=======
Форум о шансоне - ВШансоне.РУ Слушать Радио Вшансоне.ру
Вернуться   Форум о шансоне - ВШансоне.РУ > Разное > Курилка

Курилка Оффтоп, обсуждаем любые темы не связанные с форумом.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 22.12.2010, 19:57   #11
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Начало морского разбоя скрыто в глубокой древности и зародилось оно очевидно, с зарождением торговли и мореплавания..

С образованием первых государств древнего мира одновременно возникают и первые торговые пути. В таких исторических документах как кодекс законов Хаммурапи, табличках библиотеки Ашурбаниппала, документах Древнего Египта и других, приведены списки товаров, транспортируемых водным путем в то время: мед и ладан, строительный лес и слоновая кость, зерно и рабы, золотые и серебряные украшения и многое другое. И, естественно, они привлекают к себе внимание древних пиратов. Наиболее известными из них можно назвать финикийцев, а позже киликийских пиратов.

Финикийцы были лучшими, искуснейшими моряками своего времени. Задолго до других, их корабли прошли Геракловы столбы (Гибралтар) и вышли в Атлантику. Они первыми нашли путь в Страну олова - Британию, ходили на юг вдоль побережья Африки до Зеленого мыса, а примерно в 600 году до н.э. отряд финикийцев, состоящих на службе у египетского фараона Нехо, на нескольких кораблях обошел Африку, обогнув мыс Доброй Надежды. Но помимо открытия новых земель, и торговли, основным занятием финикийцев была работорговля. Большая часть рабов на рынки главного центра работорговли в Средиземном море Родоса поступала с захваченных и потопленных кораблей, ибо долгое время ничьи суда не могли сравниться по скорости с финикийскими.

Самым известным пиратом тех времен был тиран острова Самос, расположенного в Эгейском море у побережья Малой Азии - Поликрат (тиранствовал в 537 - 522 гг. до н.э.). Захватив власть на Самосе с помощью своих братьев, он вскоре убил одного из них, а другого изгнал, чтобы не делиться с ними плодами власти. Создав в короткий срок огромный по тем временам флот, он получил господство над Эгейским морем. Пользовался этим он в полной мере, занимаясь морским разбоем, а так же, облагая купцов и приморские города солидной данью за относительно безопасное существование (говоря попросту - за "крышу"). Государственный рэкет, так сказать..

Поликрат, конечно, не был оригинален. Подобное практиковали все правители того времени, обладавшие хоть сколько-нибудь существенной силой. Но размахом своей пиратской деятельности, алчностью, он безусловно превзошел всех остальных. Поэтому его имя обычно и называют, приводя пример пирата античных времен.

До бесконечности это продолжаться не могло. Деятельность Поликрата начала беспокоить такое сильное в те времена государство, как Персию. С какой стати могущественная держава должна терпеть выходки какого-то островного царька? Поэтому персы приняли меры для устранения самосского пирата. В 522 году до н.э. персидский сатрап Оройтес обманом заманил Поликрата в Фессалию (область на востоке Древней Греции), якобы для подписания договора о мире, захватил его и предал казни. Для профилактики, ну и в соответствии с принципом "его пример - другим наука"..

Лишившись своего предводителя, остальные пираты быстро опустились до уровня обычного мелкого разбоя. Вновь наступил период безвременья, сопровождавшийся обычным для таких периодов стихийным грабежом и периодическими набегами на слабозащищенные небольшие городки на побережье Средиземного моря.

Это продолжалось примерно до VI века до н.э. Расцвет Карфагенской державы, чей мощный флот охранял торговые пути, и завоевание Финикии более чем на три века сдерживало пиратство в рамках каботажного. Однако противостояние с Римом, ставшее причиной трех Пунических войн, привело Карфаген к полному военному разгрому. После этого на некоторое время в Средиземном море наступает безвластие. Это приводит к наступлению нового этапа пиратства - киликийского.

Киликия - так называлась область Малой Азии (современная Турция) севернее современной Сирии. В течение ста лет она была прибежищем морских разбойников со всего Средиземноморья. Они основали на побережье города и даже хорошо укрепленные крепости. Постепенно обнаглев от безнаказанности, киликийские пираты начали нападать на римские корабли. Дело дошло до того, что однажды разбойникам удалось захватить в плен тогда еще молодого Юлия Цезаря, который на корабле плыл в Рим, возвращаясь от царя Вифинского Никомеда. Выбросив его спутников за борт, пираты обратили внимание на его пурпурную тогу, и предположив, что Цезарь, наверное, знатная особа, предложили отпустить его за большой выкуп. Тот согласился, но сказал, что когда он будет свободен, то соберет корабли, поймает всех пиратов и повесит. Это конечно разозлило пиратов, но 5000 золотых монет представляли собой огромную сумму, и они пропустили эти слова мимо ушей. А напрасно. По присылке выкупа через две недели Цезарь отправился в Милет, собрал несколько кораблей и отправился в погоню. Вскоре ему удалось отыскать своих похитителей, и захватив их со всей добычей, что полностью окупило все расходы, сдержал слово - велел повесить всех на прибрежных деревьях. Это, конечно не остановило пиратство, и киликийские разбойники еще некоторое время оставались бичом Средиземноморья. Настоящей морской блокаде подвергся даже сам Рим.

