "граждане", принимающие подобные предложения! Впрочем, при нынешней многонаселенности тюрем и отсутствии всяких санитарных норм и средств беспредел тюремщиков и самих зеков - это закономерно...
"Вы арестованы!"

Итак, вежливо улыбнувшись, следователь прокуратуры говорит вам: "На основании статьи... Уголовно-процессуального кодекса России и в целях обеспечения нормальной работы следствия вынужден задержать вас с препровождением в изолятор временного содержания Н-ского УВД". Нажимается кнопочка, входит милиционер, и с этой минуты вы начинаете переставлять ноги по ступеням, ведущим вниз.
Внутреннее устройство

Половину, а то и две трети камеры занимает "спальное место" в виде сколоченного из досок прямоугольного, от стены до стены, порога. "Место" это густо покрыто надписями, рисунками, а также шахматно-шашечными полями, ячейками для игры в нарды и в "шиш-беш". Фигурки, шашки и "зары" (кубики) лепятся из пайкового хлеба. Часто в щелях между досками можно найти спички, "чинарики", а то и "мойки" (бритвенные лезвия), заботливо оставленные для братвы предыдущими арестантами.

Дверь в камеру железная, стандартно-тюремная (кормушка, волчок), те же засовы. Справа или слева от двери "параша" (бачок с крышкой для естественных отправлений), но нынче почти везде "параши" сменились чугунным "очком" - тут же и кран для умывания. Окон чаще всего нет, или они укупорены чередующимися слоями жести с мелкими дырочками. Никакой свет не проникает в это довольно мрачное помещение - царит полумрак, подсвечиваемый лишь тусклой лампочкой из зарешеченного окошка над дверью. Часов ни у кого нет; определить время можно лишь при передаче дежурства караульными или при раздаче скудной пищи, состоящей из чая, каши из загадочных злаков и сверхжидкого супа (баланды).
Что взять с собой?

Если за вами "пришли" домой или если вы, отправляясь на очередной допрос, уверены в аресте, то не грех собрать подходящий для арестантской жизни "сидор" (просто мешок).

В этом качестве лучше всего подходит, скажем, чехол от одноместной брезентовой палатки: он достаточно вместителен, и не имеет запрещенного металла - "молний", пряжек, крючков; затягивается коротким шнуром.

Туда можно втиснуть две пары теплого белья, несколько трусов и маек, побольше носовых платков, темную (одноцветную) рубаху потеплее (байковую), кружку, ложку деревянную, спичек побольше, табачку (сигарет) побольше, конверты, бумагу, карандаш, чай, простую еду - хлеб, масло, колбасу, сало и т. п.
Давление извне

Именно в КПЗ легко оказывается психологическое давление на подследственного-первоходку. К примеру, в камеру заглядывает милиционер и говорит первоходочнику: "Слышь, эй, ты! Сидоров! Там двое приехали с управы - сейчас будут "колоть" тебя! Ты семнадцатого февраля где был?"

"В пивбаре, на Абрикосовой, пиво пил..."

"Ну, вот! А там в восемь вечера гражданина какого-то "замочили".

"Кормушка" захлопывается перед носом у вскочившего Сидорова, который остается "сам на сам" со своими нервными размышлениями о 17 февраля и о мифическом гражданине. Хорошо, если в камере найдутся добросердечные бывалые люди, успокоят, скажут: "Гонит (врет) мент, на понты хотят взять, пугают". Ведь через полчаса Сидорова могут дернуть на допрос по основному делу, а голова его будет забита мыслями о совершенно постороннем и скорее всего выдуманном убийстве.

Часть 2. Перевозка заключенных

Прием этапников из ИВС в автозак (и далее - в СИЗО (тюрьму) осуществляется конвоем внутренних войск. Начальник конвоя буквально осматривает передаваемых ему "граждан" на предмет побоев, ярко выраженных болезней (температуры и т.п.). Может и не принять кого-то, если неправильно оформлены документы, есть жалобы (отобрали вещи, не вызвали врача). Это не нравится работникам ИВС (КПЗ), им обязательно нужно разгрузить камеры, отправить в тюрьму всех, кому положено там быть. Впрочем, обычно договариваются все три заинтересованные стороны: работники ИВС возвращают, скажем, отобранные незаконно сигареты (или дают из своих запасов), гражданин - зек - берет назад претензии, а начальник конвоя дает "добро" на погрузку. Автозак - специальная машина-фургон, разгороженный внутри решетками плюс по бокам два т.н. "стакана" для одиночных заключенных, которых по той или иной причине нужно изолировать от общей массы. Иногда это просто женщины.
Как сельди в бочке

10-15 пассажиров в автозаке - достаточно просторно; но бывает, экономя бензин на ездках, набивают под сорок человек; ну, держитесь, сердечники, астматики и просто пожилые преступники!

Вперед в таком случае лучше не лезть (по возможности); последнему, у решетки, легче дышать. Были случаи: придавливали в жаркую погодку сердечников - во двор тюрьмы они мешками вываливались из автозака.

Иногда придавливают нарочно: какого-нибудь извращенца (особенно неумолима зековская братва, если преступление совершено в отношении ребенка). Часто менты сами помещают подобную сволочь не в отдельный "стакан", а в общую массу. "Задохнулся на этапе, сердце слабое, ничего не поделаешь". Тюрьма спишет, а суду - работы меньше; или зоне - забот...
Раскачка

Фургоны некоторых автозаков делятся надвое перегородкой вдоль - едут две группы заключенных. Это делается для того, чтобы обезопасить конвой от раскачки автозака. Раскачка (с последующим переворотом и падением автозака) - один из способов борьбы бесправного зека за свои малые права.
Конвоиры

Многое зависит от начальника конвоя и от самого личного состава.
В застойные времена зеков-россиян частенько сопровождали "русофобы" - прибалты или жители среднеазиатских республик. Если с азиатами еще можно было договориться, то прибалты, особенно литовцы, просто свирепствовали. Один из таких "солдатиков" аргументировал свою ненависть так: "Рюский, сволотшь, отнял у меня свободную Литву!" При этом его не смущал комсомольский значок на собственной гимнастерке и присутствие среди этапников своих "антисоветчиков".

Да и со "своими", русскими, договориться было тоже нелегко. Известная поговорка "вологодский конвой шутить не любит" часто получала реальное воплощение в виде битья прикладами в самые неожиданные места.
Вагон им. Столыпина

В спецвагоне для зеков отведено не девять купе, как обычно, а пять.
Остальные - для караула и обслуги. Арестантские купе отгорожены от коридора не фанерной перегородкой, а решеткой, сквозь которую просматриваются вагонные камеры. Косые прутья тянутся от пола до самого потолка. От строгого караульного глаза тяжело укрыться даже на третьей полке. Средние полки переоборудованы под сплошные нары с отверстием для лаза у дверей. На верхних багажных полках также лежат зеки. Окна коридора, по которому гуляет "вертухай", закрыты такими же косыми решетками. В купе, где едут зеки, вообще нет окон. Вместо них - небольшая слепая выемка, также закрытая изнутри решеткой. Сложно угадать маршрут поезда. Зеки ориентируются по станционным динамикам, которые объявляют посадку на тот или иной поезд. Скажем, прозвучало "Поезд "Москва-Павлодар" отходит со второго (первого, десятого) пути", и состав спустя несколько минут тронулся - есть вероятность, что зеки действительно отправляются в Казахстан. По вокзальным рупорам опытный зек определит вокзал (Казанский, Ярославский, Курский и т.д.), а значит, и направление состава - восточное, северо-восточное или же прочие.

Этап по железной дороге длится от нескольких суток до нескольких недель, в зависимости от конечной станции назначения. Тюремные дела конвой получает в запечатанных конвертах с небольшим вырезом, где читается место отбытия наказания. Большего вагонным вертухаям знать не положено.

Случается, что зек изловчится и прочитает город или край на каком-нибудь деле, которое несет по коридору охранник. Когда знаешь направление -ехать веселей.

Посадка в вагонзак проходит в таком же бодром темпе, что и в спецавтомобиль. К вагонным дверям подъезжает вплотную - дверь к двери - автозак, открываются двери, в метровом промежутке выстраивается караул и начинается знакомая процедура. Поток зеков порциями переливается в коридор вагона, где происходит посадка в четвертое купе, затем в третье, и так до первого. Второй конец коридора блокирован не только закрытой дверью, но и конвоем. Загрузка зеков происходит на отдаленном перроне, подальше от любопытных глаз. Внешне такие вагоны напоминают багажные или почтовые.

Бежать из "столыпинского" вагона намного тяжелей, чем из автозака или пенитенциарной недвижимости - тюрьмы либо колонии. На попытку побега влияют многие факторы, которые характерны только для вагонзака. Во-первых, все купе просматриваются из коридора, и конвоир следит за зеком, даже не открывая дверь. Во-вторых, прыгать на скорости очень рискованно, а сходить или сползать во время стоянки - глупо. На каждой остановке из вагона выходят по два солдата и внимательно обследуют стенки и днище вагона (по крайней мере, обязаны это делать). И еще. В дороге, какой бы длинной она ни была, заключенный покидает купе только для оправки. Но и эти считанные минуты, пока он дуется в туалете, его караулят три человека. Александр Солженицын сравнивал оправку в вагонзаке с ответственной и даже боевой операцией для караула. В вагоне выставляются два поста -один в конце коридора, чтобы зек не бросился туда, другой - возле туалета. Третий солдат открывает и закрывает дверь купе. По отдельности справлять нужду было не принято. Ее также совершают по расписанию. Охранник отодвигает решетчатую дверь и орет: "Вперед! По одному!" Дверь в туалете приоткрыта, и солдат внимательно смотрит, чем зек там занимается. За первым зеком к туалету бежит второй, на смену ему - третий и так далее. Инструкция запрещает выпускать контингент по двое или по трое. Иначе уголовники могут броситься на конвой, обезоружить и затеять бунт.

Чем дальше уходит состав от средней полосы России, тем беднее становится растительность, суровее климат и длиннее отрезки между населенными пунктами. Если поезд взял курс на Заполярье, зек вряд ли "сделает ноги" под Воркутой или даже Печорой. Не привлекает его и таежная зона. Другими словами, на побег идут в первые дни этапа. Продолбить пол или перепилить стальной прут за это время сложно. Но возможно.

Часть 3. В тюрьме

Прибытие автозака

Автозак остановился: послышалось лясканье сдвигаемых ворот так называемого "шлюза"; машина въезжает в "шлюз" - закрываются первые ворота, и открываются еще одни. Автозак въезжает во двор тюрьмы. Все меняется: интонации голосов конвоя, лай овчарок, запахи. Если успеешь оглянуться вокруг, то увидишь иные цвета, иные камни. Конвоиры равнодушно-спокойны, однако в содружестве с тюремщиками могут "нагнать жути": напустить овчарку на кого-нибудь, наподдать прикладом по ребрам. Роптать бессмысленно: нагнетание жути" - испытанный элемент тюремной практики.
Боксы

Из автозака заключенные переходят в боксы: начинается "сборка". Боксы - небольшие камеры площадью от 1 квадратного метра с узкой скамьей или выступом вдоль стены. В них помещаются заключенные перед этапом, перед вводом в камеру, во время вызова к следователю или адвокату и т.п.
Сборка

Сборка - действие, мероприятие, аналогичное, скажем, одновременной записи данных новорожденного в роддоме и его регистрации в ЗАГСе. На "новорожденного" заводится дело; в специальную карту при нем заносятся его особые приметы, татуировки, шрам от аппендицита. Обязательно - дактилоскопия (отпечатки пальцев), медосмотр.

От первичного медосмотра в СИЗО (тюрьме) может зависеть очень многое.Занесенная в медкарту болезнь, а тем более инвалидность помогут выхлопотать медпомощь, лекарства на долгом пути от тюрьмы до зоны, а в самой зоне - получить соответствующую работу. Впрочем, раньше практиковалось снижение 1-й группы инвалидности до 2-й, 2-й - до третьей, а 3-й - до "возможности легкого труда".

Абсолютными льготами по инвалидности пользуются лишь явно увечные -безногие, слепые, безрукие или находящиеся в двух шагах от "гробового входа". Иногда и у одноногих отбирают деревянную ногу или протез - до этапа на зону, по усмотрению врачей.
Шмон в тюрьме

Шмон (обыск) в тюрьме резко отличается от поверхностного капэзэшного шмона. Из подошв обуви выдергивают супинатор (железную пластину, пригодную для изготовления заточки), заставляют присесть раздетого догола зека, раздвинуть ягодицы; ощупывается досконально вся одежда. Существует множество способов проноса денег и запрещенных предметов в тюрьму и зону, они достаточно подробно описаны в детективно-тюремной беллетристике. К тому же еще до тюремных ворот многие из этих способов становятся известны первоходочникам от бывалых людей. Как мы уже говорили, отбираются в основном предметы, могущие послужить орудием самоубийства и убийства. Впрочем, если и не хочется ни кончать с обственной жизнью, ни прерывать чужую, то все-таки запрещенный предмет - "мойка" (лезвие), гвоздь или катушка ниток дают ощущение некоей победы над тюрьмой, дают чувство свободы и независимости...
Стрижка

Парикмахер превращает гражданина в тюремного зека: борода, часто усы, вообще - волосы - состригаются, бреются. До суда по закону стричь наголо нельзя, но в тюрьме стрижка обычно аргументируется вшивостью, чесоткой и т.п. Между прочим, стриженный наголо подсудимый вызывает у судьи и "кивал" (народных заседателей) вполне закономерные ощущения. Лысая голова может обернуться лишним годом срока.
Фото

Фотограф увековечивает "нового человека" для тюремного дела и всевозможных регистрационных карт. В тюрьме все иное, особое - так и эти фотоизображения в фас и в профиль (необязательно даже быть лысым) превращают симпатичное лицо в преступный образ: меловые щеки полупокойника, остекленевшие глаза... Это касается не только фото на входе в тюрьму - фото для справки об освобождении точно такое же.
Транзитка

Часто после обработки отправляют в транзитную камеру. Там могут быть шконки для сна и отдыха (о них позднее), а могут - и старинные коммунальные нары в два этажа (они сохранились во многих пересыльных тюрьмах). Именно на сборке, а точнее - в боксах и в транзитных "хатах" (камерах) человек впервые сталкивается с законом и беззаконием (беспределом) тюремно-лагерного мира. Дело в том, что именно в транзитках зековский народ проходит сплошными потоками и исчезает в неизвестных направлениях. Сколачиваются временные группировки беспредельщиков, обирающие первоходочников и просто бессловесных зеков. Иногда происходят и кровавые разборки: встречаются фуфлыжник (должник) с кредитором, разномастные враги...
Баня, прожарка

Перед раскидкой по постоянным "хатам" (камерам) все зеки в обязательном порядке проходят две санитарные процедуры: баню и т.н. "прожарку". Зеков отправляют в баню, о которой мало что можно сказать; в некоторых тюрьмах это заведение вполне сравнимо с подобными заведениями на воле, в других - напоминают помывочный пункт эпохи военного коммунизма (кусочек мыла величиной с мизинец и никаких мочалок). Вещи едут на крючках в дезинфекционную прожарочную камеру (от вшей и т.п.). Вместе с вшами (если таковые имеются) гибнут также пластмассовые пуговицы, синтетические волокна; одежда приобретает изрядно помятый облик. Можно, конечно, договориться с зеком-обслугой: кто откажется от пачушки сигарет? И одежда останется целой. Но опять же и вши не пострадают...
Постельные принадлежности

Перед самым входом в "хату" государство выдает своему гражданину казенные атрибуты: постельное белье (две простыни, одеяло, наволочку), матрас, полотенце, иногда, зимой, нижнее белье (солдатские кальсоны с завязками внизу и нижняя рубаха, майка, трусы. Кальсоны эти мало кто носит, но зато они хорошо горят, доводя до кипения чифир в казенной алюминиевой кружке. Одеяло превращается в теплую безрукавочку; из простыни можно нарезать полосы для запуска "коня" в "хату" ниже этажом. Вычтут, конечно, за порчу какие-то деньги, но это когда будет! А польза - вот она, сей час!
Вход в камеру

Наконец по три-четыре человека ведут пупкари (надзиратели) по мрачным коридорам тюрьмы, передают коридорным дежурным. Звякают засовы, скрипят замки, открывается тяжелая дверь, покрытая стальным листом, - вы протискиваетесь, с трудом удерживая матрас и мешок, в камеру; пупкарь подталкивает, энергично запирает дверь - и на вас устремляется десяток пар глаз тех, с кем вам отныне придется делить тяготы и скромные радости тюремной жизни.

Сейчас во многих тюрьмах разрешены телевизоры. Если "хата" большая (в Бутырке, например), то телевизор не помеха. Но трудно представить "ящик" в маломерной и переполненной "хате" питерских "Крестов". (На тюремной "фене" (жаргоне) "телевизор" - шкафчик настенный без дверок, с полками, на которые кладутся пайки, кружки и все остальное, аналогичное.) Встреча новенького нынче происходит кое-где абсолютно равнодушно, без всякого интереса. По свидетельству очевидца - на его появление в "хате" никто даже не повернул головы, настолько "граждане" были увлечены просмотром очередного "сеанса" аэробики или шейпинга. (Кстати, "сеанс" по-тюремному - изображение женщины в обнаженном или полуобнаженном виде, эротика, порнография. Раньше это были открытки, рисунки, теперь же "сеанс" можно раскавычивать - слово обрело буквальное воплощение.)
"Хата" (камера)

Разные тюрьмы, разные "хаты". Тюремный закон - один для всех. Имею в виду не писанные на бумаге инструкции МВД и статьи Кодекса, а десятилетиями вырабатываемый негласный закон, или, как еще оворят, "понятия". Именно "понятия" (а они как бы шире закона) определяют основные принципы сосуществования огромного числа зеков России в тюрьмах и зонах. Знакомство с "понятиями" (или отсутствием таковых) начинается с тюремной камеры (хаты).

Многие "первоходочники", особенно - малолетки, уверены, что право сильного, практикуемое на улице (дискотеки, тусовки), - и есть основа тюремного закона. Результатом этого заблуждения является, например, так называемая "прописка", распространенная в "хатах" общего режима и у малолеток.

Изучение прибывшего в камеру начинается с расспросов о его биографии.Кто его родители, с кем дружил. Есть ли у него кличка. Кличка сама по себе создает определенное положительное отношение к нему. Если нет клички, то применяется обычай "кидать на решку", то есть кричать в окно: "Тюрьма, дай кликуху!" Если новичок соглашается на эти процедуры, всем становится ясно, что он - неопытный человек, и ему дается кличка, как правило, презрительная. Это первый шаг к подавлению и даже травле неопытного человека.

Следующим приемом проверки является реагирование, например, на брошенное полотенце, одежду и т.п. Если пришедший обладает познаниями в подлянке, то он должен не только не поднять этот предмет, но и наступить на него и вытереть ноги. Осведомленный о сущности подлянки не поднимет упавшее мыло во время туалета. Иногда при передаче мыла новичку подлянщик специально роняет его. Если новичок поднял его, то этим самым "поклонился" (покорился). Правило такое: "Не я ронял, не я должен поднимать".

Затем наступает следующий этап проверки такого новичка под видом различных игр, как правило сопряженных с физическим воздействием. Применяется игра в "Хитрого соседа". Суть ее заключается в том, что ему завязывают глаза, предупредив, что кто-то из двоих сокамерников будет бить его книгой по голове до тех пор, пока он не угадает бьющего. Однако удары наносят не двое, а сам распорядитель. Естественно, что не знающий этого подросток никогда не угадает ударяющего и "игра" может перерасти в избиение. Знающий этот обычай угадает с первого раза и будет избавлен от истязания.

Не менее жестокой является игра "Посчитать звезды". Новичку завязывают глаза, ставят на табурет, затем выбивают табурет из-под ног и спрашивают, сколько звезд он увидел при падении. В соответствии с названной цифрой он получает количество "морковок", т.е. ударов мокрым полотенцем, свернутым в жгут. Знающий еще до игры заявляет, что никаких звезд он не увидит, и освобождается от проверки.

Аналогичное назначение имеют и другие игры: "Солнышко", "Самосвал", "Лихой шофер", "Велосипед" и т.д.

После названных испытаний, если новичок не выдержал их, он зачисляется в разряд "чуханов".

Такому подростку под угрозой расправы предлагается на выбор либо чистить парашу, либо съесть кусок мыла. Если соглашается на первое предложение, его зачисляют в разряд "помоек", "ложкомоек". Во втором случае он становится "чушкарем".

В подлянке существует обычаи, с помощью которых лидеры обирают подростков. Так, намереваясь попросить новичка подать что-либо из ящика для продуктов, более опытный сокамерник кладет там, например, сахар так, чтобы он при открывании дверцы упал и таким образом "опоганился". Взамен "опоганенного" сахара он требует возмещения в многократном размере.
"Прописка"

Ни вопросы, ни загадки не требуют большого ума и сообразительности. На стене изображен тигр: "новенькому" предлагают подраться с ним, и он сбивает о стену кулаки до крови под насмешки сокамерников. (А всего-то навсего надо было сказать: "Пусть он первый ударит").

Могут спросить: кем хочешь быть, летчиком или шахтером? Если шахтером, то должен пролезть по полу под всеми шконками (После этого к тебе и относиться будут соответственно: под шконками спят "чушки", "петухи" и прочие "низкие" масти). Летчиком? Полезай наверх и прыгай вниз головой на шахматную доску с ферзем в центре. Конечно, удариться лбом о ферзя не дадут, поймают, но кто из новеньких знает об этом? "Прописка" хоть и груба, примитивна, но, конечно, скрашивает однообразное течение тюремной жизни. Беда в том, что она часто превращается в беспредел. Шуточная жестокость оборачивается жестокостью настоящей; нарушаются "понятия"; страдают в общем-то без вины виноватые...

На "прописку" есть и ограничения: она не делается зекам старшего возраста (примерно от тридцати лет), больным и т.д. Впрочем, нынче это "мероприятие" становится редким явлением в тюрьмах. "Прописки" и раньше-то не было в "хороших", "путевых", "правильных хатах"; здесь тоже развлекались, но преобладали в общем-то безобидные приколы.
"Правильная хата"

В такой "хате" живут по "понятиям". С тобой поздороваются, но не станут расспрашивать о перипетиях дела, а объяснят элементарные правила камерного распорядка (они во всех тюрьмах одинаковы в общих чертах, различаются лишь в мелочах).

Скажем, в "хатах" одной из тюрем "телевизоры" (шкафчики) были с шторками, поэтому садиться на "парашу" (унитаз) при открытых шторках было нельзя. Хотя во многих тюрьмах эти "телевизоры" вообще без шторок.

Правила жизни в "хате" вполне соответствуют обычным правилам общежития на воле. Во время еды других - не садись на унитаз; мой руки перед едой, не садись за стол в верхней одежде. Не свисти. Не плюй на пол. Аккуратно ешь хлеб, не роняй его, как и ложку ("весло"), кружку, шлюмку (тарелку).

Никто никому не прислуживает, никто никому ничего не должен. Камеру убирают все, в порядке очереди.

Чем строже режим, тем меньше мата. Не потому, что зеки, так сказать, "исправляются", перевоспитываются: меньше мата - меньше риска быть неправильно понятым. Вставленное в речь "для связки" известное слово "бля" может быть истолковано собеседником как оскорбление, имеющее прямой адрес. И уж тем более нельзя никого посылать на..., это тягчайшее из оскорблений. Поэтому, скажем, рецидивисты, отбывающие срок на особом режиме, почти не используют нецензурных выражений и беседуют в основном тихими и ровными голосами, никому не мешая и не вызывая отрицательных эмоций.

Настоящий зек стремится благоустроить свою жизнь с первых дней пребывания в неволе - в тюрьме. Кто-то наклеивает на стену возле шконки портрет эстрадной дивы ("сеанс"), другой кроит какие-то, казалось, бессмысленные занавесочки; третий утепляет одеяло кусками старого пальто - и т. д. и т. п. Все аккуратно разложено, никакого беспорядка в камере, никакой, по возможности, грязи. Никто не ставит ботинки под изголовье и не кладет носки под подушку...
Живность

Большое место в жизни зека занимает борьба с насекомыми, которых в тюрьме представляют в основном клопы и тараканы. С клопами борются огнем и водой: выжигают, поливают кипятком и т. д., но ненадолго отступив, кровососы переходят в контрнаступление еще большими силами: десантируются на людей с потолка, нападают маневренными группами по 8-10 клопов сразу. На место погибших "бойцов" тут же встают новые.

Иногда зековский коллектив не выдерживает в прямом смысле кровопролитной битвы и призывает на помощь химические войска в виде зека из хозобслуги, с резервуаром хлорофоса. Вместе с клопами под удар попадают и зеки, которых заталкивают в камеру через час после дезинфекции...

С тараканами бороться бесполезно, если они есть. В "Крестах", например, распространены тараканы большие и черные: настолько большие, что когда они грызут завалявшийся сухарик, то слышен зловещий хруст. Эти гиганты в общем безобидны; в некоторых "хатах" им давали имена.

Вши в тюрьме редкость; вшивого тут же выгоняют в прожарку вместе с матрасом сами зеки.

Мыши чаше всего забава, если, конечно, нет среди сокамерников чересчур рьяного мышененавистника... Крысы - такая же редкость, как и вши, а другой живности нет вовсе.
Досуг (поделки, приспособления)

Времени на досуг много - оно все твое. Заняться нечем: азартные игры - удовольствие не для всех, книги тоже. Многие мастерят из подручных материалов всевозможный ширпотреб: авторучки из носочных синтетических ниток, шахматные и иные фигурки из хлебного мякиша, окрашенного табачным пеплом, крестики из расплавленного полиэтилена.

Художники расписывают "марочки" (носовые платки): кому парусные корабли, кому портреты любимых, кому - Кинг-Конг, трахающий красавицу...

Можно сшить тапочки или утеплитель на поясницу - из одеяла; можно... Впрочем, нынешняя "демократизация" коснулась и тюрем: в некоторых СИЗО гонят самогон, заквашивая плесневеющий хлеб в полиэтиленовых кульках.

Во многих камерах есть телевизоры, они и скрашивают существование - футболом, боевиками и навязчивой эротикой музыкальных клипов.

Книги в тюрьме есть. Некоторые даже читают их: в основном это отечественная и зарубежная классика без многих страниц, использованных на самокрутки и на изготовление игральных карт. Можно выписать газеты и журналы. Раньше выписывали больше, теперь меньше: не та цена.

К "персоналу" тюрьмы относятся все, кто носит форму внутренних войск (надзиратели, корпусные старшины, оперативники-"кумовья", врачи и медсестры), а также зеки хозобслуги (баландеры пищеблока, разновидные шныри-уборщики, электрики и санитары, сантехники, банщики, парикмахеры и фотографы).