Положение римлян усугубилось двумя факторами. Во-первых, они были сухопутной нацией. Морские традиции у них почти полностью отсутствовали. Несмотря на то, что во время Первой и Второй Пунических войн римляне создали достаточно сильный флот, с тех пор прошло много времени и даже эти слабые морские традиции были забыты. Кроме того, морской торговлей в Республике занимались в основном люди из покоренных Римом народов. А сильного военного флота в то время тоже не было, поскольку он был попросту не нужен, поэтому моряками римляне были тоже неважными. Ну и во-вторых, вдобавок к этому, на рубеже I - II веков до н.э. Рим сотрясали гражданские войны и распри между сторонниками Мария и Суллы, что так же не способствовало укреплению морской силы Республики.

К 70 году до н.э. в распоряжении у киликийских пиратов было около 1000 полностью оснащенных и отлично вооруженных боевых кораблей. Под их контролем находилось около 400 городов и населенных пунктов. Так что эпизод в знаменитом американском фильме "Спартак", когда восставшие рабы договариваются с пиратами о перевозке десятков тысяч людей на пиратских кораблях, вполне реален. Такая возможность у киликийцев была.

Карта Средиземного моря и Римской империи.

Нельзя сказать. что римляне совсем не предпринимали попыток очистить море от пиратов. Войну с ними пытался вести проконсул Сервилий, с 78 по 76 годы до н.э., и Марк Антоний (отец знаменитого Марка Антония), с 75 по 70 годы. Однако, несмотря на отдельные успехи, серьезных результатов достигнуто не было.

Долго пользовались пираты отсутствием возможности реального противодействия. Однако они недооценили характер римлян. И однажды их наглость сыграла с ними злую шутку.

Одним из важнейших источников снабжения Рима был морской путь из Северной Африки, по которому на Апеннины доставлялось большое количество зерна. Кроме того, хлеб поставлялся и из Сицилии. Однажды пираты захватили римский караван, везший в Рим хлеб по этому пути. Это вызвало в Риме голод, так как в самой Италии этот год был неурожайным. Голод стал причиной крайнего недовольства и последовавших за этим народных волнений. Все это привело к временному прекращению интриг и раздоров перед лицом смертельной опасности. В 67 году до н.э. по предложению народного трибуна Авла Габиния сенат поручил Гнею Помпею, к тому времени уже знаменитому и опытному полководцу уничтожить пиратов. Ему была предоставлена полная и неограниченная власть над всем Средиземным морем и Понтом (Черным морем), а так же берегами на расстоянии 75 километров от моря. В его распоряжение были переданы необходимые средства, был произведен набор добровольцев для пополнения армии и флота. Вскоре в распоряжении Помпея была 120 тысячная армия плюс около 5 тысяч всадников, и примерно 500 боевых кораблей.

Отдавая себе отчет в том, что на море римляне уступают пиратам, Помпей укомплектовал экипажи кораблей иноземными моряками (не дав им оружия). Кроме того, прекрасно понимая, что на последовательную ликвидацию пиратских баз на всем Средиземном море ушло бы много лет, Помпей принял решение - атаковать пиратские гнезда одновременно во всей западной части моря. Разбив Средиземное море на 13 секторов, он направил в каждый из них группировку морскую группировку с соответствующим количеством войск и приказом атаковать и уничтожить все прибрежные пиратские населенные пункты и опорные базы. Сам же он оставил у себя отряд из 60 кораблей для того, что бы крейсировать в открытом море. Будучи готовым в любой момент прийти на помощь в том участке, где это было необходимо. Первоначально удар по пиратам был нанесен по западной части моря.

Успех превзошел все ожидания. Менее чем за два месяца пираты в этой части Средиземного моря было уничтожено.

После этого Помпей перенес действия в восточную часть Средиземноморья. Находящимися в его личном распоряжении кораблями он нанес решающий удар по главной пиратской базе в Киликилии - крепости Карацезум. Туда бежали остатки разбитого пиратского воинства со всех уничтоженных ранее баз. Осадив крепость, после семи недель осады Помпей взял ее штурмом. Римлянам досталось около 400 пиратских кораблей, из них 90 военных. Кроме того, не менее 900 кораблей было уничтожено. Пиратские судоверфи были преданы огню и их остатки срыты с лица земли вместе со всеми укреплениями.