Зеков, оставленных отбывать срок в СИЗО, конечно, хорошо кормят - за счет остальной братвы, томящейся в душных камерах. Раздача пищи развратит любого: один баландер раздавал сахар, соорудив второе дно в ковшике и уменьшив пайку на треть; другой привязал к черпаку большую недоваренную рыбу, и всякий, кто видел эту рыбу через "кормушку", думал, что она попадет ему в шлюмку (миску). Однако рыба сваливалась вниз и висела на веревочке.

Персонал в форме намного ближе к зеку. В тюрьме строгих правил пупкарь (надзиратель) заглядывает в камеру через глазок довольно часто. Если что-то показалось подозрительным - открывает "кормушку" и смотрит через нее. Если происходит что-то из ряда вон выходящее - зовет подмогу и с ней входит в камеру.

Общение с соседней камерой везде осуществляется по-разному. Можно откачать в унитазе воду и общаться как по телефону, а то и передавать всякую всячину: курево, "малявы" и т.д. В одной из камер "Крестов" ухитрились разобрать кладку в вентиляционном отверстии и даже обменивались рукопожатиями. Можно склеить из газеты трубу и запускать стрелу с ниткой на решку противоположного корпуса (видел спецов: выдували стрелу очень далеко и очень точно). Менее распространено перестукивание, хотя это самый надежный способ.
Тридцать букв алфавита без "е" и мягкого и твердого знаков помещаются в такой таблице:

1 2 3 4 5 6
А Е л Р Х ы
Б Ж м С Ц э
В 3 н Т Ч ю
Г И о у Ш я
д К п ф Щ

- один удар - пауза - три удара - пауза - два... К примеру, буква "Д" пять ударов.

Что-либо просить у администрации чаще всего бесполезно. То, что тебе положено на законных основаниях, - они сами дадут, а исключение из правил делать не будут, даже если это допускается законом и инструкциями
МВД.

Можно объявить голодовку. Однако согласно "понятиям", ее нужно довести до конца. Так же как и в остальном: пригрозил - исполни, достал нож -бей. Жестоко, может быть, но иначе нельзя. Потому что снятая безрезультатная голодовка дает администрации повод не реагировать на подобные протесты других зеков.

Некоторые зеки вскрывают вены: на эти штуки менты перестали реагировать уже давно. Более впечатляет вскрытие брюшной полости и вываливание собственных кишок в алюминиевую шлюмку - перед изумленным и испуганным пупкарем. Но это для серьезных людей. К тому же существует точный способ исполнения этого действа, не все с ним знакомы. Это не харакири, не ножичком специальным делается, а заточенным "веслом" (ложкой)...Глотают и эти самые "весла" - с целью попасть в санчасть, уже в зоне - сварочные электроды.

Основные формы подавления в тюрьме и в зоне - карцер, пониженное питание, лишение передач и свиданий, физическое насилие, унижения различных видов, вплоть до угрозы перевода (в тюрьме) в "петушиную хату". Да и в некоторых зонах практикуются такие методы.

Нет ничего страшнее "пресс-хаты". Это специальная камера, в которой отсиживаются приговоренные (по тюремному закону) зеки: стукачи, фуфлыжники, крысятники и просто отмороженные мордовороты, возжелавшие вкусить возможных благ и боящиеся зоны как огня... Тут вытаптывают из "почтальона" воровскую маляву, денежный грев, выбивают показания или местонахождение денег из особо упрямых подследственных. Сплошь и рядом существование "пресс-хат" отрицается, но и подтверждается многочисленными свидетельствами прошедших этот ад земной.

Карцер - пониженное питание, холод (или жара), сырость и туберкулез в перспективе. И надзиратели в карцерах особые: некоторые поливают пол водой, другие - самого зека... Лучше не попадать в карцер или в ШИЗО (в зоне); впрочем, лучше вообще не садиться в тюрьму.

Противостоять беспределу "администрации" можно лишь с помощью полного спокойствия во всем, при любом проявлении протеста: будь это законные жалобы и заявления или "незаконные" глотания электродов. Тут зеку ничего не потребно, кроме собственной воли, хотя с Божьей помощью лучше обойтись без насилия над своими внутренними органами и больше давить на внутренние органы "системы".

Часть 4. Разделение заключенных: касты, масти, разряды

В местах лишения свободы заключенные делятся на несколько довольно замкнутых групп. Это блатные, мужики, козлы и неприкасаемые, парии тюрьмы и зоны - петухи (гребни, пивни, шкварные, опущенные, обиженные), пернатые, кочеты и т.д. и т.п. Первый закон воровского братства запрещал вору трудиться. На свободе он должен воровать, в лагере - сидеть, причем в прямом смысле. Прибыв в зону, вор сразу же попадал в отрицали, нарушая режим и отказываясь работать. Воры новой формации в большинстве случаев предпочитают работать. Они учреждают фирмы и компании, открывают сеть ресторанов и казино (как это сделал московский вор в законе Витя Калина, получивший корону не без помощи самого Япончика). Известны случаи, когда преуспевающие российские банки приглашали на работу воров в законе. Авторитет занимал должность руководителя службы безопасности и сам устанавливал себе месячное жалование. Торг, как правило, был неуместен. Взамен вор возвращал банку долги. Он даже в руки не брал гражданско-процессуальный кодекс. Ему было достаточно лишь названия фирмы-должника и фамилии директора. Второе классическое правило воровского братства - не имей семьи. До 70-х годов законникам запрещалось жениться, иметь детей и даже поддерживать связь с родителями. Считается, что известная татуировка "Не забуду мать родную" имеет несколько иной смысл. Под "матерью" понималась воровская семья, которая вскормила и воспитала авторитета. Сегодняшнему вору в законе позволяют жениться, заводить детей и чтить родителей. Иногда отец или мать даже помогают добыть сыну воровской венец. Так было с Витей Калиной, мать которого была связана с Вячеславом Иваньковым - "Японцем". Воровской устав запрещал законнику окружать себя дорогими вещами - особняком, автомобилем и тому подобным, носить любые украшения (единственным украшением должна быть лишь татуировка) и копить личные деньги. Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии "Джентльмены удачи": "Ты - вор. Украл, выпил - в тюрьму. Украл, выпил - в тюрьму". Действительно, часть своей добычи законник отдавал в общак, а на остальные - гулял. Разгульная жизнь обычно длилась не более года. Затем вор был обязан возвратиться в "дом родной": сначала в СИЗО, затем в зону. Это правило оказалось едва ли не самым болезненным для законника. Сегодняшний вор разъезжает в шедеврах мирового автомобилестроения, возводит трехэтажные особняки, в просторечии называемые "спортзалы". Он окружает себя телохранителями, ибо жизнь законника еще никогда не была в такой опасности, как сегодня (самому же вору до сих пор запрещено носить какое-либо оружие). Чтобы стать вором в законе, мало быть уголовным авторитетом и чтить воровской кодекс. Нужно пройти коронацию, или посвящение в законники. Это непросто - нужно соблюсти ряд формальностей, которые сохранились и по сей день. Например, авторитет, положенец или пацан, входящий в окружение законников, замахнулся на воровской титул. Прежде всего, ему нужно заручиться двумя письменными рекомендациями от воров в законе. Причем законный стаж поручителей должен быть не менее трех (по другой информации - пяти) лет. После этого кандидат сообщает ворам о своих намерениях. По всем тюрьмам, следственным изоляторам и колониям рассылаются письма - малявы, они - же - ксивы. В них сообщается, что имярек по кличке такой-то собирается короноваться. Письма идут дорогой - тайной лагерной почтой, которая не менее оперативна, чем обычная почтовая связь. Каждый, кто знает о кандидате что-нибудь нелицеприятное, случай, порочащий воровскую честь, должен немедленно сообщить в "отдел коронации". Вспоминаются грешки и двадцатилетней давности. Авторы рекомендательных маляв в ответе за тех, кого рекомендуют. Поэтому кандидату очень сложно скрыть характерную историю из своей биографии. Рано или поздно она станет всеобщим достоянием. Многие не проходят эту дистанцию и получают прозвище сухарей. Вторая попытка, как правило, также заканчивается неудачей. Если же претендент достоин воровской короны, назначается коронация. Ее могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. О деталях самого процесса известно немногое. О самой воровской короне также ничего не известно. Скорее всего, это символ, а не ритуальный инструмент. Далее следует клятва новоиспеченного вора в законе. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом - "смерть за измену". В воровском клане существуют еще наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орел с короной над головой (его накалывают на груди), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации. "Симулировать" вора в законе невозможно, не говоря уже о том, что очень опасно. Вора, прежде всего, выдают манеры, нажитые годами. Он ведет себя как законник, лишь переступив порог СИЗО или колонии. К тому же зэки узнают о его прибытии еще раньше. Это - закон преступного мира. Пока вор едет по этапу, для него уже готовят нары возле окна и достают "смокинг" - лагерную униформу поопрятней (зона обязана знать габариты прибывающего лидера). В тумбочке - двойной паек и курево. К чудесам воровской коронации в 80-х годах прибавилось еще одно чудо - статус вора в законе можно просто купить. И не за большие деньги, а за очень большие деньги, которые вносятся в общак. Известны случаи, когда богатые криминальные авторитеты получали венец без единой ходки в зону. К деньгам добавляли воровской венец не только по идейным понятиям. Во-первых, авторитет, рэкетирующий фирмы и отмывающий деньги через банковские счета, уже не мог быть потесненным конкурентами, что называется, за здорово живешь. За вором теперь стоял мощный клан с длинными руками и многолетним опытом человеческого истребления. Когда погибает законник, воровской мир начинает свое расследование и выносит свой приговор. Согласно обычаю, за смертью вора должна следовать смерть убийцы. При заказной ликвидации ищут и убивают как заказчика, так и исполнителя. Во-вторых, вор становился смотрящим на каком-то хлебном участке (иногда участком был целый район или даже область), выбивая деньги на общак. В-третьих, вора могут пригласить для разрешения споров, часто хозяйственных, между преступными группировками ("как скажет - так и будет"). И, наконец, четвертая выгода. Фартовая воровская жизнь может когданибудь дать трещину, и законнику придется идти в зону. Гораздо приятнее это делать коронованным, чем обычным криминальным авторитетом. Но в "поправке" есть один недостаток. Специалисты из МВД считают, что воры, коронованные за деньги (их называют скороспелками), умирают чаще, чем воры классические. Судить о причинах никто не берется.

Блатные санкции

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия -свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Тем более, что иногда просто пытаются совместить приятное и полезное. Если это похороны законника, то сходка не только проводит товарища в последний путь, но и решит, кто займет вакантное место. О "повестке дня" большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходняках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателем, передел зон влияния, очередной претендент на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной - группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от "повестки дня", от важности вопроса, который будет обсуждаться. Сходку назначают и в зоне, чтобы решить насущный вопрос, не ожидая звонка. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение, опять-таки, выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. Там братва могла расслабиться, выпить за редкую встречу и уж потом приступить к делам. Здесь же в одной из палат порой вручалась и воровская корона. Без оперативной связи воровской клан не выжил бы. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Воровская почта родилась еще до революции. "Малины" общались между собой с помощью связного, который был неприкасаемым. Независимо от текста письма, ударить курьера, а тем более убить, никто не смел. В своих посланиях паханы (главари) воровских группировок договаривались о совместных налетах, сообщали о стукачах и просто делились новостями. Тогда же стали выращивать и голубей, используя их в роли связного. Вскоре письма стали шифровать. Воровской жаргон стал первым способом шифровки такой информации. Затем возникла нательная символика - татуировки. В зоне общаться сложнее. Тюремно-лагерные дороги - связные каналы -существуют десятилетиями. Каждая камера СИЗО или тюрьмы подключена к дороге. Если камера не имеет связи, ее называют пустой или лунявой. В ней содержатся стукачи, обиженные и опущенные, с которыми держать связь считается западлом. По наружной стене здания протянуты длинные веревки: вертикальные и горизонтальные. По этим веревкам постоянно гонят коней - передают мешочки, где спрятаны малява, сигареты или деньги. Иногда малявы шифруются, а иногда и нет: все зависит от ее важности. Письмо обычно шифруют с помощью буквенного кода. По дороге идет полная белиберда, но адресат знает, что значение имеет лишь пятая (вторая, шестая) буква. Шифр могут усложнить решеткой - специальным шаблоном, который поворачивается по тексту в нужном направлении. У каждого рецидивиста есть свой графический опознавательный знак, который ставится вместо подписи. Вор может ограничиться и своей кличкой в конце малявы. Но лучшая связь - через контролеров. Если сотрудника СИЗО или тюрьмы нельзя подкупить, его шантажируют. Бабки общаковые Воровской клан напоминает громадное предприятие с мощным капиталом, опытными кадрами, региональными представителями и уставом. Управляет фирмой воровской совет - сходняк. Как и любая фирма, воровской клан имеет свои кассы. Общаки бывают двух видов - лагерные и свободные. Лагерная касса формируется внутри зоны и служит для грева карцеров и изоляторов, подкупа кумов, закупок спиртного и наркотиков, а также для личных расходов лидера, В каждом отряде существуют шнифты - местные кассы, за которые головой отвечают шнифтари - группа зэков, назначенных вором в законе. Они и собирают со всего отряда дань на общак: сигареты, чай, продукты, деньги и разную туалетную утварь. Размер дани устанавливает сходка. Помимо общих поборов, берется налог с карточных игр. В 70-х годах за каждый стук (игру) в очко зэки отчисляли рубль, буру - два рубля, терц -пять. Налог оплачивал проигравший. Любого, кто надругается над общаком - запустит лапу или обчистит - ждала смерть. Когда воровские ревизоры выявляли недостачу, начиналось целое расследование. Обычно спрашивали с кассира. Иногда общаковые деньги замораживали - клали на длительное хранение. Например, их могли закопать на кладбище под видом свежей могилы. Сегодня, по мнению оперработников, воры стараются хранить наличность, притом твердую валюту, которая в меньшей степени подвержена инфляции. Такую кассу охраняют не один и не два человека. По некоторым данным, число хранителей свободного общака порой достигает двадцати бойцов, которых выбирают на сходняке. Стеречь кассу - дело почетное и довольно прибыльное. Эту миссию поручают фанатикам, самым преданным воровскому делу законникам. О месте хранения денег и способе их получения знает лишь охрана (ее называют сообщаковой братвой). Они ложится на дно и живет на конспиративных квартирах по фальшивым паспортам. Система безопасности общака продумывается настолько, что заговор внутри сообщаковой братвы ничего не даст. Притом воры-охранники имеют право убить любого законника, даже самого авторитетного, который попытается запустить руку в кассу. Разрешаются разборки и внутри охраны, вплоть до ликвидации. Лагерный общак не идет ни в какое сравнение со свободным общаком, который оперирует миллионами долларов. Один авторитетнейший законник после прибытия в США получил от долгопрудненских воров почти 400 тысяч долларов для "поддержания штанов". Говорят, что, получив сумму, вор разочарованно вздохнул: он ожидал больше. Пацаны, шестерки, быки и громоотводы - лагерная прислуга вора в законе. Нередко они служат законникам и на свободе, но там их услуги иного характера. В этом ряду самое выгодное положение у пацанов. К пацанам относят отрицал, симпатизирующих ворам. Когда вор размораживает зону, то есть затевает массовые беспорядки, пацаны служат ударной силой, подстрекая мужиков на пьянство и саботаж. Мужиками (или работягами) называют тех, кто стал на путь исправления, добросовестно работает и не конфликтует с персоналом ИТК. В мужики чаще всего попадают зэки, осужденные впервые, цеховики и расхитители, далекие от примитивной уголовщины. Мужики записываются в актив, пытаясь заслужить досрочное освобождение. В колонии создаются два мощных лагеря из пацанов и мужиков. Новичок, если он не "профессионал", должен принять одну из сторон. Во время лагерных бунтов пацаны по заданию авторитета не пускают мужиков в промзону, спаивают их водкой (иногда насильно) и провоцируют на драки. Мужики менее организованы и на массовый отпор не идут. Наиболее преданных и авторитетных пацанов воры берут в свое окружение. Особое внимание уделяют молодежи, из которой выковывается достойная смена. Пацана могут признать положением, то есть потенциальным кандидатом на воровской венец. Многие клятвы во время коронации начинались словами: "Я как пацан, который хочет служить воровскому братству..." Шестерки служат для общих услуг: передают записки) собирают деньги, ежедневно проводят влажную уборку возле нар вора, достают сигареты и спиртное, доносят о непорядке, трудятся за вора в промзоне, обстирывают и даже вслух читают книги. На свободе многие шестерки становятся паханами и возглавляют преступные группы. Некто Григорий Вербило в ИТК-29 прислуживал вору в законе, три года давал за него план в арматурном цехе и брал на себя все режимные провины законника. Выйдя из зоны, Вербило открыл в Челябинске фирму и стал торговать спиртным. Он ездил на иномарке и имел двоих телохранителей. Через год Гриша загремел в СИЗО за мошенничество и наркотики, которые нашли при обыске. Получив десять лет, он отправился в ИТК и опять попал в пристяжь: там свои порядки и обычаи. В зоне шестерки обязаны защищать вора, исполняя роль телохранителей. В случае его несанкционированного убийства или увечья отвечает пристяжь. Авторитеты часто набирают в прислугу лиц, имеющих опыт охранной деятельности. Быки - прямые исполнители наказаний. Их также называют солдатами и посылают туда, где нужна грубая физическая сила. К примеру, опустить, отдубасить, а иногда и прикончить неугодного зэка. Ряды быков стараются пополнять здоровенными детинами, которые могут напугать впечатлительного мужика или суку одним своим видом. Умом быки не блещут, и среди них даже встречаются дебилы, признанные судебными экспертами психически здоровыми. Самые опасные среди быков - так называемые торпеды. Это смертники, "камикадзе", которые выполняют задание любой ценой, даже если придется расстаться с жизнью. В торпеды может попасть карточный игрок, проигравший свою жизнь. Такие игры очень популярны у преступников и называются "Три звездочки" (иногда "Три косточки"). Если "камикадзе" отказывается выполнить приказ, то есть вернуть карточный долг, он об этом быстро жалеет. Торпеды могут убивать не только в зоне, но и на воле. Но заказ на ликвидацию должен быть изначально выполним. Если победитель поручит зарезать главу африканской республики или прикончить "объект" на днях где-то в Череповце, когда торпеде еще три года до звонка, - это западло. Иногда торпедам поручают убить милиционера, прокурора или госдеятеля (скажем, депутата). В таких случаях шансы получить "вышку" возрастают до предела. Поэтому перед смертельным коном игроки нередко оговаривают все нюансы. И, наконец, последний представитель воровской пристяжи - громоотвод. Он защищает авторитета с юридической стороны: берет на себя его преступления. Подставу стараются проводить очень тщательно и грамотно, так как самих признаний громоотвода для следствия мало. Следователь может; пришить и липовое дело, записав плюс в свой актив, но тогда оно имеет большие шансы развалиться на суде. Роль громоотводов могут исполнять шестерки или торпеды, реже быки и пацаны. Самая презираемая каста зоны - опущенные и обиженные. В нее попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные за половые преступления, и жертвы насилия в самой зоне. Опушенных называют петухами, маргаритками, вафлерами и отводят для них отдельную территорию, так называемый петушиный угол. В казарме петухи ложатся у дверей, в камере - у параши или под нарами. Иногда их заставляют сооружать ширмочки, дабы полностью оградиться от лагерного изгоя. В столовой есть петушиные столы и лавки, где питаются лишь опущенные. Если обычный зэк сядет в петушиное гнездо, он становится законтаченным и лишается былого уважения. Прибыв в ИТК или СИЗО, опытный уголовник прежде всего выясняет для себя, где ютится обиженная братия, чтобы не сесть в лужу. Петух обычно меченый: одет неопрятно и грязен (ему запрещается мыться в бане и туалетных комнатах вместе со всеми). В столовой он пользуется специальной посудой: в мисках, кружках и ложках сверлятся дырки, и, чтобы суп или чай не выливался, петух затыкает дырку пальцем. Уголовники часто вместо "опустили" говорят "подарили тарелочку с дырочкой". Опущенным и обиженным поручают самую мерзкую работу: чистить туалет, выносить парашу, обслуживать помойные ямы. Если петух отказывается, его могут избить ногами (бить руками нельзя), окунуть лицом в парашу, или даже убить. Многие опущенные не выдерживают истязаний и сводят счеты с жизнью. Разговаривать с петухом - западло, общаться с ним можно лишь половым путем. Идти в промзону бедняга обязан в хвосте колонны, ему запрещено приближаться к нормальному зэку ближе, чем на три шага, а тем более -заводить разговор. Петух обязан уступать дорогу, плотно прижимаясь к стене. Любой огрех чреват мордобоем. Причин для опускания много. Сделать отбросом зоны могут еще в следственном изоляторе, притом лишь за то, что ты нагрубил авторитету или стал качать свои права. Как правило, такое допускают новички, привыкшие командовать на свободе. Бывали случаи, когда "дарили тарелку с дыркой" за внешний вид, скажем, за смазливость, жеманность или чрезмерную интеллигентность. Пассивные гомосексуалисты и насильники малолетних попадали в касту автоматически. Сокамерники еще в СИЗО узнают сексуальную ориентацию и статью, по которой обвиняется "новобранец". Пассивного педераста зона метит татуировкой - выкалывает синяк под глазом или наносит определенный рисунок. Утаить клеймо практически невозможно, и петух остается им на вечные времена. Прибывая в очередной раз в СИЗО или НТК, он обязан прежде всего уточнить, где здесь петушиный угол. В случае утаивания и обмана опущенного могут убить те, кого он законтачил своим общением. К обиженным относят зэков, которых отвергли, но не опустили. Например, законтаченных в общении с петухами, карточных должников, отцеубийц, развратников или просто доходягу, не умеющего за себя постоять. Таких называют парашниками. Они по лагерному рангу выше петухов, но уборка туалета их не минует. Парашника в любой момент могут наградить посудой с дырками. Опускание - процесс стандартный: двое или трое держат, один насилует. Иногда жертве цепляют на спину порнографический снимок для возбуждения. Если кандидата в петухи скрутить не удалось, пускаются на хитрость. Дождавшись, пока он заснет, зэки мастурбируют на его лицо или проводят членом по губам. После этого по лагерю или СИЗО объявляется, что полку вафлеров прибыло. Так поступали с бандитами, пошедшими против воров. Долгое время опущенные были полностью бесправными. Их ставили ниже легавых, сук и козлов. Но их клан стал приспосабливаться к зоне, создавать свой устав и свою иерархию. Это происходило не во всех лагерях и тюрьмах. Опытные зэки считали, что больше всего петухов на общем и усиленном режимах, и называли такие зоны козлиными. Чем строже режим, утверждали они, тем меньше вафлеров и больше шансов им выжить. Но самым любопытным является то, что петухи, пытаясь выжить, заставили с собой считаться. Они стали защищаться после того, как истязания достигли апогея: их заставляли есть испражнения и языком вылизывать парашу. Доведенная до отчаяния жертва шла на самоубийство, но не обычным путем. Петух выбирал наиболее злобного уголовника и бросался ему на шею, целуя и облизывая. Шокированный зэк убивал или калечил изгоя, но сам становился законтаченным. Былое уважение мигом улетучивалось, и посрамленный уголовник вскоре пополнял ряды обиженных. Выйдя из ИТК на свободу, парашники, козлы и петухи становились серьезной опасностью для воров. Лагерные унижения порождали у большинства из них чувство ненависти, а у многих - желание отомстить. Опущенные бандиты вновь брались за оружие и начинали охотиться за ворами и их окружением: шестерками, быками, пацанами. Порой погибали те, кто лишь упоминал о своей связи с ворами. Симуляцию болезни или намеренное членовредительство зэки называют мостырками (или мастырками). Их перечень настолько объемен, что потянул бы на хороший сборник лагерных рецептов. К чуть ли не повседневным рецептам относилось обильное потребление воды, которое могло закончиться водянкой. Чтобы вызвать жажду, зэки ели соль целыми кусками. Учащенное сердцебиение вызывалось водным настоем табака, который пили три раза в день. Чтобы сымитировать тяжелую гнойную рану, зэк разрезал кожу и вводил в надрез нитку, которой чистил зубы. Инфекция делала свое дело, и спустя два-три дня рана пугала самого симулянта. Болезненным, но эффективным, считалось прижигание полового члена. Морщась от боли, зэк обрабатывал детородный орган горящей сигаретой. Ранки смахивали на сифилисные язвы, и мостырщик отправлялся в венерическое отделение. Симуляция гонореи переносилась не менее болезненно: в мочеиспускательный канал с помощью шприца вводили жидкое мыло, вызывающее раздражение слизистой и подозрительные выделения. Если кипяток лить на ногу или руку не прямиком, а через тряпку, обваренная кожа напоминает своей припухлостью и равномерной краснотой гангрену. Острое кишечное отравление или дизентерию имитировали тем, что съедали несколько кусков обычного мыла. Кто не мог проглотить мыло, пил мыльный раствор. Через несколько часов появлялись рези в животе и сильный понос. Желающие получить высокую температуру вводили под кожу керосин. Кроме температуры, появлялись фурункулы, которые также можно было использовать при выборе "диагноза". В сустав руки или ноги загонялись иглы. Сустав распухал, синел и подпадал под признаки перелома конечности. Высококлассная мостырка определялась лишь рентгеном. Доходило и до намеренного членовредительства. Во время сильных морозов из окна выставлялись пальцы рук (реже ног). Отморожение часто заканчивалось ампутацией пальцев или даже кисти. Глотались зубные щетки, гвозди, ложки. Бывало, зэки собственноручно отсекали пальцы, мостыря производственное увечье. "Ремонт болтов" Так называют в зоне подпольную операцию по вживлению в половой член пластмассового шарика, призванного подарить партнерше или партнеру незабываемые ощущения. Подобное хирургическое вмешательство в мужское достоинство наблюдалось еще в дореволюционных допрах. Спустя полвека, способы и инструментарий лагерных "хирургов" не изменились. Несмотря на болезненность операции и ее осложнения. Пластмассовый шарик, вживляемый в член, назывался спутником. Спутник помещался не один (стоило ли из-за одного затевать всю возню?), а две-три такие крупные фасолины делали пенис скорее орудием пытки, чем наслаждения. Обладатели спутников любили рассказывать, как кричали от счастья их подруги. Теперь о самой операции. В большом грязно-буром куске хозяйственного мыла аккуратно вырезали маленькое отверстие. Вместо ножа зэки использовали черенок алюминиевой ложки, остро заточенный о бетонный пол. Над вырезанной в мыле ямкой плавили на горящей спичке целлофановый пакет. Издавая мерзкий запах и пуская едкий дым, пакет плавился и капал в отверстие. Когда ямка заполнялась, зэки ждали, пока целлофановая масса остынет. Затем кусок мыла разрезался тем же черенком от ложки и вытаскивался образовавшийся твердый сгусток, который начинали долго-долго шлифовать о бетонный пол камеры. Терли кусочек до тех пор, пока он не превращался в большую гладкую фасолину. После этого за дело брался местный "хирург". Его основной инструмент - обточенная ручка от зубной щетки. Бритву использовать нельзя: надрез должен быть рваным и неровным. Пациент клал член на стол, за которым обычно камера ела, и двумя пальцами оттягивал на нем, распластывая по столу, кожу у основания головки. Эксперт по спутникам наставлял острие ручки зубной щетки и сильно бил сверху. В роли молотка фигурировал самый толстый том из книг, находящихся в камере. Ассистент (эксперт-оператор), не обращая внимания на кровь, быстро заталкивал в рваную щель фасолину-спутник. Рану немедленно засыпали растолченной таблеткой белого стрептоцида и перевязывали подручной тряпкой. Часто бинтом служила разорванная майка.