Кроме Карацезума были уничтожены еще около 120 пиратских укрепленных пунктов. Примерно 10 тысяч пиратов было убито, более 20 тысяч взято или сдались в плен (сдавшимся было обещано помилование). Было также освобождено много захваченных в плен римлян. Вся операция продолжалась менее полугода.

Это событие фактически положило конец пиратству античности. И хотя через 15 - 20 лет деятельность пиратов кое-где возобновилась, серьезной угрозы средиземноморскому мореплаванию оно не представляло.

Тем не менее, Рим не оценил это событие в полной мере, и по возвращении домой, Помпею было отказано во вполне заслуженном триумфе.
ilja вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
ineska (22.12.2010)
Старый 22.12.2010, 20:42   #12
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



В эпоху средневековья пиратство вновь расцвело буйным цветом. Одними из самых известных пиратов были викинги, или, как их еще называли во Франции, норманны, известные так же на Руси как варяги. Их родиной был Скандинавский полуостров. Земля там была неплодородной, часто случались неурожаи. Передвижения по суше затруднялись лесами и горами, покрывавшими почти всю территорию Скандинавии. Поэтому викинги быстро осваивали морские пути и становились лучшими мореходами своего времени. Постепенно население увеличивалось, и далеко не всем хватало земли, что бы прокормиться. Многие молодые крестьяне становились воинами. Они собирались в дружины, руководимые военными вождями - ярлами или конунгами. Эти дружины и стали прославленными морскими разбойниками. В 793 году они напали на английский остров Линдисфарн, разграбили и разорили монастырь. Так началась "эпоха викингов", продолжавшаяся более 400 лет. В IX веке викинги вторглись в Англию, Ирландию, разграбили и сожгли Нант, Гамбург, Шартр, Пизу, а в 845 году ярл Рагнар Лодброг с дружиной вошел в Париж. Позже, в 911 году ярл Рольф (Роллон) заставил короля Франции Карла III Простодушного отдать ему в ленное владение (наследственное владение за военную службу) завоеванную им область Северной Франции, названную Нормандией.

"Боже, избавь нас от неистовства норманнов!" - молились европейцы, прося всевышнего защиты от викингов. Однако молитвы не очень-то помогали. В XI веке норманны захватили Неаполь и остров Сицилию, образовав Королевство обеих Сицилий. На своих драккарах викинги достигли Средиземного моря. Нападениям подвергались Испания и Италия. Северной Руси и столице Византии Константинополю так же пришлось испытать тяжелую руку варягов. Апогеем могущества викингов стало покорение Англии в 1066 году норманном Вильгельмом Завоевателем. Набеги на европейские государства продолжались примерно до XIII века, после чего из-за изменившейся в Скандинавии обстановки, а так же постепенной ассимиляции викингов на захваченных ими территориях, постепенно затихли.

Такие успехи викингов связаны в первую очередь с порядками, существующими в их среде. Внутри своего сообщества они сурово наказывали грабеж и насилие. Тяжкими преступлениями считались укрытие добычи и обман, а дезертирство и предательство карались смертью. Веря в судьбу, викинги не боялись смерти, считая должным умереть в бою с мечом в руке. Все это делало их непревзойденными воинами.

Кроме набегов с целью грабежа викинги вели и мирную колонизацию, приводящую попутно к географическим открытиям. В 874 году норвежцы поселились в Исландии, в конце X века ярл Эрик Рыжий открыл Гренландию, которая так же вскоре была заселена скандинавами. А в 986 году его сын Лейф Эрикссон за 500 лет до Колумба открыл Америку, которую назвал "Винланд". Не брезговали викинги и торговлей, особенно когда не могли получить желаемое силой. Хотя основным промыслом, конечно, оставался разбой.

Однако, с уходом викингов моря средневековой Европы не стали безопаснее. На смену им пришли пираты, объединяющиеся в не менее грозные организации. Одним из самых могущественных обществ были витальеры (в переводе с немецкого Vitalienbruder - братство кормильцев), которые называли себя "друзьями Бога и врагами мира". Главная база витальеров находилась на острове Готланд, который был ими захвачен у датчан в 1394 году. Его столица, Висбю, стала столицей пиратов Балтийского моря. В их рядах были беглые крестьяне, моряки с торговых судов и просто искатели наживы. Внутри организации существовала железная дисциплина. Неповиновение командиру каралось смертью. Витальеры не только захватывали корабли, но и штурмовали и грабили города на побережье Балтийского моря. Кроме пиратства, они также занимались торговлей, часто перепродавая награбленное добро. Все это наносило огромный урон северным государствам и вольным городам, но в одиночку никто не мог справиться с разбойниками.

Основной целью витальеров были когги - торговые суда Ганзейского союза. Организация эта, просуществовавшая несколько столетий, стоит отдельного упоминания.

Само слово "ганза" фламандско-готского происхождения и переводится как "товарищество", то-есть, "союз для определенной цели с определенными взносами". В 1241 году между немецкими городами Гамбург и Любек было заключено первое соглашение, которое стало основой для оформившейся к концу XIII века купеческой организации Ганзейский морской союз. Первоначально в него входили немецкие города Гамбург, Любек, Штральзунд, Бремен, но со временем число участников увеличилось. Окрепнув к середине XIV века, Ганза сумела выиграть войну с Данией, которая закончилась в 1370 году выгодным для нее Штральзундским миром. Ганзейские купцы были посредниками в торговле между разными частями Европы, хорошо зарабатывая на таких операциях. Политическим лидером союза был город Любек, где проходили съезды представителей городов Ганзы.

К концу XIV века в Ганзейский союз входило около 100 городов. Это дало ему возможность начать решительную войну с витальерами. В результате совместной операции Ганзы, Дании и Тевтонского ордена, в которой участвовало 40 кораблей с 5 тысячами человек на борту, в том числе 2 тысячами солдат Ордена, в апреле 1398 года Готланд был взят штурмом. Оставшиеся в живых витальеры рассеялись по Балтийскому морю, но их силы были подорваны. А в течение следующих трех лет были разгромлены и базы витальеров, располагавшиеся на Восточных Фризских островах, которые были созданы после изгнания с Готланда. В 1401 году руководители этой части витальеров, которые называли себя ликеделерами, Клаус Штёртебекер и Гёдеке Михаэль были захвачены в плен и обезглавлены. С этого момента организация прекратила свое существование, хотя отдельные случаи ликеделерского пиратства имели место еще несколько лет. А Ганзейский союз стал достоянием истории лишь в 1669 году, хотя последние сто лет он был скорее простой формальностью, уступив место под торговым солнцем новым хозяевам моря - голландцам и англичана

Казнь Штёртебекера и его товарищей.

Так же в XV веке в Средиземном море возник новый мощный центр пиратства - берберийский, на территории современного Алжира. Более 300 лет берберийские пираты были настоящим бичом Средиземноморья. Но берберское пиратство в Средиземном море - тема отдельного разговора.

Отметим лишь тот факт, что по мере роста могущества итальянских городов, таких как Венеция, Пиза, Генуя и другие, между ними растет и конкуренция. Это, естественно, приводит к торговым войнам и организованному пиратству с целью подорвать экономику конкурента. Так, война между главными конкурентами - Венецией и Генуей продолжалась в общей сложности.. 124 года (1257-1381 гг). Помимо крупных сражений, таких, как битва у Сен Жан-д'Акра и Трапани, венецианские и генуэзские галеры и нефы охотились и за торговыми кораблями. А еще им приходилось сражаться с турецкими пиратами, которые в те времена начали появляться в восточной части Средиземного моря, пытаясь перехватить суда, идущие по торговым маршрутам. Словом, жизнь в этой части света шла весьма бурно.

И на Черном море не обходилось без желающих срубить деньжат путем экспроприации чужой собственности. В 1223 (или 1225, по другим источникам) году, пират из города Синоп по имени Хатум-Раис захватил судно с богатой добычей - собранным налогом в казну государства. Это случилось между Херсонесом и Трапезундом, куда шло судно. Результатом стала война между турками-сельджуками и греками, в ходе которой тот же Хатум-Раис совершил налет на окрестности Херсонеса, изрядно пограбив при этом местное население.

Пиратство в Черном море занимались и генуэзцы, во время многочисленных торговых войн с Венецией и другими городами. Впрочем, венецианцы не оставались у них в долгу. Так, во время войны 1294-1299 годов, венецианская эскадра под командованием Дж. Соранцо атаковала главный опорный пункт генуэзцев в том регионе, город Кафа (теперь Феодосия). Венецианцы нанесли серьезный ущерб городу и уничтожили почти весь генуэзский флот. Это, а так же пиратство на торговых путях, привело к тому, что на некоторое время генуэзская торговля почти полностью прервалась. Однако, не очень надолго.