Часть 5. Нательная живопись

Распространение клейма на теле преступников началось по инициативе государственных органов много веков назад. Отличительный знак обычно наносился на лицо (у женщин - на грудь Или плечо) и мало чем напоминал произведение искусства. Скажем, на лбу российского каторжанина выжигался знак, в котором угадывалось слово "кат". Со временем уголовный клан помог сыскным структурам и сам стал метить своих представителей. В начале XX века татуировки получили распространение на Сахалине, в Петрограде, Москве, и в основном среди воров. Нательный рисунок имел скрытый смысл и указывал прежде всего на принадлежность к конкретной преступной группе. Это помогало быстро установить связь с вором своей масти.

Существует несколько способов нанесения татуировки в зоне. Лучшим и непревзойденным красящим веществом считается китайская тушь. Но долгие десятилетия она была недоступной для большинства зэков. На ранних этапах ИТУ использовали пасту для шариковых ручек или, на худой конец, тушь, приготовленную из сажи, сахара и мочи. Инструментом для введения красителя служила обыкновенная спичка, к которой нитками приматывались две-три швейные иглы. Если же игл в камере не было, использовались скобы тетрадей или книг. Их разгибали и затачивали о бетонный пол или стену. Более удачным инструментом считались медицинская игла или шприц, в которые можно было заправить тушь.

Первое неудобство татуировки проявляется спустя несколько часов. Краснеет и вспухает кожа, усиливается боль, может повыситься температура. Если опасную инфекцию не занесли, болезненный процесс длится от нескольких дней до нескольких недель: каждый организм реагирует на инородное вещество по-своему. Но случалось, что вместе с иглами или тушью в организм попадали венерические заболевания или другая инфекция. Владелец татуировки попадал в санчасть. Доходило и до хирургического вмешательства, когда клейменому пациенту с диагнозом "гангрена" ампутировали конечность. В худшем случае он погибал от заражения крови.

Татуировки разделяют и по расположению их на теле. Самым популярным местом для живописи остается грудь. На ней размещаются обнаженные женщины, соборы, лики святых, библейские персонажи, черепа, животные (в том числе тигры и львы), черти, могильные кресты, распятия, портреты вождей, птицы, пауки, звезды лагерных лидеров, рыцари и гладиаторы. Спина служит для церковных колоколов, подков, пауков, музыкальных инструментов, скелетов, гладиаторских поединков. На руках и ногах выкалывают кинжалы, змей, кандалы, якоря, корабли, опять-таки пауков, наколенные звезды отрицал.

И, наконец, голова. На лоб наносят свастику, все тех же пауков, аббревиатуры, короткие фразы, цифры (даты или статьи Уголовного кодекса). Текстовые татуировки (аббревиатуры, афоризмы и блатные изречения) встречаются на всех частях тела, включая веки и половые органы. Можно систематизировать наколки по манере и сложности исполнения: художественные, фрагментарные, орнаментальные, символические, текстовые.

Художественную татуировку обычно наносит "гравер" высшего разряда. Она требует усложненного инструмента и детальной проработки. При умелом подходе на теле рождается целая панорама. Особенно преуспела в художественной нательной живописи французская школа, впервые применившая цветную тушь.

Сводный каталог

Во многих мужских татуировках фигурируют женщины. При этом рисунок совсем не обязательно символизирует любовь или лирические чувства. Для уголовной живописи характерно отсутствие смысловой привязки к рисунку или тексту. Полуобнаженная женщина с цветком может символизировать жестокость, благозвучное "БОГ" означает "был осужден государством", а наколка кота указывает на "коренного обитателя тюрьмы".

В этой главе приведен показательный каталог татуировок, которые чаще всего встречались среди профессиональных уголовников.

1. Полуобнаженная женщина в гусарском одеянии, сидящая на пушке с горящим факелом в руке. "В мире прекрасны два явления - любовь и смерть".

Символизирует верность женщине и скрытую угрозу мести за измену. Наносится на грудь или спину.

2. Обнаженная женщина, привязанная к пылающему столбу. "Смерть за измену". Означает, что носитель наколки был осужден за убийство женщины.Поленья могут означать срок наказания. Место татуировки - грудь, бедро.

3. Палач, казнящий обнаженных женщин. Татуировка иногда дополняется аббревиатурой "БОГ" (см.). Символизирует ненависть к законам и админорганам.

4. Женщина и дьявол. "Любовь и ненависть (добро и зло) всегда рядом".

Означает, что владелец татуировки попал в места лишения свободы из-за женщины. Наносится на грудь или бедро.

5. Женщина на крыльях. Татуировка небольшого размера, наносится на запястье. Символизирует удачу, фарт, случайное везение. Чаще всего встречается у воров.

6. Обнаженная женщина с горящим факелом в руке, тюремная решетка, змея, крест, человеческий череп, топор, Деньги/Ничто не вечно в этом мире". "На все воля Божья". Татуировка лагерного авторитета. Может сопровождаться текстом о бренности мирского существования. Наносится только на грудь.

7. Фрагмент колючей проводки. Обобщенный символ, указывающий на то, что владелец татуировки прошел исправительно-трудовое учреждение. Наносится на запястье.

8. Палач с топором, полуобнаженная женщина, плаха. Татуировка встречается у лиц, осужденных за убийство родственника (или родственников). Вторичное значение - "Смерть изменнице". Наносится на грудь.

9. Средневековый шлем. Символ борьбы, братства, решимости. Вначале наносился лишь на запястье, теперь встречается на плече и бедре. Указывает на вора или грабителя.

10. Штык. Старейший символ воровского мира. Символизировал угрозу, предостережение, силу. Наносился на запястье, предплечье, иногда на бедро. Татуировка встречалась среди рецидивистов. Сегодня наблюдается крайне релко.

11. Обнаженная женщина, распятая на кресте с надписью "Аминь". "Я сполна отомстил за измену". Абстрагированный символ мести (не обязательно женщине). Наколка наблюдается среди воровских лидеров и наносится на грудь или бедро.

12. Тюремная решетка, роза и кинжал. Хозяин наколки отбывал срок за хулиганство в воспитательно-трудовой колонии. Наносят на предплечье или плечо. Если кинжал и роза без решетки - "Кровь за измену".

13. Голова девушки. Совершеннолетие встретил в ВТК". Место татуировки - плечо, реже - грудь.

14. Обнаженная женщина на крылатом колесе. "Колесо фортуны". Символизирует веру в удачу. Наносят на грудь.

15. Череп, пробитый кинжалом, роза, змея, обвивающая кинжал. Воровской символ. "Наша жизнь - борьба". Корона над змеей указывает на татуировку воровского авторитета - вора в законе, положенца, смотрящего.

Встречается на плече, реже - на груди.

16. Крест с цепью. Выкалывается в верхней части груди и указывает на веру в свой рок. Если крест изображен в виде трефовой масти, то хозяин наколки - вор.

17. Обнаженная женщина, обвитая змеей, с яблоком в руке. Библейский сюжет о змее-искусителе. "На преступление толкнула женщина". "Женщина-искуситель". Наносится на грудь, плечо. Татуировка иногда встречается среди пассивных гомосексуалистов (обычно на спине).

18. Рука с тюльпаном, обвитая колючей проводкой. "В ВТК встретил 16 лет". Место татуировки - плечо.

19. Руки в кандалах, держащие розу. "18 лет встретил в ВТК" (кандалы символизируют "полноценного уголовника"). Наносят на плечо. Две последние татуировки распространены также среди женщин.

20. Русалка на якоре. Встречается у моряков и у лиц, отбывавших наказание за изнасилование или развратные действия. Реже наблюдается у пассивных гомосексуалистов. Татуировка наносится на грудь или спину.

21. Вилы. Один из старейших преступных символов России. Сначала он служил отличительным знаком крупных малин и воровских авторитетов. Его оставляли на тюремных стенах, используя как средство связи. Позже стал наноситься на плечо, бедро или предплечье. Символизирует угрозу, силу. Сейчас встречается редко.

22. Восьмиконечная звезда. Татуировка лагерных авторитетов - воров в законе, отрицал, паханое. Наносится под ключицу.

23. Полуобнаженная женщина, сидящая на магическом шаре. Над головой полумесяц. Символизирует веру в потусторонние силы. Наносится на грудь и на спину. Встречается у мусульман и евреев.

24. Медведь, держащий средневековый топор с изображением трефовой масти. Указывает на медвежатника - взломщика. Может также означать, что осужденный отбывал наказание на "лесоповале" - в ИТУ, специализирующихся на заготовках леса. "Закон - тайга, черпак - норма, медведь - прокурор".

25. Скрещенные стрела и ключ. Символ квартирного вора - домушника. Наносится на предплечье или бедро. 26. Женщина с обнаженной грудью и прижатым к губам указательным пальцем. "Silentium!" - "Молчание!" Символизирует недоверие к женщине. "Пока в миру существуют женщины, тайн не

будет". Наносится на грудь.

27. Звезда Давида, обвитая крылатой змеей. Владелец татуировки - еврей и принадлежит "крылатым" - лагерным авторитетам.

28. Сабля без ножен. Татуировка символизирует агрессивность и тайную угрозу. Наносится на предплечье, запястье. Сабля в ножнах означает, что уголовник "завязал". Встречается очень редко.

29. "He люби деньги - погубят, не люби женщин - обманут, а люби Бога (или свободу)".

30. Женщина, пистолет, деньги, бутылка, шприц, нож, карты. "Вот, что мы любим" или "Вот, что нас губит". Символизирует разгульную жизнь, расточительство.

31. Лев в окружении средневекового оружия - меча, топора, лука, стрел, булавы. Символизирует силу и власть. Лежащая перед львом книга означает мудрость. "Жесток, но справедлив". Татуировка авторитетов. На

носится почти всегда на грудь.

32. Летящий демон. Рисунок может дополняться надписью "Fatum" (рок). Наносится на грудь и означает жестокость. "Мой бог - злой Демон". "Грехи оплатит сатана". Встречается у быков, бойцов, отрицал.

33 и 34. Татуировки наркоманов. Джинн, вылетающий из кувшина. Наносится на грудь, плечо или переднюю часть бедра. Паук в паутине может выкалываться на голове под волосами. Паук без паутины означает карманника.

35. Три карты, пробитые стрелой. Нательный знак карточных шулеров.

36. Орел на вершине горы. Символ власти и свободы. Татуировка лагерных авторитетов.

37. Черт. Наколка относится к так называемым "оскалам" и символизирует ненависть к административным структурам. Наносят на грудь. Сопровождается текстами антигосударственного содержания.

38. Амур с луком, змей-искуситель, голуби, пробитое стрелой сердце. Художественная татуировка. "Искушен тобой навеки". Наносится на грудь или спину.

39. Дракон, летящий над замком. Татуировка встречается у расхитителей государственной или коллективной собственности, "цеховиков". Означает также полную конфискацию имущества. Наносится на грудь и спину.

40. "КОТ - коренной обитатель тюрьмы". Изображение кота наносят рецидивисты, сравнивающие себя с этим животным. В кошке сочетаются гордость и привязанность к дому (дом вора - тюрьма). Рисунок может сопровождаться текстами типа "И вот я дома".

41. Символ власти фараона. Сначала встречалась лишь у лагерных авторитетов. Затем татуировку стали накалывать воры, перепродающие краденые вещи. Сейчас встречается редко. Наносилась на руки.

42. Горящее распятие с женщиной. "На преступление толкнула женщина". "За измену отомщу". "Осужден за убийство женщины".

43. Бегущий олень. "Я родился свободным и умру свободным". Наносится на грудь и указывает на склонность к побегу.

44. Рыцари. "Сила и верность". Наносится на грудь.

45. Ковбой с голой девушкой на коне. Рисунок может сопровождаться аббревиатурой "ОМУТ" ("От меня уйти трудно"). Означает склонность к риску и авантюрам. Татуировка наносится на грудь.

46. "Cowgirle" - девушка-ковбой. "Миром правит золото и дерзость". Распространена среди злостных нарушителей лагерного распорядка.

47. Женщина, роза, кинжал. "Месть за измену". Место татуировки - предплечье.

48. Женщина со шпагой, нанизывающая сердца. "Разбила сердце". "Сердцеедка". Татуировка посвящена даме сердца и наносится на грудь или бедро. Встречается также у женщин. Число сердец указывает на количество покоренных мужчин.

49. Женщина в подкове, обвитой колючей проводкой. "Тюрьмой обязан женщине".

50. Рука в кандалах, сжимающая нож. "Руку - вору, нож - прокурору". "Меня исправит расстрел". Символизирует жестокость, насилие. Наколка встречается у отрицал, паханое.

51. Крест, объятый пламенем, с надписью "Верь в Бога, а не в коммунизм". Политическая татуировка. Как правило, ее наносили политзаключенные

52. "Вот что от нас осталось". Владелец татуировки много лет провел в тюрьмах и лагерях (число колючек на проволоке может указывать на исправительно-трудовой стаж). Вторичное значение татуировки - "За все легавым отомщу". Встречается на груди и спине.

53. Зэк, плачущий за решеткой. "Будь проклят тот от века и до века, кто тюрьмой решил исправить человека". Наносится на грудь или спину. Как и предыдущая наколка, указывает на лагерного старожила. Ну, мент, пого-

ди!

54. "Ну, волк, погоди!" Карикатура на сотрудника милиции. Часто волка изображают в форменной фуражке, кителе и с портупеей. Наносится на бедро и поясницу.

55. Пляшущие скелеты. Символизирует риск, бесстрашие, презрение к смерти. Впервые татуировка появилась в Мексике и была "импортирована" в Советский Союз в 60-х годах. Место наколки - плечо или грудь.

56. Нептун. Сила и власть. "Жалость к человеку унижает вора". Рисунок встречается и у моряков.

57. Индеец. "Лишен гражданских прав". Подобные татуировки наносили политзаключенные и диссиденты.

58. Парусник. "Вечный бродяга" или "Вечный странник". Указывает на гастролера. Белые паруса означают вора, черные - гопника. Иногда число мачт указывает на количество судимостей. Наносится на грудь и бедро.

59. Дерущиеся быки. "Кто сильнее, тот и прав". Символизирует агрессию, борьбу за власть. Наносят лагерные авторитеты. Рисунок может сопровождаться текстом. Место татуировки - грудь.

60. Голова тигра. "Жестокость и ярость". Носителями татуировки выступают быки и бойцы (лица, чинящие физическую расправу по приказу вора в законе). Встречается на груди и плече.

61. Латинская буква "D", тигр, держащий в лапе череп, корона, пиковая масть. Символизирует насилие. Татуировка характерна для гопников.

62. Гладиатор. Наносится быками и бойцами. Чаще всего - на грудь. С меча может стекать кровь, что указывает на бойца со "стажем".

63. Пират с ножом в зубах. На ноже надпись "ИРА" ("Иду резать активистов"). Татуировка встречается у отрицал. Лагерный актив - Служба внутреннего порядка ("СВП"). Эту службу отрицалы называют "Сука вышла погулять" и "Суке вышла половина" (досрочное освобождение).

64. Руки в кандалах, сжимающие крест с распятием Иисуса Христа. Символизирует веру в блатное братство, преданность воровскому делу.

65. Монах с гусиным пером. Указывает на "писаря" - карманного вора, совершающего кражи с помощью острозаточенных предметов - бритвы, монеты, кольца.

66. Орел с чемоданом в когтях. Означает гастролера. Если в лапах женщина - "Осужден за изнасилование". Наколка может свидетельствовать о склонности к побегу.

67. Женщина со змеей на шее. Подразумевает жестокость и насилие. Встречается у восточных народов.

68. Наполеон. Символ власти и авантюризма.

69. Жук. "Желаю удачной кражи". Татуировка воров-карманников. Она наносится между большим и указательным пальцами. Вместо жука может изображаться паук без паутины или блоха.

70. Рука с кинжалом, пронизывающая дьявола. Наколка антисемитов. "Бей жидов, спасай Россию!", "Убийство еврея не преступление, а очищение мира от посланников Сатаны". Подобные татуировки считались политическими и уничтожались.

71. Черт с мешком. "Было счастье, да черт унес". Владелец татуировки имеет большой воровской опыт.

72. Женщина с обнаженной грудью. На груди - амулет в виде буквы "М" и короны. "Месть за измену". Символизирует агрессивность, насилие, жестокость.

73. Плачущая муза. Татуировка символизирует скитание, непризнанный талант, разочарование. Встречается также у женщин.

74. Грифон. "Хранитель тайн". Распространен среди восточных народов.

75. "Отбывал наказание на Севере".

76. Орел меж двух деревьев разных климатических поясов. Означает вора-гастролера и склонность к побегу. Череп в когтях символизирует насилие.
Текстовые татуировки

Афоризмы, блатные изречения, аббревиатуры и отдельные слова, наносимые на тело, дополняют нательный рисунок или же существуют самостоятельно. Тексты встречаются на всех частях тела, многие из них имеют скрытый или вторичный смысл и требуют пояснений. Ниже приведены наиболее популярные текстовые татуировки.

А ну-ка, девушки! (наносится в области полового члена).

А тебе дорога вышла - бедовать со мною, повернешь обратно дышло - пулей рот закрою.

Бакланом быть, баклуши бить.

Баклуши бить, водку не пить.

Без любви и женской ласки... дней (наносится возле полового члена).

Без нужды не доставай, без славы не всовывай (наносится возле полового члена).

Белая смерть (сопровождает изображение шприца, паука в паутине, джинна, вылетающего из кувшина).

Береженого Бог бережет.

Бог далеко, а жизнь близко.

Бог создал вора, черт - прокурора.

Бог создал три зла - черта, бабу и козла.

Боже, дай мне силы.

Боже, спаси обжору (наносится на живот).

Боже, суди меня не по делам моим, а по милосердию моему.

Больше пуда не клади (располагается между лопаток. Может дополняться текстом на животе: "Меньше пуда не клади).

Бросай меня крепче, жизнь, пусть удача нежит слабых.

Будешь ночью много спать, перестанешь воровать.

Будьмо! (дополняется изображением украинского козака с чаркой в руках).

Будь проклят тот от века и до века, кто тюрьмой решил исправить человека.

Было счастье, да черт унес.

Былое и думы.

Везде бывал, но дом родной не забывал (имеется в виду тюрьма).

Верните мне в юность обратный билет - я сполна заплатил за дорогу.

Весь мир бардак, все бабы - бляди.

Вечный бродяга (может дополняться парусником, который символизирует гастролера).

Вино и женщины (сопровождается рисунком обнаженной женщины с бокалом в руках).

В каждом удаве таится кролик.

Влюбляйтесь. Был и я таким, как вы.

Вновь они (я) дома (наносится на ногах).

Вот что нас губит или Вот что мы любим (сопутствует изображению карт, денег, женщин, пистолета и т.п.).

Все продается.

Все, что осталось у меня (наносят возле полового члена).

Все, что от нас осталось (дополняется черепами и скелетами).

Все, что уйдет, то не наше.

Всех баб не персе...ь, но стремиться к этому надо.

Вставай, дурак, халтура есть (наносится возле полового члена и может дополняться изображением женщин, поднимающих член канатом).

Всюду был, а где - забыл.

Всю жизнь в тюрьме.

Где начинается любовь, там кончается свобода.

Горе побежденным (дополняется изображением тигров, сражений, гладиаторов).

Господи, спаси меня от друзей, а с врагами я и сам справлюсь.

Да взойдет на грешного Божья благодать.

Дай (место текста - ладонь).

Дай, Боже, волю...

Дай е...ь (наносится на фаланги пальцев обеих рук таким образом, что фразу можно прочесть, лишь сцепив руки в замок).

Девственность излечима.

Дело верное, решение смелое.

День для ученых, ночь для нас.

До 12 не буди (наносится на веках).

Дома хорошо, когда есть деньги.

Дурнее бабы зверя нет.

Е... нужду и горе тоже.

Если горя ты не знала, полюби меня.

Если любишь, верь и жди.

Если хочешь пить и жрать, надо много воровать.

Если хочешь поработать - ляг, поспи, и все пройдет.

Если хочешь быть здоровым, занимайся делом клевым.

Жажда мести (наносится на руках и дополняется изображением кинжалов, черепов и т.п.).

Жена красивая - чужая, любовница - всегда моя.

Жена простит, любовница отомстит.

Женская забава (наносится возле полового органа).

Жизнь моя, иль ты приснилась мне.

Жизнь прошла мимо.

Жил грешно, умру смешно.

Забава (встречается на половом члене).

За веру и правду - счастье до гроба.

За верность - любовь, за предательство - смерть.

Задирайте, девки, юбки - ... (мужское имя) вышел на свободу (встречается вариант: "Задирайте, девки, юбки, я освободился").

Заморили, суки, заморили, загубили молодость мою.

Звони, отец, в колокола, твой сын вернулся на свободу.

Здесь нет конвоя (дополняется изображением могильного креста или церкви).

Измену не прощу.

Каждому свое, а мне - твое.

Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок.

Ключ от дамских сердец (наносится по низу живота).

Краток миг наслаждений.

Крови нет, менты попили (встречается на внутренней стороне предплечья. Вариант: "Крови нет, один чифирь").

Кто не был лишен свободы, тот не знает ее цены.

Кто сильнее, тот и прав.

Лучше смерть от ножа, чем от руки правосудия.

Любви все возрасты покорны (может дополняться изображением решетки, скелета).

Люби свободу, как жизнь.

Люблю только маму.

Люблю тебя, как мать родную (посвящается тюрьме).

Люблю свободу, презираю смерть.

Любовь зла, полюбишь и козла.

Люди гибнут за металл.

Меня не забывай, попадешь в рай.

Мертвые не потеют (вариант: "Мертвые не кусаются").

Миром правит золото и дерзость.

Мир дому моему (подразумевается ИТК или тюрьма).

Мы победим вас (варианты: "Мы победим!", "Мы не умрем!").

На луну за планом (татуировка наркоманов. Рядом с текстом изображается черт, летящий на ракете).

Не все ошибки исправляются.

Не встану на колени (наносится на колени отрицалами).

Не жди меня, береги себя, говорю любя.

Не забуду мать родную.

Не лезь в душу (наносится на груди),

Не люби деньги - погубят, не люби женщин - обманут, а люби свободу (вариант: "Не рви цветы - завянут, не люби женщин - обманут").

Не перевелись еще на Руси богатыри (текст часто сопровождается изображением рыцарей или сражений).

Не печалюсь, не грущу, дело верное ищу.

Не смотри - не преступник.

Не спешите на работу, а спешите на обед (наносится на ноги. Часто в таком виде: первая часть фразы - на правой ноге, продолжение - на левой).

Не уверен - не обгоняй (наносят на спине или затылке).

Нет в жизни счастья, как в п... дубов.

Не умеешь пить - не умеешь жить.

Не ходи, стуча, делай дело сообща.

Ну, мент, погоди! (может сопровождаться карикатурой на сотрудника милиции, изображенного в виде волка из мультфильма).

Нрав человека - его рок.

Обжора (место татуировки - живот).

О, Боже, мать, но где же правда?!

Она всех рассудит (сопровождается изображением богини правосудия Фемиды, реже - изображением церкви).

Они споткнулись об Уголовный кодекс (наносят на ноги).

Они спят (на веках).

Они устали, но до пивбара дойдут (на ногах).

Они устали ходить под конвоем (на ногах).

Они, устали, но х... догонишь! (на ногах).

Остановите Землю, я сойду, здесь подлый мир, здесь нет свободы.

Преступившие закон в долгу не любят оставаться.

П... не Бог, но помогает.

Прошлое меня обмануло, настоящее терзает, будущее приводит в ужас.

Перед Богом чист (возможен вариант: "Перед людьми я виноват, пред Богом чист").

Пока люблю, я счастлив.

Пока существуют женщины на свете, тайн не будет.

Полюби меня страшного, каяться не будешь.

Полюби меня, бродягу, не раскаешься.

Помни о смерти (возможен вариант по-латински).

Почему нет водки на Луне У (на блатном жаргоне "отправиться на Луну" означает "быть расстрелянным". Текст может сопровождаться изображением черта, сидящего на полумесяце с бутылкой).

Почитай веру, но знай меру.

Привет парикмахеру (напоется на голове под волосами).

Пустой рот, болит живот.

Прошу как ангел, е... как черт.

Пусть ненавидят, но пусть боятся.

Пусть подлости прощает Бог, а я не Бог, я не прощаю.

Раб КПСС (варианты: "Раб СССР", "Раб МВД").

Рожденный воровать не будет щи хлебать.

Рожден без счастья (возможен вариант: "С малых лет счастья нет).

Руку - вору, нож - прокурору.

Свобода (может дополняться изображением статуи Свободы, орла, чайки, голубя).

Святого в этом мире нет, но есть закон, тюрьма и судьи, что загубили жизни цвет, ломая молодые судьбы.

Сделано в СССР (может размещаться на всех частях тела. Встречается на половом члене вместе со знаком качества).

Сильному ясно, слабому опасно.

Смерть врагам, жизнь ворам (вариант: "Смерть ментам, жизнь кентам").

Снова я у хозяина (дополняется изображением решетки).

Совесть - для других, башли - для себя.

Совесть - хорошо, а деньги - лучше.

Туда, где нет труда (наносится на ногах).

Тюрьма для зэков - университет преступности.

Тяжело любить, когда любовь не замечают.

Тюрьма - не школа, прокурор - не учитель.

Тяжелый крест мне пал на долю, тюрьма все счастье отняла.

Фас (место татуировки - половой член. Там же встречаются "Хам",

"X..).

Храни любовь, цени свободу.

Хочешь жить, давай дружить (наносится на запястье).

Хочу жить, хочу любить, но на свободе.

X... тому, кто рад горю моему.

Цени любовь и дорожи свободой.

Человек, помоги себе сам.

Человек человеку - волк.

Шагая весело по жизни, клопа дави и масть держи.

Шли к любимой, попали в ад (наносится на ногах).

Шути любя, но не люби шутя.

Я вас люблю (место татуировки - веки).