К пиратам можно, хотя и очень условно (в плане действий на море) причислить и украинских казаков. Основав в 1571 году крепость на острове Хортица, известную как Запорожская Сечь, они вскоре начали морские походы на Крым и дальше по черноморскому побережью. Несмотря на мощные турецкие силы в Черном море им неоднократно удавалось захватывать турецкие корабли и совершать набеги на города, вплоть до Константинополя. Вот конкретные примеры их успехов:
В 1589 отряд казаков напал на город возле современной Евпатории, захватив при этом крупный турецкий корабль со всем грузом.
В 1610 году казаки совершили нападение на город Варну. При этом было захвачено 10 турецких галер с грузом.
В 1616 году казаки под командованием гетмана Сагайдачного атаковали город Очаков, потопив при этом 15 турецких судов.
В 1615 году отряд запорожцев на 70 "чайках" совершил рейд к устью Дуная, захватив в ходе морского боя более десяти турецких галер.

Эти примеры можно было продолжить и дальше. Несмотря на очевидное превосходство в морских силах турки часто терпели поражения. Причина заключалась в тактике боя, применяемой запорожцами. Используя малозаметность и высокую маневренность "чаек" казаки атаковали в сумерках, ночью, в туман и дождь, используя прибрежные камыши и плавни. Сближались "чайки" с разных сторон, и стремительно шли на абордаж, отчего турки не могли использовать свой перевес в артиллерии. При отходе казацкие суда так же рассредотачивались в разные стороны, поэтому их преследование было затруднено.

Карта Черного моря в 1590 году.

По этим причинам в 1649 году турецкий султан заключил с гетманом Богданом Хмельницким договор о мире и торговле. Казацким судам было разрешено заходить во все турецкие порты на берегах Черного и Эгейского морей для ведения торговли. В дальнейшем, правда, на Черном море пиратство не прекратилось полностью, но к пиратству средневековья оно отношения не имеет.

И, конечно же, нужно отметить действия на Балтике во время Ливонской войны первого русского корсара, датчанина по национальности, Карстена Роде. Поступив на службу царю Ивану IV Грозному, в течение 1570 года он совершил ряд дерзких нападений на шведские корабли, захватив 22 торговых судна с добычей на сумму около 500 тысяч ефимков (серебряный рубль, аналог талера). Его эскадра с одного корабля увеличилась до шести и шведы не на шутку обеспокоились происходящим. Однако, в конце концов Роде начал захватывать корабли в датских водах возле Копенгагена. Это привело к тому, что датчане, которым это совершенно не понравилось, арестовали корсара во время его захода в порт. Однако, выдать его шведам или судить они не решились. В течение нескольких лет Роде пребывал под арестом, находясь при этом в достаточно комфортных условиях. Одновременно шли переговоры о его выкупе. Но скорее всего они закончились безуспешно и после 1576 года следы "атамана Роде" теряются в архивах.
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (23.12.2010), PALASH (22.12.2010), Смотрящий (22.12.2010)
Старый 23.12.2010, 03:30   #13
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



У большинства людей пират обычно ассоциируется с образом волка-одиночки, вроде Белого Клыка из одноименного романа Джека Лондона. Бывает, конечно, что волк начинает служить людям (переходит на государственную службу, становится корсаром), но волк всегда остается волком. Нередко волки объединяются в стаи, особенно в голодные годы, но в любом случае настоящий матерый волк - это одиночка. Во всяком случае, у очень многих именно такие представления как о волках, так и о пиратах.

Однако в истории известны случаи, когда пираты объединялись и в более крупные образования, нежели "стая". Такие, как собственное полноценного государства, со всеми его атрибутами, которое с переменным успехом просуществовало почти три столетия. Конечно же, раз речь идет о Средиземном море, то имеется в виду знаменитое государство берберских (варварийских) пиратов, находившееся на территории современного Алжира. Несколько сотен лет алжирские пираты были настоящим кошмаром Средиземного моря, да и не только него. Начнем, как водится, с самого начала.

В 1096 по призыву папы Урбана II начинается первый крестовый поход на Восток. Наряду с освобождением "Гроба Господня" перед крестоносцами стояли и более земные цели - захват торговых путей, ведущих к богатствам Востока, находящихся в руках арабов и сельджуков. Ну и естественно охрана этих путей от пиратов. В течение нескольких лет армии крестоносцев захватывают Иерусалим (в 1099 году), Аккру, Бейрут и ряд других территорий на Ближнем Востоке. В руки христиан попадают также острова Крит, Родос и другие. Закрепление на этих стратегически важных территориях стало причиной того, что более трехсот лет мореплавание в Средиземном море было относительно безопасным.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Через двести лет закончилось и владычество европейцев на Востоке. В 1291 году под натиском мусульман пал последний оплот христиан на Ближнем востоке - Аккра. И хотя захваченные острова еще двести лет находились в руках европейских государств и военно-религиозного ордена госпитальеров (Родос), вскоре чаша весов склонилась не в их пользу.