Я помню мать мою старушку.

Arrive се guil pourra (фр.) - Будь что будет.

A tout prix (фр.) - Любой ценой.

Audacesfortuna kuvat (лат.) - Счастье сопутствует смелым.

Battle of life (англ.) - Борьба за жизнь.

Buvons, chantons et aimons (фр.) - Пьем, поем и любим.

Cache ta vie (фр.) - Скрывай свою жизнь.

Cave! (лат.) - Будь осторожен!

Cercando И vero (ит.) - Ищу истину.

Contra spent spero (лат.) - Без надежды надеюсь.

Croire a son etoile (фр.) - Верить в свою звезду.

Da hin ich г.и House (нем.) - Здесь я дома.

Debellare superbos (лат.) - Давить гордыню непокорных.

Due cose belle ha il mondo Amore e Morte (ит.) - В мире прекрасны два явления: любовь и смерть.

Du sollst nicht erst Schlag erwarten (нем.) - He жди, пока тебя ударят.

Eigenthum ist Frerndenthum (нем.) - Собственность есть чужое.

Ет Wink des Schicksals (нем.) - Указание судьбы.

Errare humanum est (лат.) - Человеку свойственно ошибаться.

Est quaedamflere voluptas (лат.) - В слезах есть что-то от наслаждения.

Ex voto (лат.) - По обещанию; по обету.

Faciam ut mei memineris (лат.) - Сделаю так, чтобы ты обо мне помнил!

Fatum (лат.) - Судьба, рок.

Fecit (лат.) - Сделал, исполнил.

Finis coronat opus (лат.) - Конец венчает дело.

Fu... е поп e! (ит.) - Был... и нет его!

Gaudeamus igitur, Juvenea dum Sumus (лат.) - Возвеселимся же, пока мы молоды.

Gnothi seauton (греч.) - Познай самого себя.

Grace роир moi (фр.) - Пощады (прощения) для меня!

Guai chi la Тосса (ит.) - Горе тому, кто ее коснется.

Gutta cavat Lapidem (лат.) - Капля камень долбит.

Help yourself (англ.) - Помоги себе сам.

Hoc est in votis (лат.) - Вот чего я хочу.

Homo homini Lupus est (лат.) - Человек человеку волк.

Homo Liber (лат.) - Свободный человек.

I hac spe vivo (лат.) - Этой надеждой я живу.

In vino veritas (лат.) - Истина в вине.

Killing is not Murder (англ.) - Умерщвление - не убийство.

La donna e mobile (ит.) - Женщина непостоянна.

Le devoir avant tout (фр.) - Долг прежде всего.

Magna res est amor (лат.) - Великое дело - любовь.

Malo mori quam foedari (лат.) - Лучше смерть, чем бесчестье.

Ne cede malis (лат.) - He падай духом в несчастье.

Noli me tangere (лат.) - Не тронь меня.

Now or never (англ.) - Сейчас или никогда.

Omnia mea mecum porto (лат.) - Все мое ношу с собой.

Per aspera ad astra (лат.) - Через тернии к звездам.

Quefemme vent - dieu le veut (фр.) - Чего хочет женщина - то угодно Богу.

Quod licet Jovi, поп licet bovi (лат.) - Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

Sans phrases (фр.) - Без лишних слов.

Sena dubbio (ит.) - Без сомнения.

Suum cuique (лат.) - Каждому свое.

То be or not to be (англ.) - Быть или не быть.

Та ne cede malis, sed contra audehtior (лат.) - He покоряйся беде, но смело иди навстречу.

ПЫ bene, ibi patria (лат.) - Где хорошо, там и родина.

Vale et me ama (лат.) - Прощай и люби меня.

Veni, vidi, vici (лат.) - Пришел, увидел, победил.

Virginity is a luxury (англ.) - Девственность - роскошь.

Vivere militare est (лат.) - Жить - значит бороться.

Wait and see (англ.) - Поживем - увидим.

Wein, Weib und Gesang (нем.) - Вино, женщины и песни.

Weltkmd (нем.) - Дитя мира.

Tатуировки-аббревиатуры

АА - ангел ада.

ДГМД - Адольф Гитлер - мой друг.

ДЛЕНКА - а любить ее надо, как ангела.

АЛЛЮР - анархию люблю любовью юной - радостно.

АМУР - ТНМН - ангел мой ушел рано - так начались мои несчастья.

АРБАТ - а Россия была, а теперь?

БАРС - бей актив, режь сук; бей активистов, режь стукачей.

БЕРЛИН - буду ее ревновать, любить и ненавидеть.

БЕС - бей, если сможешь.

БЖСР! - бей жидов, спасай Россию!

БЛИЦС - береги любовь и цени свободу.

БОГ - бог отпустит грехи; был осужден государством; боюсь остаться голодным; буду опять грабить; будь осторожен, грабитель; бойтесь огня, гады.

БОГИНЯ - буду одной гордиться и наслаждаться я.

БОМЖИЗ - богом охраняемый, молитвой живущий и замордованный.

БОНС - был осужден народным судом.

БОСС - был осужден советским судом; был осужден Советским Союзом.

БОТН - буду отныне твоя навеки.

ВЕРМУТ - вернись, если разлука мучает уже тебя.

ВИМБЛ - вернись и мне будет легче.

ВИНО - вернись и навсегда останься.

ВНТСЧ - вор не торгует своей честью.

ВОЛК - вот она, любовь какая; вору одышка (отдышка) - лягавым крышка; волю любит колонист.

ВОР - вождь Октябрьской революции.

ВОРОН - вор - он рожден одной ненавистью.

ВОСК - воля ослабнет - скоро конец; вот она, свобода, колонисты.

ВУЗ - вечный узник зоны; веселым умру зэком.

ГОРН - государство обрекло (в) рабы навеки.

ГОТТ - горжусь одним тобой только; готова отдаться только тебе.

ГУСИ - где увижу, сразу изнасилую.

ГУТОЛИСТ - губы устали твердить о любви и сильной тоске

ДЕРПН - деру, е..., режу партийных нахлебников.

ДЖОН - дома ждут одни несчастья; души жидов, они - несчастье.

ДЖОНКА - дома ждут одни несчастья - капризы алкаша.

ДИССИК - дави иуд, сексотов, сук и коммунистов.

ДМНТП - для меня нет тебя прекрасней.

ДНО - дайте немного отдохнуть; дайте нам отдышаться.

ЕВА - е... весь актив.

ЕВРОПА - если вор работает - он падший арестант.

ЕЛКА - его (ее) ласки кажутся ароматом; если любовь коварна - атас.

ЖЕРН - жизнь есть рабская неволя.

ЖНПСМ - живу на помойке, спаси меня.

ЖНССС - жизнь научит смеяться сквозь слезы.

ЖОВМ - жопа одна - вас много (наносится насильно).

ЖУК - желаю удачных краж; жизнь украли (укоротили) коммунисты.

ЖУР! - живи, уркаган, роскошно!

ЗВОНОК - знай воров - они научат очень круто.

ЗЕК - здесь есть конвой.

ЗЛО - зэк любит отдыхать; завет любимого отца; знала любовь однажды; за все легавым отомщу.

ЗЛОБО - за все легавым отомщу больно очень.

ЗМЕЯ - зачем мужчина - есть я.

ЗУД - здесь учат драться.

ЗУБ! - здорово, урки-блатари!

ЗУБР - злые урки берегут рабов.

ИГРА - иду громить, резать активистов (аббревиатура встречается редко).

ИРА - иду резать актив; иду резать активистов.

ИРАК - иду резать актив коммунистов.

ИРИС - и раб, и стукач (наносится насильно).

ИРКА-ЕНТР - и разлука кажется адом - если нет тебя рядом.

КАТ - каторжный арестант-тяжеляк; каторжник.

КЕНТ - когда е..., надо терпеть.

КИСБТ - как истосковалось сердце без тебя.

КЛЕН - клянусь любить его (ее) навек.

КЛИН - когда любишь - измену наказывай.

КЛИН-ОБОЗ - как люблю и ненавижу - один бог об (этом) знает.

КЛОТ - клянусь любить одного (одну) тебя; когда любишь - обиды терпишь.

КОМС? - как одной мучительно, слышишь?

КОСУМ - когда опять счастье улыбнется мне.

КОТ - коренной обитатель тюрьмы; как одной трудно; кто отогреет тоску.

КРЕСТ - как разлюбить, если сердце тоскует.

КТЯБНН - как ты я больше не найду.

КУБ? - кто умрет быстрей?

КУБА - когда уходишь - боль адская.

КЯСОД! - как я скучаю о доме! как я скучаю о детях!

ЛБЖ - люблю больше жизни.

ЛЕБЕДИ - любить ее буду, если даже изменит.

ЛЕБЕДУН - любить ее буду, если даже уйдет навсегда.

ЛЕВ - люблю ее вечно; люблю е... веселых; лягавых е... весело.

ЛЕДИ - люблю, если даже изменит.

ЛЕС - люблю ее сильно.

ЛЕТО - люблю ее только одну.

ЛИМОН - любить и мучиться одной надоело.

ЛИР - любовь и разлука; люблю и режу.

ЛИС - любовь и смерть.

ЛИСТ - люблю и сильно тоскую.

ЛИЯ - любовь и я.

ЛОМ - люби одного меня; любимая, отпусти меня.

ЛОН - люблю общество наркоманов.

ЛОРА - любовь однажды родила ангела; любовь обошла раба-арестанта.

ЛОРД - легавым отомстят родные дети; любовь один раз дается; лагерные орлы радуют друзей; люби, отец, родных детей; люблю один родимый дом.

ЛОТ - люблю одну тебя; любопытный очень ты.

ЛОТОС - люблю одну (одного) тебя очень сильно.

ЛСД - любовь стоит дорого.

ЛСКЧВ - люби свободу, как чайка воду.

ЛТВ - люби товарищ, волю; люблю только волю; люблю тебя вечно; люблю только вольных; люблю тихо воровать.

ЛУЧ - любимый ушел человек.

ЛЮБА - любовь юности была ангельской.

МАГ - мой Адольф Гитлер.

МАГНИТ - милая, а глаза неустанно ищут тебя.

МД - милая дуреха.

МЕЛ - моя единственная любовь.

МЖДВА - меня ждут давно в аду.

МИР - меня исправит расстрел.

МНСЗС - мне не стыдно за себя.

МОЛЧУ - моя одержимая любовь (и) чувства умерли.

МОРС - мы опять расстаемся счастливыми.

МТКН - менты - тупые козлы народа.

МТС - менты - тупые скоты.

НЕБО - не (грусти), если будешь одна.

НЕБО-ЗЯВР - не (грусти), если будешь одна, знай - я всегда рядом.

НИЛ - нельзя изменять любимым.

НИНА - не (была) и не (буду) активисткой.

НИНС - никогда изменить не смогу.

ОМУТ - одно мое утешение - ты; от меня уйти трудно.

ОПЛНЗ - орлом поднебесным лечу над землей.

ОРВЕА - Октябрьская революция - величайшая еврейская авантюра.

ОСА - оставьте смерть активистам.

ОСМН - останься со мной навсегда.

ОСТ - опять стану твоей.

ОСТРОВ - останься со (мною), твой радостный остров во (мне); отчаянной страстью тоскует раздутый огонь во (мне).

ПАПА - п...ц активистам, привет анархистам.

ПВА - презираю ваш актив.

ПВРС - пусть вкалывают рабы Совдепии.

ПЕС - плохо ее слушался.

ПИВО - прости и вернись обратно.

ПИЛОТ - помню и люблю одного (одну) тебя; помни, люблю одного (одну) тебя.

ПИНГВИН - прости и не грусти, виноватого искать не надо.

ПИПЛ - первая и последняя любовь.

ПОНТИ - помни обо (мне) - ненавижу тебя, иуду.

ПОСТ - прости, отец, судьба такая.

ПРАВИЛА - правительство решило арестовать всех и лишить амнистии.

РДМВСНН - рожден для мук - в счастье не нуждаюсь.

РИТМ - радость и тоска моя.

РОКЗИСМ - Россия облита кровью зэков и слезами матерей.

РОСТ - рано остался сиротой тирана; радость одна - стрелять тиранов.

САПЕР - счастлив арестант - после его расстрела.

САТУРН - слышишь, а тебя уже разлюбить невозможно.

СВАТ? - свобода вернется, а ты?

СВЕТ - страсть выдыхается - если тревожно.

СГВ - Северная группа войск (армейская татуировка).

СЕНТЯБРЬ - скажи, если нужно, то я буду рядом.

СЛИЧЖВР - смерть легавым и чекистам, жизнь ворам рецидивистам.

СЛЖБ - смерть легавым, жизнь блатным.

СЛЖН - смерть легавым - жизни нет.

СЛОН - с любимым одним навеки; смерть легавым от ножа; с (малых) лет одни несчастья; сердце любит одну навеки; суки любят одно начальство.

СНЕГ - сильно нравятся единственные глаза.

СОН - со (мной) одни несчастья; счастье обходит несчастных; самая озорная нахалка.

СОН-ВХ - самая озорная нахалка - всегда хочет.

СОС (SOS) - спасите от суда; спасаюсь от сук; спасаюсь от сифилиса; суки отняли свободу; спаси, отец, сына.

СС (SS) - сохранил совесть.

СС-КГБ - сукины сыны - кодла государственных бандитов.

СС-ММ - суперсекс - моя мечта; суперсексотов - могу (мочу) молча.

СП - смерть погонам.

СПВ - слава павшим ворам.

СТОН - с тобой одни несчастья; счастье тонет от нечистых; сердцу ты один нужен.

СТОП - счастье тому, от (кого) польза.

СУМЕРКИ - сумею уберечь милую, если разлука как испытание.

СЧАК - суки - часто активисты.

СЭР - свобода - это рай.

ТЕНИС - ты есть - нежность и слезы.

ТИГР - тюрьма - игрушка; тебя, изменницу, готов разорвать; товарищи, идем грабить ресторан.

ТИН - ты или никто.

ТИНД - ты и никто другой.

ТМЖ - тюрьма мешает жить.

ТМОН - ты мне очень нравишься.

ТОБОЛ - тобой одна больна остывшей любовью.

ТОМСК - ты один моего сердца коснулся.

ТОХИС - ты очень хорош и славен.

ТРОН - ты - радость одна навеки.

ТУЗ - тюрьма у нас забава; тюрьма учит закону; тюрьма уже знакома; тюремный узник.

ТУЗ-СС - ты уже знаешь - суперсекс.

ТУМР - тайга укроет меня, родная.

УЗ: ВУСК - узник зон: Воркуты, Урала, Сибири, Колымы.

УТРО - ушел тропою родного отца.

ХЛЕБ - хранить любовь единственную буду; Христос лелеет бедолаг.

ХМБИС - хранит меня бог и судьба.

ХРИСТОС? - хочешь, радости и слезы тебе отдам, слышишь?

ХТКПТ - хрен тому, кто придумал тюрьму.

ЦЛИБИС - цени любовь и береги истинную свободу.

ЦМОС - цель мою оправдывают средства.

ША! - шали, арестант!

ШАМПАНСКОЕ? - шутка, а может, просто адская насмешка, скажи, как оценить ее?

ШПДЗМ! - шали, пацан, да знай меру!

ЭВЖМС! - эликсир вечной женской молодости - сперма!

ЭЛЕКТРОН - эта любовь единственная, которую ты разожгла, останется навеки.

ЭПРОН - Эрот, подари радость одной ненасытной.

ЭТАП - экскурсия таежных арестантских паханов.

ЭХО! - Эрот, хочу отдаться! эх, хорошо (бы) обожраться! этого хватит одной!

ЮВ - ВТК - юный воспитанник - воспитательно-трудовой колонии.

ЮДА - юный друг Адольфа.

ЮДВ - юный друг воров.

ЮГ - юный грабитель; южный грабитель; юный громила; юный гастролер.

ЯБЛОКО - я буду любить одного, как обещала.

ЯВА - я вые... актив.

ЯВТПК - я выпью тебя по капле.

ЯД - я дождусь.

ЯДРО - я дарю радость однажды.

ЯЛТА - я люблю тебя, ангел.

ЯНИН - я научен изменой навеки.

ЯННА - я надеюсь на амнистию.

ЯНПТС - я не продажная тварь совка.

ЯПОНИЯ? - я прощу обиду, не изменю, ясно?; я прощаю обиду, не измену, ясно?

ЯР - Я - решился!

ЯРД - я решил драться.

ЯРДС - я рождена для счастья.

ЯРМО - я рождена мучиться одна.

ЯСССССВД - я съел свою совесть с соплями в детстве.

ЯХОНТ - я хочу одного (одну) навеки тебя.

ЯХТ - я хочу тебя.

ЯХТА - я хочу тебя, ангелочек.

ЯХТТ - я хочу только тебя.

Необходимо отметить, что толкование аббревиатур не является чем-то нерушимым и неизменным. Оно может быть произвольным. Многие сокращения трактуются по-разному (КОТ, СЛОН, ТИГР, БОГ, БАРС и др.). В главе приведены наиболее распространенные интерпретации. Истинное значение текстовых сокращений знает лишь их непосредственный владелец.

Часть 6. Уголовная иерархия

Вне зоны жесткой уголовной иерархии практически не существует. Преступников принято делить лишь по видам их квалификации: домушники, громилы, гопники, карманники, каталы, угонщики, аферисты, медвежатники, шнифера, фармазонщики, блинопеки и т.д. К узкой специализации воровской мир начал стремиться в конце прошлого века. Постепенно преступность становилась профессией. Время вносило свои коррективы, многие криминальные профессии исчезали, такие как голубятники (воры сушившегося белья), скамеечники (конокрады), витринщики (крадущие с витрин), поездушники (воры на экипажах). Возникали новые - наперсточники, рэкетиры, ликвидаторы, мошенники с финансовыми ресурсами, компьютерные "взломщики". Сегодняшний криминальный мир полностью преобразился.

Серьезной угрозой для общества были и остаются профессиональные уголовники узкого профиля, которые оттачивают свое мастерство годами, как на свободе, так и в колониях. Это рецидивисты, судимые по своим профилирующим статьям. Наблюдения показали, что многие из них более развиты и эрудированны, чем служебный персонал тюрьмы или колонии. Объясняется такой феномен просто: положение обязывает. Высококлассный домушник, помимо уголовного права, искушен слесарным делом, чтобы изготовить отмычку или фомку, радиотехникой, чтобы обезвредить сигнализацию, архитектурой гражданских сооружений, вопросами расценок на бытовую технику и драгметаллы, психологией. Зэки с большим исправительно-трудовым опытом неплохо знают историю КПСС, географию, советскую поэзию и литературу: в зоне время убивается или картами, или книгой.
Карманники

Карманником экстракласса, марвихером, нужно родиться. Одних пальцев мало. Нужно получить от природы определенного склада нервную систему, мгновенную, точную реакцию, соответствующее устройство пальцев, ладоней, локтей и плеч, а также необходимую артистичность. И это - только задатки. Требуются годы упражнений, чтобы воровской талант развился.
Карманников делят по способу и месту кражи.

Ширмачи накрывают карман (ширму), портфель или сумку жертвы плащом, перекинутым через руку. Пока рука под плащом чистит клиента, свободная рука отвлекает внимание - жестикулирует, машет кошельком или газетой.Вместо плаща иногда используется большой букет цветов.

Трясуны работают в давке, чаще всего в общественном транспорте. Они прижимаются к "объекту" и начинают резкими, но точными ударами выбивать из внутренних карманов бумажник (владельцы "паркеров" в автобусах и троллейбусах не ездят). Вся процедура занимает не больше минуты.

Писари режут карманы и сумки острыми предметами - бритвой или заточенной монетой, иногда - кольцом с заостренным краем. В этом случае кошелек выпадает сам. Среди писарей есть так называемые хирурги, которые используют для кражи скальпель. Если жертва учует писаря и поднимет скандал, карманник может в отместку разрезать ей одежду. Отличительный знак писаря - татуировка в виде монаха, пишущего книгу гусиным пером. Рыболовы используют в своей работе рыболовные крючки. Им поддевают кошелек из кармана или покупку из сумки. Часто рыболов действует в поездах, забравшись на верхнюю полку и запуская крючок в имущество нижнего соседа.

Щипачи, в отличие от предыдущих категорий карманников, выходят на дело целой группой и предпочитают массовые мероприятия - демонстрации, гуляния, рыночную торговлю. Пока одни щипачи отвлекают жертву, другие обирают ее карманы и сумки. Затем "команды" меняются ролями. При шухере карманные воры могут оттеснить возмущенную жертву, отвлечь внимание и даже организовать комедию с криками: "Держи вора!".

Самый презираемый среди карманников вор - дубило (или дупло). Он похищает из хозяйственных сумок и авосек колбасу, хлеб, молоко и прочие продукты питания.

По месту кражи карманники делятся на колесников, магазинщиков, кротов, рыночников, улочных и театралов.

Колесники (резинщики) чистят карманы в общественном транспорте, кроты - в метро (по данным ГУВД Москвы, кроты предпочитают работать во второй половине дня, притом в вестибюлях, а не в переполненных вагонах. Их не пугает "закрытость" метрополитена, которая не дает вору шансов скрыться в случае провала), улочные - на остановках, возле киосков и просто в уличной толпе.

Слухи о благородстве профессиональных карманных воров, в том числе и марвихеров, сильно преувеличены. История не знает случаев "справедливого" отъема частной собственности.
Каталы

К элите блатного мира относятся мошенники, получающие доход от игорного бизнеса. Их называют каталами. Ныне этот бизнес частично легализовался, а до недавнего времени все азартные игры проводились в подпольных помещениях - катранах.
Шулеров принято делить на пять категорий.

Самая уважаемая и респектабельная - катранщики. Они содержат игорные притоны, которые посещают дельцы теневого бизнеса. В 70-х годах при катранах служила целая бригада подводчиков, заманивающая в катран цеховиков и подпольных миллионеров.

Гусары играют в общественных местах - парках, кафе, ресторанах, на вокзалах и пляжах. Среди них выделяются майданщики и гонщики. Первые промышляют в поездах, вторые - в такси.

Паковщики появляются и в катранах, и в общественных местах. Главная их особенность состоит в самой игре. В начале паковщик обыгрывает партнера подчистую, затем позволяет ему отыграть треть или половину всей суммы и под каким-то безобидным предлогом останавливает игру. Ставка делается на психологию партнера, который не подозревает шулерства и обязательно захочет отыграться. Такой прием называется "катать вполовину".

Шулера-финансисты имеют дело не с карточной колодой, а с денежными суммами. Они кредитуют игроков, погашают и перекупают долги, работая под высокий процент. Для возвращения долгов существует группа так называемых жуков - шулерских боевиков. Они же следят за поступлением "налога" в воровской общак и карают обманщиков. При игре у шулера-игрока в подмастерьях состоят заряжающий (или ковщик колоды), подтасовывающий карты в определенном порядке и сообщник, оказывающий психологическое давление на противника, отвлекая его внимание и мешая сосредоточиться. У шулеров также имеется своя разведка и охрана, обеспечивающие безопасность игры.

Часто шулера садятся играть между собой, чтобы повысить свой профессиональный уровень. Игра ведется под интерес и разрешает применение всех шулерских приемов ("игра на шанс"). Если один из партнеров замечает подвох, он может остановить игру. При этом он должен объяснить или повторить примененный шулерский прием. Тогда он сразу выигрывает. Когда мошенники договариваются играть без обмана, такая игра называется в лоб или лобовой.
"Мошенничество при карточной игре" (стиль оригинала сохранен):

"1. Помеченные карты. Их метят или во время игры, или еще заранее. Чтобы сделать распознаваемыми отдельные карты, подрезывают их края, скашивают их с той или другой стороны или слегка закругляют наружу или вовнутрь; или делают их шероховатыми посредством быстрого проведения острием ножа в том или другом месте. Поверхности карт, большей частью их рубашка, метятся нанесением маленькой точки или штриха краской, чернилами или карандашом; или делают иголочный прокол, а это место затем заполняется воском; наконец, слегка загибают один угол.

2. Мошеннические приемы:

Расположение карт одной колоды в известной последовательности, чтобы при игре по предыдущей карте угадывать последующую. Подмена лежащей на виду немеченой колоды карт на меченую или же подкладывание или удаление нескольких карт. Шулер для скрытия карточных колод часто употребляет особые карманы, которые приделаны спереди на внутренней стороне сюртука.

Фальшивое тасование ("делать салат"). Шулер делает вид, будто он тасует, в действительности же он оставляет карты на прежнем месте. Карты распределяются в нужном порядке, и колода делится пополам - на четные и нечетные карты. Четные подтачивают с концов. При фальшивом тасовании шулер захватывает ровно половину и укладывает так, что каждая карта попадает на свое место. Затем опять берется половина и опять всовывается через одну. При следующей тасовке карты оказываются в нужном порядке.

Фальшивое снимание. Шулер устраивает искусственно так, что другой снимает на совершенно определенном месте. Для этой цели он кладет одну карту таким образом, что она высовывается из-за других; или он сгибает верхнюю часть колоды так, что она лежит на нижнем ровном слое карт в виде моста; или же он сгибает верхнюю часть колоды вовнутрь; во всех этих случаях партнер почти всегда невольно снимает на определенном, желательном для шулера месте.

Или же шулер дает партнеру снять произвольно, только кладет снятую часть снова на другую так, что карты ложатся совершенно так же, как и прежде.

Вытягивание неверхней карты. Шулер отодвигает большим пальцем левой руки немного назад верхнюю или несколько других карт, а затем вытягивает вместо верхней нижнюю карту.

3. Зеркало для распознавания чужих карт. Шулер употребляет для этого стенное зеркало или блестящие металлические предметы, находящиеся на карточном столе, например: блестящий портсигар; никелевую оправу трубки; металлический самовар; с помощью этих отражающих предметов он узнает при сдаче карт, что получил партнер.

4. Незаконное содействие других лиц. Пособники шулера таковы:

Человек, который подсовывает ему фальшивые (заготовленные) карты и после игры ловко убирает их; в клубе это проделывается зачастую каким-нибудь служащим или лакеем, в частных кружках - подчас членом семейства, а иногда и самим хозяином дома.

"Иуда ", который заглядывает жертве в карты и посредством условленных знаков показывает шулеру, как он должен играть. Например: кладет один или несколько пальцев на стол, причем один палец означает "бубны", два "крести" и т.д., а также взглядами в сторону, вниз, вверх, перебиранием пуговиц, кашлем и откашливанием, ударением на известных слогах при разговоре, различными способами держать сигару: в правом или левом углу рта, в правой или левой руке, выпусканием дыма и т.п. ".
Домушники и шнифера

Сначала вор выбирает "объект". Многим домушникам помогает наводчик (его также называют подводчиком), который вычисляет "мишень". Вызвать интерес может владелец автомобиля, женщина в дорогой шубе, челночник. Вору порой достаточно взглянуть на входную дверь или окна, чтобы выбрать подходящую квартиру. Замызганная незатейливая дверь, окна с грязными мятыми шторами (или вообще без таковых) говорят сами за себя. Мощная металлическая дверь заставляет задуматься. Такую квартиру взять труднее, но шкурка выделки стоит.