В XV и XVI веках Средиземное море стало свидетелем жестоких сражений между Оттоманской Портой (так еще называли Турцию) и противостоящими ее экспансии государствами Европы - главным образом Испанией и Венецией. Успех был не на стороне европейцев. В 1489 году они теряют остров Кипр, в 1522 году после трехмесячной осады 200-тысячная армия султана Сулеймана Великолепного захватывает Родос, заставив госпитальеров покинуть его и перебраться на Мальту (вскоре орден стали называть Мальтийским). Еще раньше, в 1454 году пал Константинополь - столица Византии. Так Восточное Средиземноморье перешло под власть Турции.

Османская империя в XV-XVII веках. Остров Джерба подчеркнут красной линией.

Но и в дальнейшем война на море не прекратилась. И в этой войне фактически на стороне турок сражались с европейцами и пираты. В Европе их называли берберскими (или варварийскими) пиратами.

Кто же были эти пираты, почему они воевали за турок и как они смогли достичь такого могущества, что многие государства предпочитали платить им дань, чем воевать с ними? Об этом и пойдет речь далее.

К середине XV столетия на побережье Северной Африки образовался ряд мелких государств, находившихся на территориях современных Алжира, Туниса, Ливии. Практически все крупные города находились на побережье (что, впрочем, понятно - в глубине материка на тысячи километров простиралась Сахара). Естественно, что жизнь городов была тесно связана с морем - торговля, рыбная ловля. Поэтому неудивительно, что местные жители были отменными моряками. Ну а в те времена от моряка до пирата был всего один шаг, который и был в конце концов сделан.

Практически все обитатели Северной Африки были мусульманами. Поэтому вполне естественным было то, что многие из них искали (и находили) поддержку становящейся все более сильной Турции, которая видела в варварийцах естественных союзников в борьбе с христианами. Одним словом, в регионе сложилась система аналогичная европейскому корсарству.

Еще больше варварийское пиратство укрепилось после 1492 года. В этом году пал последний оплот мавров в Испании - Гранада. Десятки тысяч людей были изгнаны из своих домов и спасаясь, бежали в Северную Африку. Лишенные средств к существованию, многие из них присоединялись к пиратам, поклявшись отомстить испанцам.

Значительно усилившись, пираты добились значительных успехов. Так, к примеру, в 1504 году возле острова Эльба пиратскому судну варварийцев удалось захватить две военные галеры, принадлежавшие самому римскому папе Юлию II. Дело получило широкую огласку, и вскоре в Европе узнали, кто же был организатором этого дерзкого нападения. Его имя, как и имя его брата, позже стали символами варварийского пиратства вообще. Ни одна из книг, посвященных пиратам, не обходит их молчанием. Не стоит нарушать эту традицию и отступать от этого правила, тем более, что с этими людьми связан расцвет пиратского могущества и даже создание новых средиземноморских государств.

Братья Арудж и Хайраддин Барбаросса.. Под этими именами вошли они в историю. Хайраддин был старшим из них двоих (родился примерно в 1468 году), а Арудж - младшим (родился в 1473 или 1474 году). Но они не были турками, и эти имена не были даны им при рождении. Оба они родом с греческого острова Лесбос (Митилини). О происхождении братьев есть две разные версии. По одной из них их отцом был бывший офицер турецкой армии, предположительно албанец, по другой - греческий гончар. После захвата острова они решили принять ислам, после чего им и были даны новые имена. Прозвище Барбаросса оба получили за рыжий цвет волос (в переводе - Рыжебородый).

Арудж уже в возрасте 18 лет присоединился к пиратам, и уже через два года отличился в морских боях своей отвагой и беспощадностью. В одном из боев он попал в плен к европейцам и был сослан на остров Родос, откуда через три года ухитрился бежать. Некоторое время он вновь продолжал деятельность в качестве турецкого корсара, но вскоре служба султану ему надоела (скорее всего потому, что он терпеть не мог подчиняться кому-либо), и он начал пиратствовать самостоятельно, на свой страх и риск.

Однако вскоре Арудж убедился, что без поддержки на суше он не сможет долго действовать самостоятельно. И поэтому он обратился к эмиру Туниса с просьбой предоставить ему место для постоянной базы на его территории. Договориться удалось достаточно легко - за двадцать процентов "отчислений" со стоимости добычи. На этом условии эмир предоставил Аруджу в качестве постоянной базы небольшой остров Джербу у самого побережья Туниса. И вскоре Арудж с помощью Хайраддина, который тоже участвовал в "семейном бизнесе" пополнил свой флот новыми кораблями и моряками, многие из которых были как раз теми маврами, что бежали от испанцев. С таким подкреплением братья Барбаросса начинают пиратские рейды на средиземноморское побережье европейских государств, особенно Испании. В целом "бизнес" продвигался достаточно успешно - размеры добычи впечатляли даже искушенных пиратов..