Часто наводчики используют так называемый хоровод. Вначале они расклеивают в подъездах объявления следующего содержания: "Уважаемые жильцы! 16 ноября будет проводиться дезинфекция мусоропровода от грызунов и насекомых". Далее жильцам предлагается обработать входные двери и отдушины имеющимися средствами от тараканов. 16 ноября наводчик (обычно - молодая симпатичная девушка) ходит по квартирам и повторяет объявление. Такая процедура никого не удивляет: жильцы предупреждены заранее. Минутного разговора и мимолетного взгляда на дверное устройство достаточно, чтобы определить финансовое благополучие семьи, тип входных замков, наличие сигнализации и т.п. "Санитары" могут и не развешивать объявления, но вероятность, что им откроют дверь, уменьшается.

Часто наводчик "работает" под представителя власти. Скажем, милиционера, который предлагает жильцам установку сигнализации. С человеком в форме принято беседовать не на лестничной клетке, а, как минимум, в коридоре. "Засветить" такой хоровод не просто: наводчики знают телефоны службы охраны и действующие расценки на установку сигнального устройства. Тем более, что сами органы вневедомственной охраны действуют подобным же образом, поручая сотрудникам агитацию своих услуг.

Выбрав "объект", домушник устанавливает наблюдение. По адресным данным выясняется номер телефона; слежка и опрос дают сведения о составе семьи, наличии домашних животных, режиме рабочего дня.

Есть три способа проникновения в помещение. Первый из них - подбор ключей или отмычек, называемых в блатной среде мальчиками. В последние годы, однако, появились замки, открыть которые с помощью отмычки и "чужих" ключей почти невозможно. Второй путь - взлом. Воровской арсенал фомок (их ласково именуют "абакумыч") очень богат. Но он меркнет перед хитроумными приспособлениями, позволяющими распечатать любое помещение. Известны случаи, когда толстую металлическую дверь взламывают домкратом, способным поднять до пяти тонн. Им же можно разрушить и стену. Наконец, существует возможность проникновения через форточки, окна и балконную дверь. Этим промышляют очкисты или ветрянщики.

Кражами из государственных учреждений - магазинов, сберкасс, бухгалтерий и т.п. - занимались шнифера и медвежатники. Обычно их интересовали сейфы, которые медвежатники открывали отмычками, а шнифера - путем взлома.
Угонщики и гопники

Угонщики высокого класса ведут базу данных, куда заносятся сведения об автомобиле и его владельце. Часто они пытаются заполучить уже готовую электронную базу, имеющуюся в облГАИ, и подсоединиться к каналам оперативного обмена информацией. Если эти задачи ими решаются, борьба с преступниками еще больше усложняется.

Но еще большую опасность для владельцев транспорта представляют гопники - любители грабежа и разбоя. Такого разгула автомобильного гоп-стопа, как в 90-х годах, не припоминают даже ветераны-сыскари. Автогопники ведут настоящую охоту за частными автомобилями. Они высаживают, а то и убивают водителей, затем перегоняют машины в мастерские, которые нередко принадлежат угонщикам. Там автотранспорт проходит традиционную обработку: перекрашивается, переваривается, а иногда просто разбирается на запчасти. Параллельно фабрикуется под авто и новый техпаспорт.

[...]лись, но, в конце концов, его признали вменяемым.

Следует отметить, что блатные избегали насилия и предпочитали работать пальцами, а не кулаками. Гопники и бандиты в воровской среде презирались, а большинство опытных уголовников, особенно карманники и шулера, старались не иметь с ними общих дел. В зоне воровская власть считала своим долгом подчинить гопников и бандитов, но это удавалось далеко не всегда.
Кукольники, фармазоны, блинопеки и др.

Кукольники. Этот тип мошенников использует "куклу" - пачку нарезанной бумаги, имитирующую деньги, или грубо подделанные банкноты. "Куклу" используют при купле-продаже товара, денежном обмене и размене. Чаще всего кукольники встречаются на рынках и возле пунктов обмена иностранной валюты (менялы).

Ломщики надувают при пересчете денег. Чем больше купюр в "стосе", тем легче ломщику работать. Пачка с деньгами ломается по-разному. Чаще всего нижняя часть пачки незаметно складывается вдвое и прячется в рукав или карман. Выявив "недостачу" мошенник возвращает деньги.

Особой популярностью в былые времена пользовались фармазонщики, которые проводили различные махинации с рондолем и стеклом, выдавая их за драгоценности, как правило, краденые. Бригады фармазонщиков промышляют и сегодня на вокзалах, рынках, в поездах.

Блинопеки. Так называют фальшивомонетчиков. На блатном жаргоне "печь блины" означает "подделывать деньги". Специальность блинопека в блатном мире особой популярностью не пользуется. Фальшивомонетчики держатся подальше от общества, в том числе и воровского. Известны два способа подделки денег: частичная и полная. В первом случае подлинную купюру изменяют таким образом, чтобы казалось, что она имеет более высокое достоинство. Скажем, дорисовывают или наклеивают лишний ноль. При полной подделке блинопек стремится достичь максимального сходства с настоящей банкнотой. В этом случае используется типография, фотография, электрография, ксерография, ризография.
Воры и бандиты

[...]орую бухгалтерию. Вскоре туда была включена и статья расходов на братву. Процесс слияния бизнеса с преступностью шел обычным порядком. Предприниматель и эмиссар законников быстро находили общий язык. Формула была проста: или ты платишь, или перестаешь заниматься бизнесом. Первые предпочитали первое.

Вскоре у воров возникли серьезные конкуренты - бандиты. Законников, пытавшихся сохранить монополию на рэкет, стал оттеснять от кормушки молодой клан рэкетиров, вышедших из спортзалов и колоний, где сидели за разбои. Бандитам было начихать на воровские законы и мораль, а также на порядок, царивший в рэкете. Они вторгались на чужую территорию, бомбили всех подряд и не останавливались перед убийством.

Бандиты стремились работать не головой, а руками. Проблему решали тем, что устраняли ее причину, то есть человека. За стол переговоров они садились редко: зачем терять время, когда можно нанять киллера или самому взять автомат. Если раньше для рэкета искали нечистоплотную фирму, то теперь вычисляют лишь новое предприятие.

Еще труднее ворам и бандитам ужиться в зонах. Колоний и тюрем бандиты боятся, ибо там власть почти всегда воровская. Лидеру достаточно подозвать шестерку или быка и отдать приказ. После этого с боксером-рэкетиром может приключиться какая-то хворь. Мышечная масса и навыки рукопашного боя здесь ему не помощники: зона действует тихой сапой.

Бандитов в зоне называют бойцами и спортсменами. Особо крутые сразу попадают в отрицали, плюя на работу и режим, некоторые, желая досрочно освободиться, могут даже стать активистами, что, однако, не мешает им втихомолку поколачивать зэков.
Ликвидаторы

Убрать обычного человека по бытовым мотивам (месть, виды на жилплощадь и прочее) - пара пустяков. Здесь и впрямь расценок нет: при желании можно вложиться и в ящик водки. Если, конечно, заказчик настолько богат, чтобы оплачивать дешевые убийства.

Стремятся убрать лишь "объект" и избегают побочных жертв. Свидетель устраняется в исключительном случае. Одно и то же оружие используется как можно реже. Пистолет, карабин или автомат оставляется на месте убийства, какими бы дорогими они ни были. Применяется, как правило, ворованный автотранспорт. После совершения убийства его бросают или сжигают где-нибудь за городом. Прежде чем сказать "да", ликвидатор наведет справки об "объекте": он не возьмется за то, что может испортить.

Киллер, который чаще всего попадается или погибает, как правило, ранее судимый (драка, разбой, грабеж). Большими умственными способностями он не наделен. Психика травмирована то ли армией, то ли колонией. Пользуется оружием, купленным у проверенного продавца. Процессу убийства уделяет намного больше внимания, чем отходу. Самое любимое оружие - автомат: особой меткости не нужно. Ликвидирует авторитетов средней защищенности и работает на заказчика, который о последствиях не беспокоится и сильно тратиться не желает.

Особо котируется ликвидатор, работающий под "несчастный случай" и пускающий следствие по ложному пути. Такой киллер сбивает жертву самосвалом (дорожное происшествие), поджигает дом (курение в постели), травит лекарством (передозировка), прибегает к старому доброму хипесу или инсценирует самоубийство иного рода. Ликвидаторы такого типа состояли на службе у воров в законе, исполняя блатные санкции.
"Мужики"

Это самая многочисленная лагерная прослойка. "Мужиками" живут в зоне и тюрьме как случайные люди ("бытовики"), так и преступники профессионалы, не примкнувшие ни на воле, ни за решеткой к какой-либо преступной группировке.

В нерабочее время "мужик" живет обычной жизнью каторжанина: отоваривается в ларьке, ремонтирует износившуюся обувь и одежду, ходит в баню.

Развлекается: играет в карты, если есть на что; в нарды, в домино и в шахматы. Большинство потребляет чифир: по кругу, по два глоточка, в компании кентов-земляков. "Мужик" не сотрудничает с начальством, не участвует в разборках блатных. Однако есть и среди "мужицкого сословия" личности, влияние которых на дела зоны весьма и весьма велико, а слово имеет "блатной" вес. Но по зоновской жизни, "мужик" - пахарь. Это, если так можно выразиться, фундамент зоны. Гегемон, одним словом...
Блатная "надстройка"

Это не всегда и не везде многочисленная, но обязательно самая влиятельная "группа граждан" в тюрьме и в зоне, состоящая обычно из профессионалов преступного мира и просто "романтиков с большой дороги", принявших "бродяжью" (ничего общего с бомжами!) веру как единственно возможный способ существования.

Иерархическая лестница блатного мира такова: воры в законе, авторитеты, "смотрящие", "блаткомитет" из особо приближенных, рядовые - "бойцы", "боксеры", "гладиаторы" и т.д.
"Козлятник"

Завхозы, библиотекари, фотографы, повара и вообще любая упитанная обслуга - это "козлы". Они носят "косяки" (красные повязки или нашивки СПП, СВП, СК, КВР). "Козлы" - актив зоны. Они "твердо встали на путь исправления", хотя какой может быть путь исправления, если есть "козлы" с пятью-шестью "ходками" на строгий режим? И всякий раз "козел" - вновь "козел".

Из "козлов" в "мужики" дороги нет. И из блатных можно опуститься, а ниже "козлов" - только "петухи".
Неприкасаемые

К этой "теме" со всех сторон повышенный интерес. Неприкасаемые - это "петухи", то есть настоящие или "опущенные" в ходе отсидки педерасты, "сексуальное меньшинство". В условиях свободы педерастия и гомосексуализм получили весьма широкое распространение. Они не прячутся нынче и не скрывают свои "убеждения"; более того, среди них есть весьма "уважаемые" и известные люди. Кто их уважает - это другой вопрос...

В зонах общего режима "петухи" составляют иногда целые отряды. Жизнь их адская: их забрасывают камнями, загоняют на деревья, заставляют рыть норы и спать в них. Намного меньше "петухов" на строгом режиме. В хорошей зоне они раскиданы по разным отрядам и спят у самого входа в барак. У них отдельная посуда, отдельные столы в столовой, отдельная работа. С ними нельзя здороваться за руку - вообще прикасаться. Давать им что-либо можно - сигарету, например...

Руководит "петухами" главпетух, через которого осуществляется общее (блатное) управление этой частью зоновского мира. Кроме истинных "петухов" в этой группе неприкасаемых находятся и так называемая "чухна", "чушки", сами сломившиеся к "петухам" по причине "самоопущения" - нечистоплотности, тотальных "косяков" и т.д.
Подгруппы

Есть еще небольшие группы зеков, незамкнутые какими-то рамками, а определяемые как "класс" лишь в словесном выражении. Так, среди "мужицкого сословия" есть группы "упирающихся рогом" ("быки", "рогометы"), то есть работающие бесхитростно и тупо до седьмого пота, на грани "косяка", ибо любое перевыполнение плана чревато повышением самой нормы. Есть бессловесные пожилые зеки, не имеющие никакой поддержки ни изнутри, ни извне, называемые рьяной молодежью презрительно "мышами" и "овцами", "старыми мухоморами".

"Барыги", торгующие чаем, да и вообще - всем, что есть, обыкновенные спекулянты. Это публика ругаемая и поносимая за глаза всеми: пашущими "мужиками" и блатными. Однако именно через них попадает в пределы зоны чай, доставляется водка. Цена на эти и другие "предметы первой необходимости" устанавливается не сама собой, "сверху", "командным методом": "свободный рынок" с конкуренцией в зонах не в чести. Барыга, самовольно взвинтивший цену, рискует быть ограбленным, искалеченным, а то и убитым.

"Маклеры" - вечно что-то меняющие, выкручивающие льготы, лекарства, конфеты, тряпье. Они сродни барыгам.

Взаимоотношения всех строго, как мы видим, определены "тюремно-лагерным законом". У всех свое место, очерченное четкими границами. Впрочем, если не забыть, что зона - модель общества, то можно предположить, что происходящее на свободе (купля-продажа, рост цен, уличный и милицейский беспредел) зеркально отражается за колючей проволокой. На свободе неизменны моральные принципы - однако они попираются сплошь и рядом. В тюрьме и зоне непоколебимы "понятия" и "наказы" воров в законе - видимо, и они игнорируются некоторой наиболее "отмороженной" частью каторжанского социума. Слава Богу, если не везде это так...

Часть 7. Азартные игры

В карты никогда не играют просто так. И никогда не говорят: сыграем "просто так", ибо это выражение означает игру на то, что ниже спины. Говорят: играем "без интереса" или "под интерес". Играют обычно один на один. Время - по договоренности, до отбоя например... Или - пока есть ответ в денежном или вещевом выражении. В долг (на представку) играют один раз. Проиграл - плати, нет - значит, ты ставил фуфло

Азартными в тюрьме и в зоне являются все без исключения игры - шахматы, шашки, домино.

Играют и в нарды. Это практически разрешенная игра в зоне. Но проигрыши равнозначны карточным, а страсти - не менее жестоки.
Бура

Обычно играют двое. Раздается на руки по три карты, остальная колода кладется рубашкой вверх и одна карта высвечивается козырем. Каждому игроку надо набрать тридцать одно (не меньше) очко взятками. Туз - одиннадцать очей (очки сокращенно и умилительно называют - очи).Десятка - десять очков. Король - четыре, дама - три, валет - два очка. Остальные карты "очей" не приносят. Начинает ходить тот, кто раздавал. Он может пойти с двух карт, если у него две карты одной масти. Партнер должен либо побить эти карты (по старшинству масти либо козырем), или сдать взятку, т.е. любые две карты сбросить крапом вверх, не раскрывая. Недостающие карты игроки берут из колоды, и игра продолжается. Кто взял взятку, тот и ходит опять. Карты из колоды берутся по одной. Одну карту берет один игрок, за ним берет одну карту другой... пока у каждого на руках опять не станет по три карты. Если же вдруг у игрока на руках сразу три козыря, то он объявляет: "Бура!". Игра заканчивается его победой. Он собирает и раздает вновь. Закончился как бы один кон.

Игроки могут договориться и каждый кон оценить в деньгах. Сыграв двадцать конов, они могут сделать взаимозачет и расплатиться друг с другом. Если на руки приходят не козырные все три карты одной масти, то игрок объявляет: "Молодка" и заходит вне зависимости от очередности хода В середине игры каждый игрок вправе объявить: "Игра сделана". Тем самым он прерывает игру и подсчитывает очки, которые он набрал взятками (и с учетом сноса партнера).

Если при этом у него набирается тридцать одно и больше очков - то он выиграл данный кон. Если же нет - кон выигрывает партнер. При одновременном наборе одинаковых мастей ходит тот, кто перед этим взял взятку. Если у обоих партнеров пришла бура (три карты козырной масти), то выигрыш у того, у кого больше и сильней карта. Вышеприведенные правила буры считаются классическими и вполне устоявшимися, однако в различных регионах могут иметь место некоторые расхождения.

Играют тридцать шесть листов. Значение карт: туз - одиннадцать очей, десятка - десять и так далее. Валет - два очка, дама - три, король - четыре.

Очко

В игре могут участвовать достаточно много человек. В самом начале игры определяется первый банкуюший - тот, кто будет сдавать карты и выставлять начальную сумму денег в банк. Обычно все желающие банковать поднимают карты "на старшего", то есть "вслепую" берут какую-то часть карт из колоды и переворачивают. У кого оказалась самая старшая карта (туз, к примеру), - тот и начинает банковать. Если у кого-то еще на руках такая же по старшинству карта, то раскрывают карты дальше... Пока у одного не окажется старше, чем у партнера. В начале игры определяется минимальная сумма банка и минимальный "бой", то есть часть банка, которую можно "бить" (отыгрывать). "Стук" - это объявление банкуюшего, что данный кон и раздача карт является последней. Обычно он объявляется тогда, когда в банке собирается денежная сумма, в десять раз превышающая первоначальную. До "стука" банкуюший не может прекратить сдавать карты, если только кто-то из игроков не "ударил" по всему банку и выиграют.

Что происходит в момент "стука"? Игра идет так же, но когда последний (по правую руку от банкуюшего) игрок ударил (выиграл или проиграл) и в банке остались деньги - то все они переходят к банкующему. После этого право банковать переходит к другому игроку. И все начинается сначала. Раздача карт. Банкующий должен тщательно перетасовать карты, последней руке (тому, кто сидит от него справа) дать срезать колоду. Затем с верха колоды банкующий раздает по одной карте всем игрокам. Себе карту он сдает в последнюю очередь. Далее нижней картой он "зарезает" колоду (то есть отделяет свою карту, которую он кладет поперек колоды).

Теперь уже все карты вытаскиваются снизу колоды. Игроки командуют, давать ли им еще карты, или хватит. Смысл - набрать двадцать одно очко. С каждой новой картой, полученной из колоды, возрастает вероятность и "перебора", то есть когда все карты на руках дают больше, чем двадцать одно очко. Перебор - проигрыш. Игрок обязан тут же показать открытыми все карты и доложить ту сумму в банк, которую он "бил" (играл). Если будет перебор у банкующего, то игрок выигрывает и забирает сумму, которую он "бил" (играл). Все отыгравшие карты банкующий укладывает сверху колоды (как и свои собственные).

Каждого нового игрока он спрашивает: "На сколько идешь (бьешь)?". Обычно игроки бьют какую-то часть банка: третью часть, половину или весь банк. Условия, конечно, простые. Если выиграл игрок - то он берет эту часть банка себе. В случае его проигрыша - он доставляет эту ставку в банк. Очень важно банкующему спросить игрока о том, какую часть банка он намерен "бить" до того, как тот заказал следующую карту.

Если у игрока и банкующего окажется одинаковый по значению набор очков, выигрыш считается в любом случае за банкующим. Если у игрока сразу выпал набор в двадцать одно очко, в этом случае он объявляет о своем наборе и банкующий не имеет права производить набор для себя.

Есть и такой вариант в игре. Игрок набрал уже несколько карт и боится брать еще одну карту "в открытую" для себя. Он может попросить банкующего дать ему одну карту "в темную" и играть себе. Банкующий начинает сдавать карты себе. Тут есть несколько вариантов. Если банкуюший сделал перебор - то выигрыш остается за игроком (на это игрок и рассчитывал!). Когда банкуюший "остановился", он просит игрока открыть карты. Если там перебор, то игрок проиграл. Если вышло при такой игре одинаковое количество очков - то выиграл банкующий. Если у игрока и банкующего выпало двадцать одно очко, то выигрывает игрок, ибо считается, что его очко "в темную" пришло раньше.

Существуют еще разные мелкие варианты в этой игре. Некоторые игроки договариваются считать, что любые пять картинок подряд означают двадцать одно очко. Некоторые над обычным очком пытаются установить "суперочко" (к примеру, два туза). А у других - два туза означают всего лишь перебор (кстати, два туза именуют почему-то "красной Москвой"). Иногда на банкующего пытаются наложить какие-то запреты. К примеру, если он набрал уже пятнадцать очков - то обязан тащить еще одну карту, якобы он на пятнадцати не может останавливаться. А на семнадцати очках он, наоборот, не имеет права больше вытаскивать очередную карту, то есть обязан "стоять". Некоторые игроки запрещают после каждого кона банкующему тасовать колоду. Он ее просто переворачивает, сдает игрокам, себе, зарезает и начинает снизу тащить карты на новом кону. Конечно, эти хитрости устанавливают те игроки, которые внимательно смотрят, в каком порядке были набраны карты предыдущего кона, сложены банкующим, и на следующий кон они уже смогут выстроить весь порядок карт. Могут соблюдаться какие-либо дополнительные правила и налагаться штрафы на банкующего.

Рамс

Перед началом игры определяется сдающий, который сдает по пять карт и открывает козырь, кроме того, пять карт откладывает в "прикуп". В этой игре важно не оказаться сдающим карты, так как партнер в случае плохих карт может заменить их на "прикуп", а сданные "зарыть" в колоду. Если пришел козырной туз, то ходят с него обязательно, иначе игрок получает пять штрафных очков. Если туз лежит на "вскрыше", то есть обозначает масть, то ходят королем. Если на одних руках имеются козырные дама и король (марьяж, то обязателен заход с одной из этих карт. Нарушение этою правила тоже штрафуется пятью очками. Целью игры является списание 15 очков, которые записываются каждому игроку перед началом игры Каждая взятка оценивается в одно очко. Если приходят два валета одного цвета, то списывается пять очков. Если у обоих партнеров соберутся по два валета одного цвета, то списывает очки тот, у кого есть козырной валет. По договоренности в таких случаях перед началом игры могут очки списывать оба партнера. Если одному из партнеров пришли 5 карт одной масти ("рамс"), то он списывает 5, а партнер записывает себе 5 штрафных очков. Если "рамс" козырной, то эти очки удваиваются. Если в процессе игры партнер не взял ни одной взятки, то ему начисляется пять штрафных очков, и кроме этого, он должен уплатить заранее определенную сумму ("прокат"). Выигрывает тот, кто списал ровно 15 очков. Если он списал больше, например, 17, то ему записывается 17 штрафных очков

Третями

Оба партнера имеют по колоде карт. Для того, чтобы определить, кто будет метать карты, партнеры договариваются, какая карта мечет. Если, например, произносится фраза: "Молодка мечет", то метать карты будет тот, кому выпала младшая карта. Если "Старший по стосу мечет", то метать карты будет тот, кому выпала старшая карта. Значение карт идет от семерки до туза. После растасовки колоды партнер своей картой "подрезает", т.е. разделяет, колоду противника. После подрезки он же выбирает любую карту из своей колоды и кладет ее отдельно, но не показывает противнику. Задача игроков: поймать выбранную карту, для чего мечущий карты открывает нижнюю карту из своей колоды ("нечет"). Если она не совпала с отложенной, то открывает карту для партнера также из своей колоды ("чет"). Ловля карт может быть цветной, полуцветной и простой. Если выпала карта одной масти и одного значения с отложенной, то выигрыш составляет 100% от ставки ("цветная"), если выпала карта одного цвета, то выигрыш - 2/3 ставки ("полуцветная"), если выпала только одного значения, то выигрыш составляет 1/3 ставки. Выигрывает тот, на чью сторону выпала соот-
ветствующая карта.

Тринька

Эта игра имеет также второе название - "сека". Из колоды в 36 карт отбираются простые карты с тузами (без картинок). Если картинки оставляют, то это будет "сека". В колоде таким образом остается 24 карты, и максимальное количество игроков - восемь человек. Перед самым началом игры определяется сдающий. Обычно это делают подъемом на "старшего". Игроки поднимают каждый группу карт, а затем переворачивают. У кого самое большое значение, тот и будет первым сдавать карты. А затем сдает тот, кто выигрывает кон.

Если у двух или у трех игроков оказались самые крупные карты, к примеру, тузы, то каждый раздвигает (снимает) эту карту, и за ней сравниваются следующие карты. И так до тех пор, пока у кого-то не окажется старшая карта относительно противника. Кгда игроков много, то определяется сдающий обычно следующим образом. Один из игроков перетасовывает карты, а затем сверху начинает высвечивать значение карт, приговаривая: "Стол, хозяин, ты, он, тот" и т.д. Под "столом" понимается самая первая снятая карта. Под "хозяином" - сам сдающий в данный момент. Каждая следующая карта - это значение для каждого последующего игрока. Карты вынимаются до тех пор, пока не выпадет первый туз. Возникает как бы своеобразная считалочка. На кого выпадает туз, тот и может начать тасовать и сдавать карты.

Когда все игроки по первому кругу отреагировали и сделали свои ходы, то только тогда могут в свои карты посмотреть и тот, кто "затемнил", и тот, кто "перетемнил". Теперь и они решают, что же им делать. Или "упасть" (выбросить карты), или продолжать играть, делая ставки. Ставки могут только повышаться и быть никак не меньше "затемненной" или "перетемненной" суммы. Игрокам, которые "затемнили" ("перетемнили"), выпадет только одно преимущество. Они имеют право "скрываться" игроку под свою правую руку за "затемненную" ("перетемненную") сумму, а остальные игроки "скрываются" только за удвоенную сумму этих значений. Очки считаются по мастям. Если на одной масти у вас выпадает, к примеру, туз, десятка, девятка - то это значит, что к вам пришла самая большая "тринька" (три масти) суммой в тридцать очков. Туз, как и во многих играх, принимается за одиннадцать очков. Самую большую "триньку" могут перебить только два сочетания карт. Это три шестерки, а их в свою очередь бьют три туза. Никакие больше сочетания карт не считаются "триньками": "три девятки", "три восьмерки" и т.п. Исключение составляют три десятки. Но при этом сочетании игрок может в любой момент игры "вскрыться" и потребовать только пересдачи карт на данный кон. То есть, его карты ничего не значат, кроме десяти очков одной из десяток, но он может требовать пересдачи. При этом уже нельзя забирать из банка деньги, которые все "проходили" в данном розыгрыше. Если игрок с тремя десятками на руках в "темную", не раскрывая карт, сумел провести игру на данном кону и всех победил, то о н забирает банк и не обязательно ему требовать пересдачу. А это может быть в случае, если он бросил в банк крупную ставку, остальные испугались - "упали", а он таким образом остался один, и можно никому не раскрывать значение карт.

Тэрс (терс, тэрц)

Как правило, в этой игре участвуют два человека. По старшинству или меньшинству определяется раздающий карты, который сдает по 9 карт и открывает козырь. В следующей партии сдает тот, кто взял последнюю взятку.

Цель игры - набрать более 530 очков. Сочетание трех карт одной масти подряд называется тэрсом (7, 8, 9, 8, 9, 10, дама, король, туз и т.д.).

Если у партнера на руках тоже тэрс, то выигрыш определяется по старшинству карт. Если выпали 4 карты подряд одной масти ("кварт"), т0 записывается 40 очков (два "тэрса") и добавляется еше 50 очков, т.е. "кварт" дает 90 выигрышных очков. Если пришло 5 карт ("пятерик") - то записывается 260 очков; при 6 картах ("шестерик") - 530. Если пришли козырные король и дама ("марьяж"), то партия прекращается, и их владельцу записывается 20 очков.

Если у одного из партнеров оказалось 4 короля, или 4 дамы, или 4 туза, то ему записывается 100 очков; если 4 валета, то - 200 очков. Если игроку попала козырная семерка, то он заменяет ее козырем, лежащим на "вскрыше". За незамен - 100 штрафных очков. Эта семерка достается тому, кто набирает карты из колоды последним. Если даже по забывчивости игрок будет играть восемью картами вместо девяти, то он штрафуется 100 очками (соответственно, если семью - то 200). В случае, если игрок взял из колоды более 9 карт, то он объявляется проигравшим. Самой старшей картой при игре в "тэрс" является козырной валет. Если он пришел в конце игры, то дает выигрыш в 30 очков, а если в начале или в середине - то 20 очков и право на сдачу карт в следующей партии. Второй по старшинству картой считается козырная девятка. Она дает 13 очков. После розыгрыша колоды подсчитываются очки в набранных картах: валет (не козырной) - 1 очко, дама - 2 очка, король - 3 очка, десятка - 10, туз -11, девятка козырная - 13, валет козырный - 30 (20). Остальные карты при подсчете в очках не оцениваются. Всего при подсчете на двух партнеров приходится 150 очков, если валет козырный пришел в конце игры.

Байбут

Азартная игра в кости. В зависимости от сочетания выпавших цифр определяется выигрыш или проигрыш. Они бывают двойные или одинарные. Двойной выигрыш - 6х6, 5х5. 3х3. Одинарный выигрыш - 5х6. Двойной проигрыш - 4х4, 2х2, 1х1. Одинарный проигрыш - 1х2. Все остальные сочетания не действительны, и бросок повторяется. Играют на деньги, вещи или желание.

Тюремный козел

Камерная игра со спичечным коробком, который на краю кровати или нар подбрасывается щелчком вверх. Если коробок упал этикеткой вверх, игроку начисляется два очка, на ребро - 5, стоя - 10 очков, тыльной стороной - 0 очков. Надо набрать 50 очков. Игроки с многолетним опытом умудряются выбрасывать каждый раз на ребро. Поэтому сражение между искушенными соперниками неинтересно. Игра может вестись на деньги, вещи, продукты питания, щелчки. Обычно в игре участвуют двое, но бывает, что к "тюремному козлу" подключается вся камера. Он удобен тем, что требует нехитрого инструмента, такого как спичечный коробок.

Хитрый шофер

Камерная игра, в которой новичку завязывают глаза и заставляют на стуле имитировать действия водителя в определенных ситуациях. Скажем, кто-то кричит: "Красный свет!", и "шофер" обязан нажать ногой "тормозную педаль". В процессе игры ему объявляют дорожные знаки, моделируют различные транспортные ситуации, предлагают поломку автомобиля. Звучат окрики: "Поворот направо", "Въезд запрещен", "Обгон запрещен", "Старушка на дороге" и тому подобное. На команду "Легавый светофор" подопытный зек должен приложить ладонь к виску, мило улыбнуться и сделать неприличный жест. Если "хитрый шофер" допускает промашку, внимательная братва опрокидывает его в "кювет", скажем, в таз с водой.

Шмен (шмевдэмэ)

Игра на деньги по сумме цифровых значений на денежных купюрах. Игроки договариваются, какая цифровая комбинация считается выигрышной: по общей сумме цифр, по числу четных или нечетных, по разнице чисел и тому подобное. Как правило, победитель забирает купюру проигравшего.

"Двенадцать бумажек"

Лагерная игра, распространенная в ВТК. В эту игру вовлекают неопытного новичка, фамилию которого пишут на двенадцати бумажках. На первой пишется, где спрятана вторая, на второй - третья и т.д. Человек, чья фамилия написана на бумажке, становится "слугой" нашедшего, то есть выполняет его желания. Способы игры разные, принцип - один: сохраняется жесткая последовательность, при которой цепь бумажек приводит к заранее определенной жертве.

Три товарища

Игра, в которой новичку предлагают выдергивать одну из трех спичек, зажатых в ладони. Если он вытянул самую короткую, то он с завязанными глазами должен угадывать, кто наносит ему удары. В большинстве случаев "спичечный шулер" изначально обрекает игрока на поражение. Все спички оказываются короткими.

Вот один из фрагментов игры в следственном изоляторе.

К новоприбывшему зеку, с опаской взирающему на всех и вся, подходят два человека:

- Не грусти, земеля. Давай сыграем.

- Я не хочу играть.

- И я не хочу, и он не хочет. Но надо. Тебя нужно прописать.

И начинается сцена традиционного игрового истязания. Угадать ударившего зека невозможно, так как опытные зеки имеют договор между собой.

Новичка колотят с каждым разом все сильней. В правильных хатах эта игра не популярна, так как почти обязательно подразумевает жестокость. В беспредельной камере - другое дело. По тюремным правилам в "три товарища" сражаются до первой крови, но в пылу азарта очень легко перейти дозволенную черту. Под конец игры новичка могут ударить по гениталиям или в глаза. Все зависит от настроя "экзаменаторов". Случалось, что после такой прописки начинающий зек поступал в санчасть.

Проверка зрения

Камерная игра, распространенная среди несовершеннолетних. Новичку предлагают закутать голову в пиджак и через рукав угадывать различные предметы. Зек послушно набрасывает пиджак, один из "окулистов" услужливо поддерживает рукав, чтобы испытуемый мог наблюдать через узкое отверстие за предметами, которые поочередно подносятся к рукаву. Из пиджака доносится глухое: "коробка спичек", "карандаш", "дуля" и так далее. В один из моментов, когда новичок немного расслабляется и действительно принимает все происходящее за игру, кто-то наливает в рукав воду. Случается, что перед рукавом снимают штаны и показывают "пациенту" половой член.

Тот правильно называет этот предмет и тут же получает в глаз теплую противную струю.

Разновидностью этой игры может быть и такая ситуация, которую называют "Пропади, копейка". Трое зеков, среди которых и новичок, растягивают за края пиджак. В середину пиджака бросают монету, и ведущий, играющий роль фокусника, обещает незаметно похитить монету. Кто первый заметит пропажу монеты, тот и выиграл. "Фокусник" начинает громко бубнить: "Пропади, копейка. Пропади, копейка..." Новичок во все глаза наблюдает за копейкой, а в это время кто-то из игроков, поддерживая пиджак лишь одной рукой, расстегивает штаны и мочится на новичка. Тот замечает подвох, когда штаны полностью намокли. Он отбрасывает пиджак, но облегченный зек уже успел застегнуть штаны. Камера давится со смеху, а мокрый зек поспешно и с отвращением сдирает с себя штаны.

"Шары" и "уздечки"

С тюремной камеры начинается приобщение новоявленного зека к садо-мазохистской "хирургии", специализирующейся на вживлении в детородный орган так называемых "шаров". "Шары", по убеждению любого зека, способствуют наиболее полному удовлетворению женщины во время физической близости. Самому "шароносителю" они, вероятно, доставляют лишь моральное удовлетворение.

Делаются "шары" из оргстекла (зубная щетка); обломок затачивается до размеров от 3 до 20 мм в диаметре, полируется тщательнейшим образом...

Для операции нужен хорошо заточенный гвоздь-сотка или "весло". Дезинфицируется "инструмент" кипятком (как и сам "шар"). Пациент кладет член на гладкую поверхность (скамья, например) и оттягивает вправо или влево крайнюю плоть. По оттянутому месту "хирург" бьет "инструментом"; в кровоточащее отверстие вставляется "шар". И перебинтовывается в меру чистым носовым платком. Хорошо, если удается выпросить у заглянувшего в камеру медика (лепилы) таблетку стрептоцида: "послеоперационный" период часто протекает в форме сепсиса (заражения крови); орган утолщается до размеров ноги. Иногда и во время самой "операции" "хирург" промахивается (что-нибудь под руку сказали) и попадает гвоздем точно в вену. Это "фильм ужасов"... Ставят также и "уздечки": пробивается дырочка внизу; сквозь нее протягивается леска; дырочка не зарастает: теперь на нее можно подвесить все, что угодно, вплоть до золотой серьги...

В зоне эти операции почти безопасны, потому что гораздо легче достать медикаменты и перевязку. Но в зоне практикуют еще и "уникальную" операцию по закачиванию под кожу полового члена вазелиновой смеси, увеличивая толщину органа до неимоверных размеров. Делается и "розочка" - методом рассечения крайней плоти на четыре части...

Есть зеки, носящие в штанах буквально "кукурузный початок": двадцать, тридцать, сорок шаров - кто больше?..

А еще, говорят, вживляют в член свежеотрезанные крысиные уши... по бокам...

Часть 8. Дела прикольные. Споры

"Приколы", "рОманы" (с ударением на "о") - занимают, как и азартные игры, значительное место в жизни зека. Есть истинные мастера приколов, умеющие заворожить массу слушателей увлекательнейшим рассказом из собственной жизни, переложением кинофильма или попурри из того и другого. Не надо путать мастера прикола с "гонщиком", "гонщик" даже из правдивого рассказа делает бесстыдное вранье; слушателей же обмануть невозможно: "Все, Васятка, подвязывай "базар", не гони гусей... Пусть лучше Бирюк приколет что-нибудь..." В одной из камер СИЗО города С. дожидался этапа на зону Дядя Семен (кличка), бывалый зек с шестнадцатилетним стажем строгого режима. Однажды его внимание привлекла проскользнувшая в поисках пищи мышь, и Дядя Семен, откашлявшись, проникновенным голосом поведал сокамерникам историю о том, как семь лет тому назад он ждал этапа в Ростовской тюрьме, и прикормил в камере крысу, и дал имя - Машка, и крыса эта выходила из щели под стеной на его голос. "Скажу, бывало, негромко так: "Машка! Машка!" Смотрю - нарисовалась, родная... Положу сухарик - подбежит, понюхает - и носик в сторону. Обижается, падла... Я тогда ей сырку голландского шматок - мать дачку подогнала три дня тому... Машка к сыру, подбегает - и передними лапками, одна о другую, потирает: рада, сучара, донельзя... Кентовались мы с ней месяц - не разлей вода! А тут этап: с вещами! на выход! Я сидор собрал, Машку зову: "Машунь! Машунь!" Гляжу: выходит. "Прощай, Машка!" - говорю. А она на задние лапки встала, смотрит грустно... А из правого шнифта (глаза) - по щеке слезинка, махонькая такая..." Тут Дядя Семен замолчал. Возникла общая пауза, после чего чей-то робкий голос произнес: "А что? У меня был кот..." - последовала еще одна, не менее увлекательная история.

Такие Дяди Семены ценимы в зоне, их охотно приглашают чифирнуть - это солидные люди, не допускающие никакой клоунады даже в самом развеселом приколе. "Интеллигентные люди" ценятся как рассказчики лишь в том случае, если они входят "своими" в общий зековский круг. Лишь по прошествии некоторого времени к их знаниям начинают относиться, что называется, по заслугам, обращаются с просьбами юридического характера, разрешают с их помoщью сложные вопросы и споры "культурного свойства". Ни должность, ни ученое звание не могут, как на свободе, заставить себя уважать. В зоне нет ни докторов наук, ни директоров, ни офицеров, ни десантников, ни каратистов. Есть все те же - блатные, "мужики", "козлы" и "петухи". Это следует запомнить. Спорить ("мазать") на что-нибудь за что угодно - вещь опасная. Выпускник института культуры, (отмотавший, правда, уже два срока за квартирные кражи) не обходил ни одной литературной темы. Его подловил бывалый "мужик" Н. Разговор шел ни о чем, пустопорожний. На устах "культуного" мелькнуло: "...А Лев Толстой в "Войне и мире" написал..."

На что Н. заметил: "Войну и мир" Чехов написал".
Заспорили.
"Культурный" сбегал в библиотеку, принес книгу:
"Видал?"
"Ну, - ответил Н. - А ты - видал?"
"Что?"
"Ну, как Лев Толстой "Войну и мир" писал? Ты что, очевидец?"

Авторитет отряда на разборке этого дела (100 рублей) признал правым Н., дабы проучить всем надоевшего спорщика...

Приколы, споры, азартные игры сводятся опять к тому же - необходимости жесткого контроля за своим поведением и особенно - словами. Ведь досуг зека, если исключить карты, и состоит в основном из долгих ночных разговоров после круговой кружки чифира. Кто вспоминает, что было, кто предполагает, что будет...

К жанру прикола относятся также и всевозможные розыгрыши и камерные феерии.

Как известно, в "Крестах" камеры небольшие по площади. От двери до решки - 3,5-4 м. Зеки одной из камер склеили из газет длинную трубу, один конец вывели, отогнув жалюзи, за решку, в ночное звездное небо, другой конец приставили к "глазку". Потом постучали в дверь:

"Командир! Подойди, командир!"

"Командир" подошел нехотя и первым делом, согласно Уставу, заглянул в "глазок". Увидев вместо освещенной камеры с зеками созвездия Северного полушария, "командир" бросился бежать за подмогой. Пока суд да дело, труба была спущена в унитаз без остатка. Ошалевшего "командира" послали на обследование к психиатру. В тех же "Крестах" малолетки в одной из камер исхитрились замазать хлебным мякишем все щели и отверстия, напустили в камеру воды и устроили небольшой и довольно глубокий бассейн... В камерах общего режима новичкам предлагают написать заявление типа:

"Прошу отвести меня на вещевой рынок вверенного вам учреждения для продажи и обмена ненужных вещей", "Прошу внести меня в список автобусной экскурсии по городу Ленинграду (1984 г.)", "Прошу выдать топор ля обработки под швабру деревянного бруска". Пупкари знают о розыгрышах, и это их тоже развлекает... Другие приколы гораздо более жестоки: для них выбирается в качестве жертвы какой-нибудь безответный окамерник. Во время сна к члену жертвы (это может быть и палец в мягком варианте) привязывается шнурок, на другом конце которого - грязный ботинок. Ботинок ставится на шконку перед закрытыми глазами бедняги. оснувшись, тот отбрасывает ботинок в сторону - и т.д. и т.п. В другой камере соорудили чучело, положили его на шконку, так, чтобы из-под одеяла торчали сапоги. При пересчете оказалось, что зеков на этаже на одного больше. При повторном пересчете - на одного меньше. Шум, гам, ментовская разборка. В общем, как в тюрьме, так и в зоне достаточно возможностей и объектов для юмора и сатиры, для фарса и гротеска; но как ни называй, жанр один - "прикольный".

Часть 9. Колония

Путь в зону может быть и короток, и весьма долог. "Столыпинский" вагон цепляют обычно к так называемым "пятьсот-веселым" поездам, которые не спеша передвигаются по каким-то немыслимым круговым веткам, объезжая озера и возвышенности. Иногда поезд (вернее, сам вагон) поднимается на север, затем спускается на самый юг и оттуда берет курс на Дальний Восток. Впрочем, ни зекам, ни конвою ВВ некуда спешить: солдат спит - служба идет, зек спит - срок идет. Но хорошо, если вагон заполнен зеками по норме - можно спать, сидеть, испытывая лишь вполне переносимый голод, жажду и малую нужду. Пайка этапника и состоит в основном из не в меру соленой рыбы и хлеба - вода же подается лишь по просьбе. И по желанию конвоира. Так же удовлетворяется и малая нужда. Если чересчур упорно настаивать на выводе в "туалет", то конвоир, при выводе, может отоварить по почкам рукояткой пистолета или пнуть сапогом побольнее.

И вот - снова автозак. Он не переполнен, он за каких-нибудь двадцать минут домчит до ворот лагерного "шлюза", и снова изменится ваша жизнь -на этот раз конец ("звонок") этой жизни (если, конечно, ничего не случится) точно определен приговором суда. В этом что-то есть мистическое; только особо избранным святым Господь открывает время кончины и перехода в иной мир. А тут - почти две тысячи грешников знают точный день и час своего перехода - в не менее, если так можно выразиться, иной мир.


Карантин

Вновь прибывших с усмешечкой рассматривают прапора, солдаты. Тут же тусуются деловитые зеки с нашивками на рукавах: "козлы" административной обслуги. Они заполняют какие-то бумаги, разговаривают с ментами как с равными, иногда даже на повышенных тонах. Это, так сказать, "вершинные", "горные козлы". Именно они - первые в очереди на УДО (условно-досрочное освобождение). Когда вас заведут в зону, вы навряд ли еще раз, до конца срока, встретитесь с этой частью лагерного мира. В карантинном дворике - оживление. За сеткой тусуются подосланные заинтересованными людьми "маклеры". Они предлагают разного рода бартер, уговаривают не сдавать на склад ничего (пропадет, мол...). И действительно - пропадает. При входе в зону сдаешь приличный костюм индпошива и новые итальянские черные туфли, а "по звонку" (окончание срока) получаешь того же цвета, но все иное: в твоих вещах уже кто-то "откинулся".

Зоновская "милиция" тоже "нагоняет жути" на вновь прибывших. Для бывалых людей это дело привычное...

В карантине могут продержать несколько дней, фиксируют отрицаловку, убалтывают" подходящих зеков в "козлятник".


Распределение

Распределение по отрядам, по работам происходит по-разному. Иногда это делают два-три человека: "хозяин", начальник "промки" (рабочей части зоны), "кум" (начальник оперчасти... Иногда собирается за большим столом целая кодла: кроме вышеперечисленных - медсанчасть (главлепила), директор школы, всевозможные мастера и начальники участков, отрядники и т.д. Входящий зек называет статью, срок, специальность... Если есть - инвалидность.Распределили - и выдают матрас, постельное белье, кружку, ложку.Главшнырь ведет в отряд, передает зека завхозу, который точно определяет принадлежность зека к той или иной группе. Делает вывод: давать место или этот зек сам себе его найдет - после того, как представится "блаткомитету". В бараке всегда найдутся люди, которые введут новичка в курс дела. Заискивающий барачный шнырь расскажет охотно о всех нюансах быта; какой-нибудь не вышедший по болезни на работу зек сообщит последние новости и заочно представит соседей.


Барак

Это каменное или деревянное здание - одноэтажное чаще, но если и пятиэтажное, все равно называется бараком. Такие же, по конструкции, шконки, как и в тюрьме: рама 1,8х0,5 м, ножки 0,5 м. Второй ярус - на высоте 1-1,5 м, бывает и третий... Но вместо продольных и поперечных стальных полос - чашек всего лишь обычная сетка - у кого простая, "солдатская; у кого "поблатней" - панцирная... Вечером, когда все на местах, в бараке стоит нескончаемый гул слившихся воедино голосов. Одни играют в азартные игры, в другом углу гоняют чифир; кто-то подельничает - режет самодельным резаком симпатичную шкатулочку, которую обменяет потом на чай; человек десять сразу хохочут над приколом; иные - крепко спят под этот, казалось, непереносимый гвалт. Табачный дым стоит столбом. Но все ко всему привыкли. Слава Богу, тепло.

Окурки, бумажки бросают в проход между рядами шконок - шнырь уберет. Впрочем, в условиях табачного дефицита из окурков вытряхивается табачок в специальную баночку из-под какого-нибудь монпансье. Иногда устанавливается такой порядок: днем мусор бросается в мусорные ведра, а ночью, после отбоя, в проход. Но это тонкости...

Угол барака - блатное место. Там обычно спит (живет) "смотрящий", авторитет. Рядом - его приближенные. Да и все нижние места имеют свою блатную степень - кроме разве что шконок у самого входа, на которых обосновываются "петухи" (это на строгом режиме).
Зек с понятиями сам представляется авторитетным, которые быстро вычисляют его возможности и способности. По их меркам в таком случае и будет кроиться его дальнейшая жизнь. Умывальник и "дальняк" (туалет) - иногда на улице, но чаще - в самом бараке, отдельное помещение. Тут, в умывальной, обычно заваривают чай - с помощью "машины" - нагревателя из двух металлических пластин (трансформаторные, или, если есть, бритвенные лезвия).

Ночью по отрядным баракам ходят контролеры - группой, три-четыре человека, светят фонарем в лицо, будят тех, у кого в карточке красная полоса "побегушника" (склонен к побегу). По ходу дела будят всех, перебивают короткий сон у рабочего люда...


Чай

Из чая зек приготовляет напиток, именуемый "чифиром" (чифир, чифирь).

Уровень ритуальности этого действа сравним лишь с ритуальностью японской чайной церемонии - при полном, так сказать, антагонизме. Если нет электричества (в лесу), то берется стандартная эмалированная кружка, покрытая внутри черной чайной окалиной; наливается вода и кипятится - на головешках костра. На 300 граммов воды насыпается чуть больше половины 50-граммовой пачки чая (обязательно листового). Осевший чай поднимается еще одним нагреванием и накрывается для настоя самодельной крышкой. Если чаю в достатке, то "поднимать" его не обязательно, достаточно запарить - но более длительное время. Поднявшийся чайный лист постепенно оседает; после запарки и усадки листа чай переливается в посуду для питья - особый шик представляет хорошая фарфоровая чашечка, но сгодится и стакан, и просто стеклянная баночка. Из чашки напиток переливается обратно в кружку (это называется "оженить"), затем - снова в чашку. Напиток готов к употреблению. Чифир после заварки - почти тягучая черная жидкость. Пьют его горячим, пуская чашечку или баночку по кругу, делают по два или три глотка (в зависимости от обычая зоны).


Труды

Места лишения свободы недаром называются исправительно-трудовыми. С исправлением все ясно, дело пятое, а вот труд как раз и являл в советских лагерях доминанту бытия зека. Дать какие-то конкретные советы первоходочнику весьма затруднительно. В зонах никто сам не определяется; раньше работы было много, теперь работы нет. Где есть работа - сытно и тепло, нет работы - голодно и холодно. Что же касается "должностей", то в одной из предыдущих глав читатель уже ознакомился с приблизительным списком "козлячьих кормушек"...


Стук по миске

Лагерная норма питания по калорийности близка, наверное, к гербалайфу.Лагерный блок питания вообще творит чудеса в деле сокращения малой пайки. Говорят, так: в котел бросают мясо, варят его, не снимая никаких пенок, затем бульон разливают, срезают с костей мякоть, оставляя так называемые "гланды" (мослы и жилы), снова заливают водой и варят зековский "суп". Из отлитого бульона варят "офицерский борщ" и "солдатскую похлебку", делят мясо... Характерны и названия еды: суп "могила" (плавает скелет рыбки), суп "подводная лодка" (плавает одна маленькая, как будто аквариумная, рыбка), "полиэтилен" (каша из загадочного злака) и т.п., "гидрокурица" (селедка), она же - колбаса с глазами.

"Стук по миске" - в завтрак, в обед и в ужин. Раздатчик стучит черпаком по миске как можно эффектней, создавая впечатление большого количества и выпячивая перед зеками свою "честность" и "старательность"...


"Феня" с "пальцами" на корточках

Именно по языку угадывают опытные зеки своего собрата, определяют его принадлежность к тому или иному режиму. Отсидевший чуть больше года первоходочник, нахватавшись верхушек, уже сыплет направо и налево блатными oборотами. Однако использует он их там, где надо и не надо. Напротив, зек с двумя-тремя ходками (и тем более - "полосатик с особого режима") вставляет блатные слова очень и очень точно, не злоупотребляя остроумной и опасной лексикой: за всякое неверное слово зек отвечает немедленно. Разговору помогают усиленной жестикуляцией, т.н. "гнутыми пальцами". "Гнутые пальцы" тоже вошли в обиход "вольной жизни" и стали непременным атрибутом общения в среде "новых русских". Но появилась эта привычка от "щипачей" (карманников) и "катал" (профессиональных картежников) - это они "гнули пальцы", постоянно их тренируя, дабы не потерять умения осуществить "карманную тягу" с "чердака фраерского" "лепня" (кармана пиджака жертвы) или "передернуть картишки" на глазах у "лоха".

Сидение на корточках - тоже один из признаков "тюрьмы и зоны", но признак этот не несет никакой особо блатной нагрузки, а вызван к жизни элементарными правилами гигиены. Дело в том, что скамейки и стулья достаточно редки в лагерях, и, как мы уже говорили, беседы и азартные игры проводятся прямо на шконках. На улице (в отрядных двориках) скамеек тоже нет, и если каждый будет садиться на камень, траву или просто на асфальт, а потом водружать пыльную задницу на чужое одеяло или простыню, то никакая баня не справится с всеобщей загрязненностью, никакая прачечная не отстирает зековское белье.

Подражая взрослым, садятся на корточки подростки - неумело гнут пальцы, пытаются "калякать", щеголяя "феней", не подозревая об истинном происхождении этих непременных естественных атрибутов тюремно-лагерного мира.

Легенды и мифы

К легендам и мифам тюрьмы и зоны относятся всевозможные личности (в основном - воры в законе), события (приезд вора), сами зоны (сверхголод или сверхсытость), амнистия, побеги и многое другое.

В частности, якобы на одной лесной зоне умелец соорудил вертолет из бензопилы "Дружба" и улетел за предел досягаемости автоматчиков (при рассказе обязательно называется номер зоны, управления, всякий раз - иной); в другом "учреждении" кто-то перепрыгнул запретку на пружинах, прикрепленных к кирзачам; в третьей - сшил мундир, загримировался под самого "хозяина" и ушел куда глаза глядят.

Амнистия 1953 года - самая знаменитая. По мнению большинства зеков, по этому Указу вообще освободили всех, кроме политических. Амнистированные дали, как говорится, шороху близлежащим населенным пунктам, и 90% их снова загудели в лагеря. Такой амнистии больше не было, но опять же по мнению большинства - будет обязательно, стоит только скончаться кому-нибудь равному по значению И. В. Сталину. Правда, чтобы умереть - надо сначала родиться, да...

К легендарным личностям относятся патриархи и теоретики воровской идеи - Бриллиант, Вася Бузулуцкий и другие. Всевозможные рассказы о их тюремно-лагерном бытии давно уже перепутаны и смешаны; деяния одного приписывают другому - и наоборот. Впрочем, "законникам" уже уделено достаточно места в современной литературе, а мы не будем касаться подробно этой темы и отошлем читателя в библиотеку и к книжным лоткам.