Однако испанцы тоже не сидели, сложа руки. Король Фердинанд организовал ряд экспедиций против пиратов. Его десанту удалось захватить и уничтожить ряд опорных пунктов на побережье Алжира. Одновременно для защиты от пиратов была построена мощная крепость на острове Пеньон, недалеко от алжирского берега. Из-за невозможности противостоять испанцам в бою (потерпев несколько чувствительных поражений), Арудж с пиратами отступил и укрылся в Тунисе. Там он решил выждать время для реванша. Временно прекратив набеги на побережье, он вновь сосредоточился на чисто морском грабеже.

Через некоторое время Аруджу удалось полностью восстановить свой флот. И воспользовавшись моментом, когда в Алжире вспыхнуло восстание против испанцев, он внезапно атаковал Алжир с моря и с суши. Испанцы были выбиты с материка и отступили к форту Пеньона.

Это прославило Аруджа среди жителей Алжира. И вскоре слава вскружила ему голову. Ему захотелось большего (этого ему хотелось в общем-то всегда, но вот подходящий момент наступил только сейчас), а именно - самому стать эмиром. И вот в один день происходит, как бы сейчас сказали, военный переворот. Захватив дворец, Арудж убивает прежнего правителя и провозглашает себя эмиром Алжира. Имя он себе выбирает наследственное - Барбаросса I.

Но недолго ему пришлось наслаждаться преимуществами жизни восточного правителя. Новый король Испании Карл V организовал поход против пиратского государства. Несколько сражений прошло с переменным успехом. Значительных успехов не добился никто. Но в мае 1518 года испанцы высадили крупный десант в количестве 10 тысяч человек, которому удалось захватить город Тлемсен (крупный торговый центр, расположен в 46 километрах от побережья). Арудж с отрядом из 1500 пиратов начал отступать. Он решил, как и раньше, временно укрыться подальше.

Однако испанцы, решив, что пираты унесли с собой из города награбленные богатства (а слухи о состоянии братьев Барбаросса ходили самые фантастические) устремились в погоню. В конце концов, им удалось настичь отряд Аруджа на переправе через реку Саладо. Часть пиратского отряда вступило в бой, прикрывая отход остальных. Арудж уже переправился на другой берег, но поняв, что все переправиться не успеют, с небольшим отрядом бросился на помощь своим товарищам. Хотя он и понимал, что шансов на успех у него очень мало.

Так погиб первый из правителей пиратского варварийского государства Арудж Барбаросса I (хотя по другой версии это произошло в другом месте). После боя испанцы обнаружили его труп с более чем десятком ран, нанесенных огнестрельным и холодным оружием. Однако его гибель не означала конец его государства. Хотя бы потому, что остался жив брат Хайраддин (Арудж отправил его спасать награбленные ценности и оставшиеся корабли). А организаторского таланта и ума у него было не меньше, а то и больше, чем у Аруджа.

Хайраддин прекрасно понимал, что без могущественных союзников шансов на успех в войне с Испанией у него очень мало. Поэтому в 1518 году он отправился в Константинополь и там провозгласил себя вассалом турецкого султана, фактически уступив таким образом Турции Алжир. По сути, Барбаросса ничего не терял - в случае успеха ему гарантирована помощь могущественной в те времена Порты, а в случае неудачи или же если возникнут проблемы с султаном - что же, всегда можно снова заняться вольным пиратством..

Политическое чутье не подвело Хайраддина. Султан Селим I, прельстившись возможностью добавить к своим владениям Алжир, встретил его вполне дружелюбно. Получив заверения в преданности, султан присвоил Барбароссе, как своему вассалу, титул бейлербея и подтвердил его притязания на Алжир. Вместе с тем он предоставил своему новому вассалу значительную помощь, в числе прочего, предоставив в его распоряжение две тысячи янычар, и обещав при необходимости дальнейшую поддержку.

Получив такую значительную помощь, Барбаросса, дополнительно укрепив свою армию и флот, приступил к выполнению задуманного - отвоеванию Алжира. Однако дело обстояло не так гладко, как хотелось бы. Несмотря на ряд побед на море, главный оплот испанской обороны - форт на острове Пеньон, закрывавший вход в гавань Алжира (город Алжир - столица государства Алжир) захватить не удавалось. Не помогло даже поражение, нанесенное в 1519 году испанскому флоту в составе 50 кораблей, неподалеку от острова. Испанцы держались на острове еще целых десять лет.

Наконец в мае 1529 года, сумев сосредоточить практически всю свою армию и флот, после 16 суток непрерывной бомбардировки острова, пиратам удалось сломить сопротивление защитников форта и наконец 27 мая захватить его. Что бы оградить себя в дальнейшем от подобных неприятностей, Барбаросса приказал направить несколько тысяч пленных на строительство огромной дамбы, соединяющий остров с материком. Так через несколько лет Пеньон стал полуостровом.