В зоне N... голодные зеки завалили, а потом целую неделю ели начальника оперчасти (вот так, ни больше, ни меньше!). А в зоне N... наоборот, целый год кормили как на убой, снизили норму выработки, выдали всем "блатные" черные бушлаты и джинсовые костюмы: ждали приезда министра юстиции США. В зоне особого режима, что в Архангельской области, побывала сама Алла П., спела концерт, "пульнула сеанс" и подарила каждому отряду по телевизору "Шарп" и видеоплейеру "Сони" с набором видеокассет.

В питерской тюрьме "Кресты" стоят унитазы в каждой камере. Это постарался Королев (варианты: Курчатов, Яковлев, Туполев), шибко страдавший во время отсидки из-за отсутствия цивилизованной сантехники. На оборудование "Крестов" унитазами у "Королева" ушла вся Ленинская (вариант - Нобелевская, Сталинская, Государственная) премия.

Почему в тридцатых годах татуировали на груди Ленина и Сталина? Думали, что, когда поведут расстреливать, можно будет рвануть рубаху на груди: "На, стреляй!" А кто б осмелился?

Один зек наколол себе тельняшку с длинным рукавом - и умер от заражения крови.

Много зеков, освобождаясь, получали загранпаспорта с визой: ехали в Германию (Францию, Бразилию, США и т.п.) получать неожиданное наследство (бабка-графиня, дед-купец, дядя-еврей и т.п.).

О трансплантации свежеотрезанных крысиных ушей на член вы уже слышали...

Жизнь тюрьмы и зоны пронизана мифами. Трудно определить степень достоверности каждого из них, но несомненно, что мифы эти занимают законное место в разделе российского и мирового фольклора.

Часть 10. Рассказы очевидцев

Ночь в КПЗ

Я был задержан без документов ретивыми омоновцами. Поневоле пришлось взглянуть на КПЗ и его обитателей как бы со стороны. Обитателей, собственно, было не много - всего один молодой взъерошенный человек, ужасно обрадовавшийся компании. К полуночи меня стал потихоньку мучить похмельный синдром, и именно с этого момента сосед приступил к длительному рассказу о случившемся с ним. Повествование не было похоже на исповедь или на попытку разобраться, выслушать какой-то совет, слова поддержки. Сумбурный поток слов; какой-то труп в ванной (женщина-собутыльница), неизвестным образом (?) очутившийся в квартире; зашел отлить (совмещенный санузел, увидел труп - все! посадят, ничего не докажешь). Делать нечего: позвонил приятелю; тот прибыл через час; помог расчленить труп (для удобства выноса, не более того). Выносили в полиэтиленовом мешке, в три часа ночи; на беду, сосед возвращался из кабака. Из мешка капала кровь - заметил, дурак. И получил разделочным ножом в солнечное сплетение. Но не умер, гад, а дополз до двери своей квартиры, поскреб слабеющими пальцами. Жена вызвала "скорую", милицию. "Нас с Васей задержали. Вальке с сердцем плохо было, факт! Она сама умерла. А мне что делать?"

"За соседа накатят тоже - будь здоров!" - подумал я. Слушать эту убийственную историю было тошно, невмоготу, как смотреть какой-нибудь захудало-халтурный фильм ужасов. Не было жаль ни Васю, ни соседа по камере. Не было жаль - в смысле законности предстоящего наказания. Что-то шевельнулось лишь тогда, когда представил их длинный "с Васей" путь: тюрьма и зона на долгиедолгие годы, несомненные косяки и попытки сократить или ослабить карательное действо. В соседе не было ни здоровья, ни "духа". Всю ночь он вращал языком, сотрясал спертый воздух КПЗ, усиливая мое похмелье и тягу к свободе. Наконец наступило утро, дежурный милиционер открыл дверь.

Я вежливо попрощался с сокамерником, добавив лишь одно: "Спокойней, земляк, спокойней". Но "земляк" уже вычеркнул меня из своей жизни, метнулся к двери и забормотал в лицо дежурному: "Выпускать-то будут скоро, а? Ну что, разобрались? Разобрались? Разобрались?"

"Разобрались, - толкнул его обратно в "хату" милиционер. - Сиди тихо, не галди..."

Он прошел в дежурку, получил обратно "отметенные" шмоном вещи: часы, шнурки, ремень и т.п., тут же при понятых обыскивали наркомана: какие-то пузырьки, шприц, нож-бабочка...

- Деньги у вас были? - спросил капитан у меня. - Там все записано.

А, точно, вот: 78 тысяч 500 рублей. Штраф 25 тысяч, можете здесь уплатить. Или в сберкассу - три остановки на троллейбусе.

- Да нет, я лучше здесь... да хрен с ней, с этой квитанцией...

- Положено, - строго ответствовал капитан, но бумажку спрятал, четвертак бросил в ящик стола и кивнул, разрешая покинуть "заведение".

- А за что штраф-то? - спросил я уже у двери.

- За это... за нахождение... в общественном месте.. в этом, как его?

Нетрезвом виде... Иди, иди...

- Прощайте.


Фан Фаныч

Эту историю я слышал раза три, причем от разных людей, но в главных деталях она совпадала один к одному, и даже имя главного героя везде было одно и тоже - Фан Фаныч. (Скорее всего, имя все-таки вымышлено, потому что по блатной "фене" "Фанфаныч" означает - представительный мужчина.) Не знаю, было ли это на самом деле, но все очень похоже на правду.

А если учесть, что на зоне случаются вещи абсолютно невероятные, то тем более можно поверить рассказчикам. История эта поучительная, и говорит она о том, как порою человек находчивый и остроумный может приобрести уважение среди заключенных. Вот краткий пересказ от первого лица.

На одну из фаланг Бамлага, где я шестерил у нарядчика, прибыл московский трамвай. Так, ничего особенного, трамвай как трамвай, обычный.

Раскидали их по баракам, вечером расписали по бригадам и объявили, кому завтра кайлом махать, кому с носилками крутиться. Утром рельс бухнул, всех на развод. Бригады построились и разошлись на работу. Моя задача пробежаться по баракам и доложить нарядчику, что к чему. Обежал - кроме больных и одного со вчерашнего московского трамвая, все на работе. Иду, докладываю нарядчику:

- В четвертом бараке один отказчик. Все остальные на работе.

- Кто такой? - аж побагровел нарядчик. - А ты, сука, куда смотрел?

Почему не выгнал? Лоб, что ли, здоровый? Или - козырный?

- Да нет, - говорю, - какой там лоб... Смотреть не на что. Глиста, но чудной больно. Требует, чтобы его к начальнику фаланги доставили. Без промедления, говорит...

- Ах ты, шнырь! Сейчас я ему дам начальника фаланги! Он у меня пожалеет, что его мать на свет родила! - Бросил свои бумаги и мне: - Пошли!

Заходим в четвертый, навстречу нам эта тощая мелюзга, ханурик. Не успел нарядчик хайло разинуть, а тот ему командным голосом:

- Вы нарядчик фаланги? Оч-чень хорошо, вовремя... Я уж хотел о вас вопрос ставить перед начальником. Вот что, любезный... Прошу обеспечить мне рабочее место, чертежную доску, ватман и прочие принадлежности. Еще расторопного мальца мне, для выполнения мелких технических работ!

Повернулся резко, палец ко лбу приставил, другая рука за спиной и пошел по проходу барака.

Много повидал за годы отсидки здоровенный нарядчик, но такого, чтобы его сразу, как быка за рога да в стойло, такого сроду не бывало. Обычно при виде нарядчика со сворой шестерок каждый зек норовит зашиться куда-нибудь, скрыться с глаз, да хоть сквозь землю провалиться. А тут нарядчику захотелось самому спрятаться. А тот, хмырь-то, развернулся в конце барака и опять на нас пошел. Брови сдвинул, сурово так:

- Вас о моем прибытии сюда, смею надеяться, уже проинформировали?

- Не-е... - промычал нарядчик.

- Тогда почему вы до сих пор тут стоите? Я вас спрашиваю! Идите и доложите: Фитилев Фан Фаныч прибыл! Там! - Фан Фаныч ткнул оттопыренным от кулачка большим пальцем за плечо и замолк.

Что означает это "там", быстро соображал нарядчик, но никак не мог сообразить.

- Там, - продолжал Фан Фаныч, - я занимался решением проблемы большой государственной важности. Мне дорога каждая минута, а потому прошу вас немедленно доложить обо мне.

И Фан Фаныч дружески потрепал растерявшегося нарядчика по плечу.

Через несколько минут, вытирая со лба испарину, нарядчик стоял перед начальником фаланги.

- Что там у тебя стряслось? - спросил "хозяин".

- Вчерашний трамвай чудного привез. Говорит, что он большой ученый и вас должны были поставить в известность о его прибытии.

Начальник призадумался. Он знал, что Берия понасажал в лагеря ученых с мировыми именами, чтобы те не отвлекались, пьянствуя, заводя шашни с чужими женами и интригуя друг против дружки, от решения больших государственных проблем. Те работали в обстановке большой секретности в "шарашке" и спецбюро. За хорошее обеспечение и уход за ними, за поддержку и помощь по решению задачи создания новых типов самолетов и вооружения начальники получали внеочередную звездочку. Все это несомненно начальник мигом прокрутил в голове. Может, и мне пофартит, наверняка прикинул он.

- Веди! - приказал "хозяин". - Поглядим, что за птица...

Через некоторое время дверь без стука распахнулась. Так входят в кабинет начальства только те, кто знает себе цену. Подойдя к привставшему из-за стола начальнику, Фан Фаныч протянул руку для приветствия и добродушно сказал:

- Да вы садитесь, Василь Василич, садитесь. - И с таинственной интонацией добавил: - Мы же с вами хорошо знаем, что в ногах правды нет.

Все это ошеломило и озадачило не только самого начальника, но и во второй раз нарядчика, который вошел следом и топтался возле дверей. Хозяин зоны привык к тому, что все его называют не иначе как - гражданин начальник. А этот запросто, по имени-отчеству. Откуда только имя узнал?

И что это за намек насчет какой-то правды в ногах? Кто не знает, что правда сидит, а не стоит? Что за всем этим кроется? И почему этот Фан Фаныч уселся без приглашения в мягкое кресло? Василь Васильевичу стало не по себе. А вдруг это никакой не ученый, а лагерный прохиндей.

Тем временем Фан Фаныч продолжал говорить. При этом он то кивал на телефон, то тыкал указательным пальцем куда-то вверх, то большим пальцем указывал за спину:

- Так вы позвоните начальнику всех лагерей железнодорожного строительства на Дальнем Востоке Френкелю Нафталию Ароновичу. Он в курсе. Можете от себя добавить, что я прибыл и благодаря вашей заботе приступаю к работе над проектом без промедления...

Фан Фаныч верно просчитывал ситуацию и знал наперед, что с фаланги Френкелю не дозвониться, да и начальник зоны не отважится беспокоить одного из высших гулаговских чинов, к тому же крутого по жизни, по такому пустяку.

- Позвольте поинтересоваться, - осторожно начал "хозяин", - над чем вы работаете?

Он сам поморщился от того, что обратился к зеку на "вы".

- Разглашать не имею права. Государственная тайна. - Фан Фаныч подумал и добавил, понизив голос: - Только вам, как непосредственному начальнику, вкратце, в двух словах, без подробностей и деталей. Многие ученые мира бились над проблемой осушения озера Байкал, затрудняющего сообщение Дальнего Востока с европейской частью. Великому Эйнштейну, лауреату Нобелевской премии, и то проблема не покорилась. Только я уже почти нашел ключ к реализации этого проекта. Все идеи и наброски расчетов тут.
- Он постучал себя по лбу пальцем.

- Сколько времени вам потребуется для решения этой проблемы? - спросил "хозяин".

Он прикидывал: "У него четвертак. Заломит сейчас лет двадцать. Тут ты гусь и всплывешь на чистую воду. Будь ты шарлатан, будь ты ученый, но я не дурак ждать столько лет".

- Поскольку все расчеты в основном готовы и находятся здесь, - Фан Фаныч снова постучал костяшками пальцев по своей стриженой голове, - то потребуется несколько месяцев. Может, три, может, четыре, ну максимум полгода...

Договорились быстро. "Хозяин" обеспечивает Фан Фанычу необходимые условия для доработки проекта, а тот через полгода сдает готовый проект, о чем "хозяин" самолично доложит наверх.

В тот же день "великий ученый" получил в свое распоряжение отгороженный угол в бараке, а уже на следующее утро там дымилась печка, сложенная для него персонально. Дабы мысли в голове не остужались. В последующие дни его "технический секретарь" то и дело бегал то за дровами, то с котелком на кухню, то к выгребной яме с парашей на одну персону.

Получив все необходимое, Фан Фаныч принялся за работу. Вскоре, получая двойную пайку, он поправился, нагулял жирок. На него с завистью приходили смотреть зеки, особенно с новых этапов. Несмотря на все отсрочки

и затяжки, пришло время сдавать проект. "Великий ученый и изобретатель" сумел настоять на том, чтобы защита и передача проекта состоялась в присутствии авторитетной комиссии, и она прибыла. Фан Фаныч появился в просторном кабинете "хозяина". Поздоровавшись с членами комиссии и назвав некоторых по имениотчеству, он небрежно кинул рулон ватмана на стол начальника.

- Прежде чем приступить к изложению моего открытия, - начал Фан Фаныч, - я хотел бы, с разрешения уважаемой комиссии, задать присутствую щим несколько вопросов, вводящих в курс дела.

Получив разрешение, он обратился к важному московскому чину:

- Скажите, много ли у нас в стране лагерей и колоний?

- Точная цифра - секрет государственной важности, - ответил чин, - но могу сказать однозначно. Много.

- А много ли в них содержится зеков?

- Много, очень много, - зашумели члены комиссии, которым не терпелось ознакомиться с величайшим открытием века.
- Поясню свою мысль вкратце, - продолжал Фан Фаныч, - потом у вас будет возможность ознакомиться с проектом в деталях, посмотреть чертежи, диаграммы, графики. Все пояснительные документы и расчеты в этой папке.

Итак. Члены комиссии знают, это не является ни для кого большим секретом, что в обход южной и северной частей Байкала нам приходится прокладывать железную дорогу. Это для страны обходится чрезвычайно дорого, к тому же растягиваются сроки пуска участков в эксплуатацию. Приходится разрабатывать огромное количество скального грунта. Поэтому я выбрал самый дешевый и самый оригинальный вариант прокладки железнодорожных путей по осушенному дну Байкала. В чем его основная суть? К Байкалу, как по южной, так и по северной железнодорожной ветке подвозим шестнадцать миллионов вагонов сухарей. Ссыпаем в озеро. Затем ссыпаем туда же семь миллионов вагонов сахарного песку. Как известно, вода в Байкале пресная.

Большой мешалкой все размешиваем. Тут у меня мешалка в деталях разработана. - Фан Фаныч кивнул на папку. - Свозим со всей страны зеков с ложками. Три дня - и Байкал сухой.

Конечно, члены комиссии давно уже поняли, что над ними издеваются самым наглым образом, и может быть, первым понял это сам "хозяин". Он сидел и скрипел зубами от ярости. Фан Фаныч оказался классным чернушником и отменным мошенником. У Фан Фаныча четвертак. Терять ему нечего. Он взял, вернее, украл у "хозяина" хороших полгода и прожил их как человек.

И при этом до конца срока заслужил уважение и авторитет у других зеков.

Часть 11. Наказания на Руси

Как ни удивительно, но лишение свободы в виде заключения в тюрьму долгое время было одним из самых малораспространенных мер наказания на Руси.

Княжеские и все прочие суды совершались скоро, без ненужной волокиты, поэтому не было нужды долго держать преступника за решеткой. Его просто связывали, сажали на сутки-другие в какойнибудь погреб, подклеть или баню и приставляли стражника, чтоб не сбежал, только и всего. Строить для этого специальные тюрьмы не было никакой необходимости. Действовали законы простые и понятные, которые в сущности сводились к несложной формуле: "око за око, зуб за зуб". Более того, пострадавший мог без всякого суда разобраться с обидчиком на месте преступления, не обращаясь к властям. К примеру, одна из статей Русской Правды (начало XI века) звучала так: "Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить как собаку". А многие преступления вообще не подлежали наказанию, даже убийство, если оно совершено было при смягчающих вину обстоятельствах - в состоянии опьянения. Некий Гаркуша, в пьяном виде повздорив с приятелем, ударил обидчика медным ковшом по голове и зашиб его до смерти, но был совершенно оправдан на другой же день после этого, поскольку дело это было, как написано, - "на пиру явлено". Любопытно, что пьянство стало признаваться отягчающим вину обстоятельством только в начале XVIII века. Тяжелой обидой на Руси считалось нанесение увечий, отсечение руки или ноги. Сделавший это, если вина его была доказана, подвергался точно такой же участи - ему тоже, вместо того чтобы давать срок и сажать в тюрьму, без всякой жалости отрубали руку или ногу. Строго наказывалось оскорбление действием, которое называлось тогда "преступлением против чести", сейчас бы мы назвали это злостным хулиганством - "удар мечом в ножнах, или рогом, или жердью, или вырывание усов и бороды". Преступника тоже никуда не сажали, просто по приговору суда пострадавший отвечал ему тем же - рвал бороду или же ударял "рогом или жердью". Если же в результате судебного разбирательства ни одна из сторон не могла доказать своей правоты, тогда назначалось "поле". Поединок и его результат считался видом судебного доказательства. Кто победит, тот и прав. Оцепляли цепями небольшую площадку, вроде ринга, и противники сходились в честном бою. Обычно дрались в присутствии друзей и болельщиков с той и с другой стороны, которые криками подбадривали соперников. Зрелище было увлекательным, поскольку "дерутся в потасовку, кулаками, батогами и дубинами..." Те, кто сам был не способен драться (женщины, больные, старики и т.п.), имели право нанять бойца. Но тут строго следили за тем, чтобы это был не профессиональный боец, чтобы дрался он без хитростей и без приемов.

Бывали случаи, когда женщина не могла или не желала найти бойца, который мог бы постоять за нее, и тогда она сама выходила на поединок. Так, вдова одного княжеского дружинника Феодосья победила в поединке на мечах какого-то поляка Гонтковского. Но для таких случаев, когда на поединок выходила женщина против мужчины, существовали особые правила - мужчина должен был сражаться с ней, стоя по пояс в специально вырытой яме.

Главная суть наказаний сводилась к тому, что, вопервых, возмездие за преступление наступало скоро и неотвратимо, а во-вторых, само наказание производилось, как правило, публично, при большом стечении народа, для устрашения и назидания собравшихся, дабы другим было неповадно. Видов наказания было великое множество - повешение, сажание на кол, отрубание головы, битье батогами и кнутами, вырывание ноздрей, утопление, сожжение, закапывание в яму и т.д., всего не перечислить, но очень долгое время суды на Руси не выносили такого самого распространенного ныне приговора, как - лишение свободы. Потому и не было никаких специальных тюрем и никто не думал их строить вплоть до середины XVII века.

Смертная казнь применялась довольно широко, и виды ее были очень разнообразны.

Повешение. Этот вид смертной казни существовал с незапамятных времен и среди всех народов. Всегда считался одним из самых позорных и унизительных. Вешали за измену и предательство (возможно, это связано с именем предателя Иуды, который, как известно, выбрал для себя именно этот вид смерти, удавившись в петле).

Сожжение. Применение этой казни тоже уходит корнями в глубь веков. Сжигали за преступления против веры, а также за умышленный поджог. Огню с древних времен приписывалась сила очищающая, недаром сам Господь поразил огнем погрязших в мерзости Содом и Гоморру.

Утопление. Этот вид казни применялся обычно в тех случаях, когда наказанию подлежали большие массы народа, бунтовщиков и мятежников, до нескольких тысяч человек. Тоже напрашивается аналогия с великим потопом, истребившим в свое время почти все человечество.

Отсечение головы. Это был самый распространенный и обычный вид наказания. Применялся в тех случаях, когда преступник заслуживал легкой смерти и его следовало казнить быстро и особенно не мучая.

Расстрел. Впервые официально этот вид смертной казни введен Петром Первым, и применялся он исключительно к военным преступникам. Расстрел производился в торжественной обстановке с чтением приговора перед всем полком, который специально для этого выстраивался.

Все перечисленные выше виды смертной казни считались казнями легкими, не мучительными. Кроме них известны страшные, показательные казни, которые способны были вызвать у присутствовавшей при этом толпы настоящий ужас.

Колесование. Человека клали на землю лицом кверху и, растянув руки и ноги, привязывали в таком положении. Тяжелым колесом с железным обручем палач бил и раздроблял ему кости на руках и ногах. Затем осужденного с переломанными костями клали на это же колесо и в таком виде оставляли на медленное и крайне мучительное умирание. К слову, Пугачев тоже был приговорен к колесованию, но ему сперва отрубили голову, а потом уже переломали кости. Таким образом ему еще, можно сказать, повезло. Бывали случаи, когда колесованные лежали и мучились по нескольку дней.

Сажание на кол. Смерть крайне мучительная и жуткая, когда заостренный кол, вставленный в задний проход, постепенно проходя внутренности, вылезал из спины или из груди. Казнь эта пришла к нам из Литвы. Иногда к колу прибивалась короткая перекладина, что замедляло проникновение кола, оттягивало смерть на два-три дня. После перенесенных страданий у многих покойников глаза вылезали из орбит.

Четвертование. Преступнику рубили по очереди руки и ноги, а затем отсекали голову. Иногда руки и ноги отрывали щипцами. Казнь назначалась за государственные преступления. Таким образом казнен был в Москве Стенька Разин.

Залитие горла. Экзотический способ умерщвления. Применялся почти исключительно к фальшивомонетчикам, которым в горло заливали расплавленный металл, из которого они чеканили фальшивые деньги.

Закапывание в землю. Особый вид смертной казни, который применялся к женам, убившим собственного мужа. Преступницу закапывали живьем в землю по плечи и приставляли стражу для того, чтобы никто не мог кормить ее и поить, а так же чтобы собаки не отъели голову. Мучения обычно длились два-три дня. Были, впрочем, случаи, когда закопанные жили еще 20 и даже 31 день. Точно так же карались и соучастницы преступления. В 1682 году в Москве "окопаны были в землю трое сутки" две Женщины за убийство мужа одной из них.

К слову сказать, за убийство мужем жены подобной статьи не было. Описан случай, когда "кадашенец Ивашка Долгой за убийство жены наказан кнутом и отдан на поруки".

Повешение за ребро. Применялась эта казнь очень редко. Человеку продевался крюк под ребра, и в таком виде его подвешивали. Очень любил забавляться этим Стенька Разин.
Человека, убившего своих родителей, разрывали клещами.


Телесные наказания

Телесные наказания были двух видов - болезненные и уродующие (отсечение рук, ног, отрезание языка, вырывание ноздрей, клеймение и т.п.). Как уже было отмечено, почти все наказания в прежние времена совершались публично с воспитательной целью, чтобы, глядя на муки преступников, другим было неповадно совершать преступления. Это касалось не только смертной казни, но и более легких наказаний, некоторые из которых стоит перечислить.

Правеж. Способ взыскания долгов, заимствованный когда-то у татар. Неисправного должника помещали в тюрьму, а затем каждый день выводили на людное место, обычно на торговую площадь, раскладывали на земле или на деревянном "козле" и принародно секли по ногам батогами - длинными тонкими палками. Чем больше долг, тем длиннее был срок наказания. Кнут. Тяжелый кожаный ремень, длиной от метра до двух, плетенный из лошадиной или лосиной кожи и засушенный. Таким кнутом можно было с первого удара содрать мясо до костей. Наказание длилось порою до трех дней, но обычно наносилось тридцать - сорок ударов, и этого было достаточно, чтобы засечь человека до смерти. Иногда в приговорах так и указывалось: "забить до смерти". Битье кнутом совершалось медленно, с паузами и остановками, так что наказание в двадцать ударов длилось не менее часа.

К болезненным наказаниям относились также заковывание в железо, хождение босиком по острым деревянным кольям, сажание на долгий срок на очень неудобную деревянную лошадь.


Палачи

С палачами у властей всегда были проблемы, потому что найти добровольца на эту должность было очень трудно. В народе палачи пользовались полнейшим презрением и отвращением.

Осужденные преступники, выбравшие эту профессию в расчете на облегчение своей участи, освобождались от телесного наказания. Свое искусство они доводили до совершенства частыми упражнениями. Они могли по желанию разрезать кнутом как острой бритвой подброшенный лист бумаги или же так подхватить кнут, пущенный со всего размаха, что подставленный лист бумаги оставался невредимым. Среди палачей встречались редкие мастера своего дела, которые умели так протянуть кнут по спине, что с каждым ударом он вырывал куски мяса. Обыкновенно в палачи назначались сами преступники, которые после двенадцати лет такой службы отпускались из тюрьмы на волю. В Уложении ведено в палачи на Москве набирать (13 вольных людей и платить им жалованье из казны. Вообще предписывалось, "чтобы во всяком городе без палачей не были". Но охотников на такую должность из вольных людей было очень немного. Воеводы то и дело жаловались, что "в палачи охочих людей не находится, а выбранные принуждением убегают". Заплечные мастера имели большие заработки и получали крупные заказы. Были случаи, что и "воду секли кнутом, если дерзала она от ветров затевать возмущение".

Провинившиеся иногда тайно платили палачу до десяти тысяч рублей, чтобы не изувечил или сделал наказание менее мучительным. Становился в заплечные мастера какой-нибудь забулдыга, бесшабашная голова, у которого был один выход - "встать в палачи за свои вины". Палачам деньги доставались легко. Стоило ему пройтись по базару, всякий старался сунуть ему грош или пятак, как бы в виде задатка. Но когда палач уходил на покой и селился гденибудь, соседи гнушались разделить с ним кусок хлеба, посадить за стол. Прикосновение рук палача считалось осквернением. Взгляд, брошенный случайно на палача, считался нечистым и требовал особого очищения и молитвы Ивану Воину. Мальчишки не упускали случая, чтобы на улицах не потравить палача. Ни купить, ни продать ничего бывшие палачи не могли, так что жизнь их была хуже каторжной.

1. Преступления против религии
Сюда относились идолопоклонство и чародейство, которые до Петра I карались смертью через сожжение, если доказывалось, что подсудимый общался с дьяволом. При отсутствии таких доказательств применялось тюремное заключение и телесное наказание.

Петром I смертная казнь была заменена ссылкой на каторгу, на галеры, а еще позднее - битьем плетьми и кнутом.

За богохульство отрезался язык.

Появление в церкви в пьяном виде наказывалось штрафом или тюрьмой.

За разрытие могилы - смертная казнь.

Наказывалась также штрафом неявка на молитву, несоблюдение поста, уклонение от исповеди.

Наказаниям подвергались хозяева, которые открывали кабаки до окончания церковной службы.

2. Государственные преступления Вооруженное восстание против властей наказывалось четвертованием. То же самое за подготовку убийства царя.

За устное оскорбление царя отрубалась голова. Бунтовщики и возмутители государственного порядка приговаривались к повешению.

3. Должностные преступления

За взятку - смертная казнь, телесные наказания, конфискация имущества.

Чиновникам запрещалось носить слишком дорогие вещи - серебро, золото, меха. За это налагались крупные штрафы.

Если служилый человек не поймал преступника, которого можно было поймать, то в таком случае он наказывался так же, как должен был быть наказан не пойманный им преступник.

4. Преступления против суда

Лжеприсяга и лжесвидетельство наказывались отсечением двух пальцев и ссылкой на каторгу. Те, кого хоть раз в этом уличили, не допускались больше ни к должностям, ни в свидетели.

5. Преступления против благочиния

Укрывательство преступников каралось смертью.

Содержание притонов, распевание непристойных песен, матерщина тоже являлись преступлениями.

Запрещались азартные игры, при этом все деньги конфисковывались, а игроки вдобавок штрафовались.

Запрещалось нищенство. Нищие отсылались в монастыри, а подающие милостыню подвергались штрафу.

Строго наказывался обман покупателей, обвес, подделка гирь.

6. Преступления против личности

За умышленное убийство - отсечение головы, за неосторожное убийство - тюремное заключение, шпицрутены (толстые прутья, которыми били преступника, прогоняя его сквозь строй), штрафы. Случайное убийство прощалось, но врач, который по неосторожности умертвил больного, подвергался смертной казни.

За заказное убийство - к примеру, отравление отца, матери, ребенка или офицера - полагалась одна из самых страшных казней - колесование.

За нанесение увечья отсекали руку преступнику. Также отсечение руки присуж- далось за удар палкой или тростью.

За легкие телесные повреждения, удар ножом виновника ставили под виселицу, прибивали ему руки к плахе тем ножом, которым он совершил преступление, и так держали в течение часа, после чего освобождали и били шпицрутенами.

За явную клевету сажали в тюрьму на полгода. Если клевета была не устной, а в письменном виде, то ее автор подвергался наказанию, предусмотренному за преступление, в котором он обвинял свою жертву.

Оскорбление женщины наказывалось в два раза строже, чем оскорбление мужчины.

7. Имущественные преступления

Грабеж, поджог, кража, порча имущества. Если человек крал по крайней нужде и необходимости, он освобождался от наказания. То же самое по отношению к сумасшедшим и малолеткам.

Если цена украденного не превышала двадцати рублей, вора наказывали шпицрутенами, прогоняя шесть раз сквозь строй.

За повторную кражу наказание удваивалось, за третью - отрезали нос, уши и отправляли на каторгу.

Если ценность краденого превышала двадцать рублей, то казнили уже после первой же кражи.

Смертная казнь через повешение применялась за кражу в четвертый раз, за кражу госимущества, за кражу во время стихийного бедствия, наводнения или пожара.

За похищение людей рубили голову.

8. Преступления против нравственности

За изнасилование, мужеложство - смертная казнь или ссылка на галеры.

За открытие или посещение публичных домов - плеть и штраф.

Петербургская исправительная тюрьма в середине XIX века.

Два двухэтажных здания: в первом четыре камеры, каждая на 148 человек. В камере - в стене доска, на ней тюфяк, суконное одеяло и подушка, набитая мочалой, на гвозде полотенце. На дверях решетчатое окошко, над ним номер. При этих четырех камерах имеются мастерские и уборные с умывальниками. В том же здании столовая, кухня, хлебопекарня и квасоварня.

Другое здание - административное: в нем - служители и караул, на втором этаже - начальник тюрьмы, его помощник и тюремный священник. В боковых частях - контора, больница, камеры для особых арестантов, карцеры и кладовые.

В подвалах острогов находились одиночные камеры для самых важных преступников: это неоднократные убийцы, грабители, поджигатели и прочие. Там не было ни кроватей, ни постелей, спали заключенные на полу, прикрываясь тряпьем. Мокрицы и дождевые черви наполняли - камеру.

Этажом выше тоже находились одиночные камеры для подследственных. Известно, что одиночное заключение губительно влияет на человека. Он духовно и физически ослабевает от безысходности, впадает в полное равнодушие. Сначала заключенный думает о суде, о следствии, взвешивает все "за" и "против", придумывает аргументы в свою защиту. Он строит фантастические планы освобождения, мысли его текут стремительно. Они, по выражению Шекспира, населят его темницу толпою жильцов. Хорошо, если образованному человеку можно пользоваться книгами. Мы знаем случаи, когда заключенные одиночек изучали языки, писали научные работы.

Еще более силы дает идея - религиозная или политическая. Человек в одиночке долгое время может подпитывать свой дух ею, сохраняя себя как личность. Но такие люди - исключение. Всех прочих одиночество отупляет, а зачастую и вызывает отклонения в психике и физиологии.

В петербургской морской тюрьме сидевшие в одиночках матросы спустя год стали проявлять признаки идиотизма.

Общие камеры представляли собой затхлые комнаты с развешенными повсюду для просушки портянками, тряпками, мешками. Полчища тараканов бродили по стенам. На нарах валялись полуодетые арестанты: одни спали, другие зевали от скуки. Это были бродяги, тоскующие по воле, ценившие ее. Рядом играли в карты, кто-то на папиросной бумаге выводил трехрублевку, а у грязного окна жидкими чернилами писали прошения.

Очутившись за тюремными воротами на улице, арестантская партия проходит сквозь уличную толпу, Толпа эта знает, что арестанты идут в дальнюю и трудную дорогу, протяженностью в несколько тысяч километров, и продлится этот путь не один год. Они пойдут пешком, в кандалах, по летней жаре, по грязи осенью, при жестоких морозах зимой. Собирает арестантская партия, проходя по Москве, подаяния. Достаточно одного появления арестантов на улице, как пожертвования идут со всех сторон, в бедных Бутырках, в богатом купеческом Замоскворечье, на торговой Таганке. Чем больше народу на улицах, тем обильнее подаяние для арестантской артели.

Идет партия в неизменном, раз и навсегда установленном порядке: впереди ссыльно-каторжные в кандалах (весом до шести килограммов), в середине ссыльно-поселенцы, без ножных оков, но прикованные по рукам к общей цепи, по четверо, сзади, также прикованные по рукам к цепи, идут ссылаемые на каторгу женщины, а в хвосте обоз с больными и багажом, с женами и детьми, следующими за мужьями и отцами на поселение. По бокам, впереди и сзади идут конвойные солдаты и едут отрядные конвойные казаки.

После занятия прибалтийских городов в январе 1919 года эстонскими войсками были вскрыты могилы убитых, и тут же было установлено по виду истерзанных трупов, с какой жестокостью большевики расправлялись со своими жертвами. У многих убитых черепа были разможжены так, что головы висели, как обрубки дерева на стволе. Большинство жертв до их расстрела имели штыковые раны, вывернутые внутренности, переломанные кости. Один из убежавших рассказывал, что его повели с пятьюдесятью шестью арестованными и поставили над могилой. Сперва начали расстреливать женщин. Одна из них старалась убежать и упала раненая, тогда убийцы потянули ее за ноги в яму, пятеро из них спрыгнули на нее и затоптали ногами до смерти.

В Сибири чекистами, кроме уже описанных пыток, применялись еще следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а через небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскаленный прут, которым прижигали крысу. Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие, через которое вылезала в желудок, разрывая кишки, а затем вылезала, прогрызая себе выход в спине или в боку...

А вот другая картина. В главной тюрьме города Николаева в нижнем этаже устроен длинный, постоянно ярко освещенный переход, в боковых стенах которого нет ни одной двери, но проделаны небольшие отверстия, достаточные для того, чтобы вложить в них дуло револьвера. В одном конце перехода имеются двери в тюремный двор. В один прекрасный день одному из приговоренных, не знающему, что он приговорен к смерти, говорят: "Ступай вниз во двор, погуляй полчаса". Заключенный, которому до сих пор еще ни разу не было дозволено выйти из камеры, радостно хватается за шапку и стремительно спускается в проход, чтобы выйти на тюремный двор. Никто его не сопровождает. "Слава Богу, наконец-то я один и без надзора", -думает бедняк, идя к переходу. А в это время в одно из стенных отверстий внимательно следят за каждым его шагом, и, когда он достигает середины перехода, он падает, сраженный в голову выстрелом из револьвера. Его товарищи по заключению не знают, что с ним сталось, и даже при самых мрачных предположениях никто из них не подозревает, что насильственная смерть постигла их сотоварища вблизи от них, в ярко освещенном коридоре. Завтра наступит черед другого. Это называют большевики гуманным и заботливым отношением к заключенным.

Нынешняя Россия надежно оберегает погост, с которого еще никто не вернулся. Восстановив пожизненное заключение, она облюбовала для приговоренных остров Огненный с его странной и страшной славой. В глубине дремучих вологодских лесов, где к человеку еще не успели привыкнуть, ютится насыпной (т.е. искусственный) остров, окруженный со всех сторон водой. Огненный родился в середине XVI века и был уготовлен для ссыльных монахов. В 1962 году МВД РСФСР вернуло острову исправительно-трудовую функцию, разместив на нем вышки и ряды колючей проволоки. Так в Белозерском районе Вологодской области появилась колония особого режима, которая спустя тридцать лет станет "погостом" для вечных арестантов. Кроме холодного северного неба, островитянам уже ничего не светит.

Остров помнит один-единственный побег, который завершится далеко не лучшим образом. Один из заключенных дождался приезда на остров ассенизаторской автомашины, выбрал момент, когда водитель отлучился на минуту-другую, забрался в цистерну через верхний люк. Вернувшийся водитель подогнал авто к тюремному нужнику, добросовестно откачал из него дерьмо и начал оформлять документы на выезд. В эти минуты зек барахтался в нечистотах и, как он утверждал впоследствии, проклинал все на свете. На контрольно-пропускном пункте цистерну никто не досматривал. Дежурный офицер заглянул в кабину, под днище, ударил печатью и пожелал ассенизатору доброго пути. Беглец очень быстро стал задыхаться в фекальных испарениях. Приоткрыв крышку люка, он жадно глотал воздух и мрачно отхаркивался. Автомобиль не спеша двигался по деревянному мостику, то и дело подпрыгивая на грубых крепях. Вонючая жидкость колебалась, билась о стенки, забивала уши, нос и глаза. Пленник даже не мог вытереть дерьмо с лица: его руки так же были вымазаны нечистотами. Рискуя быть замеченным и уже теряя сознание, бедный зек открыл крышку пошире. Единственным для него утешением было то, что автомобиль все дальше и дальше удалялся от зоны.

Недостачу "личного состава" Огненного выявили спустя несколько часов. Так как лагерные владения размахом не отличались, охрана быстро убедилась, что на острове пропавшего зека нет. В погоню за ассенизатором отправился конвойный взвод. Он подоспел к тому моменту, когда автомобиль уже приготовился слить дерьмо в фекальный отстойник. Прапорщик загрохотал прикладом по металлическому боку цистерны и ласково спросил: - Ты здесь, сволочь?

Ему ответила глубокая тишина.

- Может, уже захлебнулся? - предположил водитель. На его лице удачно совмещались сочувствие и брезгливость. Один из служивых обошел цистерну: еще чиста. Значит, зек еще там. - Че, говном подавился? - басил прапорщик, передергивая затвор. - Буду считать до одного, после этого разнесу говновоз. Выныривай, сука! В цистерне забулькало, крышка люка зашевелилась, и появился предмет, напоминающий голову. Кто-то из конвоя начал громко икать и на всякий случай вытащил носовой платок, другой отлучился в кусты как бы по нужде.

Водитель чуть не забился в истерике:

- Ты мне так бочку всю угадишь! Руками, руками не трогай! Вылезай потихоньку, да руками не лапай. После тебя не отмоешь. Что же ты творишь, гад? Не лапай!

Зек в нерешительности возился на цистерне, сея вокруг брызги и потеки. Это жалкое зрелище всем быстро надоело. Водитель робко поинтересовался у офицера: не сможет ли зек помыть его машину? Уж больно неэстетично выглядела ассенизационная емкость. Покуривая "Приму" и щурясь на небо, капитан философски заметил:

- Да не пыхти, дед. Дерьмо - оно и есть дерьмо. Подсохнет - само отвалится. В другой раз смотри, кого в машину берешь. Или ты с этим гавриком заодно? А, дед? Сливай свое повидло побыстрей и езжай за нами.

Водитель замер с гофрированным хоботом в руках:

- Это зачем же?

- А затем, что повезешь его. Или ты хочешь, чтобы мы его к себе в кабину посадили?

Прапорщик заржал и похлопал шофера по плечу:

- Будет в кабине запах, как в парикмахерской.

- Вы что ж, его ко мне в кабину бросить хотите?

- Ага, к тебе на колени.

Оставив побледневшего водителя с его мыслями наедине, прапорщик подошел к машине и крикнул беглецу, сидевшему на краю люка:

- Погодь слазить, гнида. Сейчас полезешь обратно.

Загаженное лицо зека перекосилось:

- Командир, я там задохнусь. Я пешком пойду. Сколько надо - столько и пойду. Я в воду окунусь и помоюсь. Я в бочке подохну.

Когда цистерна опустела, водитель свернул хобот. Он понял шутку прапорщика и веселел на глазах. Офицер приказал зеку лезть в цистерну, а шоферу - закрыть люк. Затем секунду подумал и великодушно разрешил оставить бочку открытой. Но эта роскошь беглеца не успокоила. Защелкали затворы, зек застонал:

- Не глумись, начальник, не терзай. Я уже свое получил, Я пешком пойду, я даже побегу. Я не буду туда лезть.

Последние слова он прогудел уже из бочки. Слегка повозившись внутри, постонав и поматерившись, зек затих. Офицер пошел к своему автомобилю и бросил ассенизатору:

- По коням, золотарь. Поедешь впереди. Просигналим - остановишься.

Понял?

Вологодский конвой шутить не любил. Какое наказание постигло беглеца, и так нахлебавшегося горя, осталось загадкой. Во всяком случае, три года за побег ему не "припаяли".

Для узников Огненного начертан лишь один путь - в небо. Свое бренное тело они обязаны оставить здесь - на местном погосте, самом мрачном участке этих краев. На здешнем кладбище хоронят и зеков, и офицеров.

Только смерть способна их объединить. Под гранитным или мраморным надгробьем покоится тело служивого, под грубым перекосившимся крестом - останки "полосатого" жителя. На одних табличках - фамилия, имя и отчество, на прочих - порядковый номер. То есть, здесь умирает не Иванов Иван Иванович, а N 189 или подобный трехзначный субъект.
Письмо авторитета

Час в радость вам, бродяги!

Мира, покоя, благополучия дому вашему желает П. и все бродяги 20-го и 47-го лагерей. Как вы там, родные, все ли благополучно на Колыме? Будем всей душой рады, если у вас все на должном уровне.

Что скажешь о положении на Приморском управлении? Плохи дела... Почти все лагеря возвращаются к тому, от чего ушли в восьмидесятых годах. Сорок первая зона (Уссурийск) вернулась к локалкам, повязкам и мусорскому беспределу. Локалки закрыли, по лагерю гуляют вязаные, 23-я зона (наркоманы) полностью контролируется ментами. Там тоже локалки закрыли, посадили лекальщиков, и в зоне появилось много вязаных. Централ находится в плачевном состоянии. За централом смотрит С.Т., но куда он смотрит, непонятно. Все дороги на централе заморожены, мусора беспредельничают в полный рост. Материальное положение на централе трудное. Уссурийский централ живет намного лучше. До сегодняшнего дня на Уссурийском централе ход людской. На 22-й зоне положение немного разрядили. Мусора начали закручивать гайки, но встретили сопротивление со стороны массы. Посадили в будки лекальщиков, но двоих сожгли прямо в этих будках, и будки поломали. Начали вменять повязки, но троих самых наглых зарезали, и с этим мусора тоже бросили. По всему Управлению в изоляторах забрали курево и чай. На 20-й зоне пока ничего существенно не изменилось. Мусора всячески пытаются навязать свое, но пока держимся. Дороги на 47-ю зону пока есть, но приходится за них биться с ментами. Все дырки, по которым ходили в гости 47-я и 20-я, уже по три раза заваривали, пришлось полностью ложить забор. Все бетонные локалки внутри зоны разломали, хотя и пришлось пострадать. Лагерь постоянно навещают со свободы, так что в материальном плане зона крепится. Ну а за 47-ю зону можно сказать одно, люди живут в полном смысле этого слова. За положением в зоне смотрит В, Г. Лагерь пользуется всеми правами больницы, а поэтому и подход со стороны мусоров определенный. В конце мая попытались там навернуть, но зона сразу упала на грунт. Проголодовали двое суток, и менты съехали. Пока там все благополучно.

Ну а о себе что написать? В начале мая пришел на 20-ю зону, и с первых дней пришлось браться за дело. Именно в это время мусора начали пропихивать свое. В лагере больше половины народу знаю по прежним лагерям и срокам, так что присматриваться не пришлось. Отдали мне лагерный общак и контроль за всеми видами крыш (БУР, изолятор, ЛПУ, санчасть и этапка).

Кроме этого, общение с массой, так что скучать было некогда. Мусора без внимания меня тоже не оставили и с июня закрыли в БУР. Выйду с БУРа или нет, пока не знаю, но приезжают начальник Управления, пообещал в зону не выпускать. В общем, поживем - увидим. Вот вкратце и все, о чем хотелось написать.

Душевный привет всем бродягам по кругу. Обнимаем вас по-братски. Храни вас Бог!

На 100 тысяч населения в России приходится 670 подследственных и осужденных.
В Англии - 96.
В Италии - 88.
В Голландии - 44.

На содержание заключенного в России тратится в 70 раз меньше, чем в Италии. В 50 раз меньше, чем в Англии.

На тысячу регистрируемых преступлений в России приходится около 400 заключенных. Это в сто раз больше, чем в Западной Европе.

Средняя продолжительность срока в России - 3 года.

В Италии - чуть больше 6 месяцев.

В тюрьмах Англии строго следят за хулиганством в камерах, а в случае проявления агрессивности хулигана переводят в другую камеру.

Заключенный имеет право получать образование, пройти курс изучения языка, математики, сдать экзамены за среднюю школу, поступить в высшее учебное заведение. Он может также учиться на вечерних или заочных курсах.

Заключенным полагается одно свидание, не менее часа, каждые две недели. И раз в месяц одно свидание на выходные дни. Во время свиданий запрещено прослушивание разговоров со стороны администрации. Заключенный может накопить до 24 свиданий, и по его заявлению его доставляют в тюрьму, которая находится недалеко от его дома, для встречи с родственниками, адвокатами и т.п. Место для свидания продумано до мелочей, здесь есть комнаты отдыха, комната матери и ребенка, детская площадка, туалеты, телефон. Заключенный иностранец имеет право позвонить семье раз в месяц по служебному телефону.

Надзирателям рекомендовано избегать конфликтов с заключенными. Поэтому не производятся обыски тюремных камер. К каждому служащему тюрьмы прикреплены свои заключенные, и он является их воспитателем. Воспитатель обязан помогать заключенному, когда тому необходимо связаться с теми или иными учреждениями, фирмами, если это необходимо для его бизнеса и т.д. Воспитатель также обязан консультировать родственников и семью заключенного, если возникнет такая необходимость, по поводу условий отбывания наказания.

Заключенный имеет право заниматься физической подготовкой, и ему предлагается на выбор не менее восьми видов спорта. Занятия эти обычно проводятся на свежем воздухе.


Последнее слово

Общество дестабилизировано. Как и в двадцатых годах, над многими даже светлыми умами властвует блатная неоромантика с уклоном в бандитизм, любовно называемый "рэкетом". И рэкет давно уже не "Робин Гуд", как убеждала нас в начале перестройки популярная рок-группа. Нынче это "работа", которая, как и милицейская служба, "опасна и трудна". Соседка одного моего приятеля жаловалась, что "сын работу потерял; провинился - и выгнали. Даже машину "Жигули" назад забрали и знаки отличия сорвали!" (Имелась в виду золотая цепь.) "Вход копейка, выход - рупь". Эта поговорка годится для тех, кто уже находится на более или менее "высоте". В рядовом составе преступного мира идет постоянная ротация кадров. На место выбывших (погибших в кровавых разборках, а чаще - арестованных) бойцов прибывают добровольцы из воспитательно-трудовых колоний, зон общего режима, секций айкидо, таэквондо и бокса. Отсутствие стабильной работы и перспектив любого диплома заставляет молодежь, не имеющую в кармане и ломаного гроша, подключаются (иногда на короткое время) к деятельности преступной. Большинство из них затем пополняет ряды узников тюрем и лагерей: здесь-то и начинается настоящая жизнь, полная настоящих опасностей, непохожих на опасности из американских боевиков.

Поднявшийся на "взросляк" малолетка гнет пальцы, сплевывает сквозь зубы, как Доцент из "Джентльменов удачи", хвастает сексуальными победами над зоновскими "петухами", не познав женщины. Именно здесь, за решеткой и колючей проволокой, предстоит ему выбор жизненного пути, и чаще всего почти любой выбранный путь ведет его обратно в тюрьму и зону. Вглядитесь в лица этих "пацанов", оставленных матерью-Родиной. Да, они жестоки; они забивают ногами пьяного за полупустой кошелек; они взламывают ларьки с шоколадками и насилуют в подвалах "хором" таких же малолетних девчушек. Но если их самих нельзя назвать "несчастными" - тогда кого же? Они нынче - и на длительный срок - узники... И те, кто уже счел тюрьму "родным домом", кто зачерствел сердцем и оледенел взглядом, они тоже узники. И те, кто добровольно взвалил на свои плечи тяжкий и ответственный груз служения "тюрьме и зоне", - соузники их всех... И мы, находящиеся по эту сторону всех "запреток", - таковы же по сути...

И чтобы не заканчивать скупое повествование на чересчур официальной, нравоучительной или куражисто-блатной ноте, послушаем лучше слова священника, сказанные им в 1901 году, но отнюдь не потерявшие актуальность.
Прийти к заключенным в темнице

В темнице был, и вы пришли ко мне (Мф. 25, 26). В числе несчастных, которым мы обязаны оказывать свое милосердие, заключенные составляют особенность: эти люди связаны по рукам и ногам и не могут сами просить нас о помощи, как просят ее нищие и бедные, приходящие к нам в дом; они от нас за крепкими стенами, и, сколь бы ни вопияли о какой-либо своей нужде до нас, голос их будет слышаться только ими самими. Затем, как же мы можем перестать считать их ближними, когда между ними, может быть, найдутся и невинные? Наконец, пусть они будут совсем посторонние для нас; пусть они закоснелые и вполне виновные преступники. Но их темничное состояние напоминает нам о возлюбленном Спасителе нашем. В каком смысле?

В том, что Спаситель наш также был за наши грехи в темничных узах, а невидимо и доселе - пребывает, как обещался, с заключенными. Первые христиане по простоте времени и чрез подарки стражам темницы могли еще входить к заключенным. Ныне тюремные двери широки только для тех, которые имеют несчастье дойти до преступлений, да еще для лиц, заведующих темницами или служащих в них.

Если мы не имеем права входить в остроги: в таком случае можем милосердствовать заключенных чрез тех, которые по праву входят туда. Одарите заключенных крестиками на грудь; доставьте им возможность видеть у себя перед иконой горящую лампадку или свечу (особенно для больных); доставьте им для чтения книгу духовную; устройте церковь, но если постройка церкви в тюрьме требует особенных средств, то, во всяком случае, библиотека-то духовная была бы самою умною и незаменимою милостынею.

И вся эта польза для души и утешения и назидания преступников последует от чьих-то умных пожертвований. Не верная ли после этого надежда жертвователям на воздание от Господа Бога царством небесным? Стоит, стоит вообще позаботиться тем, которые имеют средства, о пожертвованиях для тюрем; потому, что ведь не десятки там заключенных лиц, а сотни и тысячи, а со всех тюрем составится этого рода людей и целый мир!

Что же сказать о тех, которые по должности и за плату обращаются каждый день с заключенными и по долгу христианского человеколюбия считаются попечителями заключенных? Как же эти лица должны выполнять евангельскую заповедь в отношении к ним? По праву или обязанности они уже лицом к лицу поставлены к нуждам и лишениям узников; и вот многие из них действительно: "милосердные отцы и братья"... Зато есть такие, которые обращают все внимание свое и других на одну только сторону узников - на пороки, за которыми, конечно, дело не встанет; например, указывают на ложь и коварство арестантов, на готовность их злоупотреблять всяким благодеянием, на строптивость их, на буйство и закоснелость. Лишений же и нужд тюремной жизни служащие и бывающие в тюрьмах как будто не замечают. А им ли не видеть этих лишений и нужд?! Первое лишение заключенных - потеря свободы. Сколь тяжело ее лишиться - можно судить по тому, что иной нетерпеливый арестант решается перенести всякую опасность, чтоб только воспользоваться свободой, и часто (как уже и сам знает) на короткое лишь время. К потере свободы присоединяются разлука с родными, сознание бесчестия тюремного, волнение при допросах, ожидание наказания, теснота и духота тюремных помещений, злое товарищество и ночная бессонница. Кажется, все это ясно дает видеть в узнике человека придавленного тяжестью, убитого. Но вот лица, посещающие заключенных, так или иначе действующие на их судьбу, хвалящиеся знанием их характера, рассуждают, что "они недостойны никакого сострадания и попечения". Как рассуждают эти влиятельные лица - так и поступают. Иные и в тоне голоса, и во всем обращении своем с заключенными выражают злорадование стесненному положению их и полную зависимость их от себя. (Не без того, что некоторые ловко присвояют себе многое, что должно быть достоянием несчастного узника, т. е. скрадывают его.) Боже мой! Как же эти люди не поймут, что преступники - своего рода больные, с которыми нужно обращаться и строго и милосердно (отечески!), что у них и самая кровь от стесненного и гнилостного воздуха изменяется и располагает к раздражительности!

И вот, стоя уже на самом пути к царству небесному, эти лица (служащие и начальники тюрем) напротив отягчают свою вечную участь. Не лучше ли было им вовсе не вступать на прекрасный сам по себе путь служения в тюрьмах? Получить бы им царство небесное, а они между тем еще дальше отдаляют себя от него, навлекая на себя и земное отмщение. Почему так? Потому что невинное угнетение убогих, которыми преимущественно надобно назвать лишенных свободы, есть грех вопиющий на небо. О милосердный христианин! Если тебе открыт вход в темницы - приходи туда чаще в духе терпения, снисхождения и любви. А если не можешь прийти - окажи свое сочувствие узникам хоть через посредство других. Но сохрани тебя Бог ожесточаться против узников!..
Арестант2002 вне форума   Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (14.09.2009), PALASH (15.09.2009), качкалдак (11.04.2010), Седой (03.12.2010), Смотрящий (14.09.2009)
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Часовой пояс GMT +5, время: 20:16.


Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Copyright ©2008 - 2012, В шансоне.Ру - Русский шансон.