После этого Хайраддин стал полновластным хозяином Алжира, войдя в историю под именем Барбаросса II. Было ему в то время уже шестьдесят лет - по тем временам возраст весьма преклонный. Однако свою деятельность он не прекратил. Во-первых, по своей натуре он был склонен к действиям, а во-вторых, что отмечали почти все очевидцы, Хайраддин был очень жадным. Поэтому неудивительно, что через несколько лет, в 1534 году он выбрал себе новую цель - соседний Тунис. Правивший там султан был союзником испанцев, что обеспечило полную поддержку Турции. И вновь удача на стороне Барбароссы - в 1534 году он решительным ударом захватывает Тунис.

После этого испанский король Карл V решил радикально расправиться с пиратским государством. Он направил к берегам Северной Африки мощный флот под командованием лучшего в то время европейского адмирала - генуэзца Андре Дориа. В июне 1535 года ему удалось отбить Тунис. Однако буквально через несколько дней Барбароссе удалось совершить крупный набег на побережье Туниса, одержав победу над испанцами и захватив более шести тысяч пленных. Всех их он подарил султану Сулейману, более известному в Европе как Сулейман Великолепный. Находясь под впечатлением этой победы над испанцами и оценив по достоинству такой подарок, султан 15 октября 1535 года провозгласил Барбароссу великим адмиралом всего турецкого флота, одновременно назначив его бейлербеем ("беем над беями" - то-есть, верховным правителем) всей Северной Африки.

А тем временем надвигались новые события в Европе. Франция, ведущая борьбу с империей Габсбургов за обладание Италией, фактически повела дело к союзу с Турцией. Сулейман дал согласие на заключение такого союза. В результате в 1536 году Турция выступила на стороне Франции в ее войне против императора. Турецкий флот под командованием Хайраддина захватил город Бизерту в Тунисе, атаковал и разгромил гарнизоны союзников императора - венецианцев на островах Эгейского и Ионического морей. Наконец в 1537 году произошло первое крупное сражение между турецким и союзным императорским флотами. Европейцам удалось заставить турок отступить, захватив двенадцать турецких галер. В отместку пираты совершили набег на побережье Южной Италии и на остров Корфу.

Через год командующий европейским флотом Андре Дориа собрал новый, еще более мощный флот. Он состоял из более, чем двухсот кораблей, несущих 2.5 тысячи орудий и 60 тысяч человек. Однако Барбароссе удалось собрать еще больший флот. И вот 25 сентября 1538 года старые противники вновь встретились в бою при Превезе (Эпир, северо-западная часть Греции, граничит с Албанией). На этот раз удача сопутствовала Барбароссе. В результате боя большая часть вражеского флота была уничтожена.

Понадобилось три года, что бы европейцы оправились от поражения и решились на реванш. Собрав огромную эскадру из пятисот кораблей, в октябре 1541 года союзный флот двинулся к побережью Алжира. Сам император Карл V находился на борту одного из кораблей. Однако и это не помогло. Хотя 25-тысячный десант и был высажен вблизи Алжира, из-за сильной бури флот не смог оказать армии поддержку. Из-за этого пришлось отказаться от штурма города и срочно отступать. Поражение было настолько серьезным, что новых экспедиций к берегам Северной Африки после этого не было целых 30 лет.

Эти события прославили Хайраддина в Турции. Фактически он стал вторым человеком в государстве после самого султана.

После этого между Турцией и Францией снова был заключен кратковременный союз. 22 августа 1543 года французские сухопутные войска при поддержке турецкого флота под командованием Барбароссы захватили Ниццу. За это французы передали Хайраддину в распоряжение порт в Тулоне, где стали базироваться его корабли. Хотя скоро такое соседство стало им в тягость (пираты не брезговали и грабежами французского побережья) и турецкий флот покинул город, правда, после того, как была французами выплачена компенсация. А еще через четыре года война, в целом очень успешная для Турции закончилась. 19 июня 1547 года было подписано перемирие.

Однако еще до этого Хайраддин, которому к этому времени уже было далеко за 70 лет, решил наконец закончить свою пиратскую карьеру и удалиться на покой. Отправившись в Стамбул (бывший Константинополь), он поселился в собственном дворце, и жил там до конца своих дней.

Хайраддин Барбаросса II мирно скончался 4 июля 1547 года, в своей постели, будучи невероятно богатым человеком, вторым лицом в одном из самых могущественных государств мира, будучи фаворитом самого великого султана - Сулеймана Великолепного, период правления которого стал зенитом Турции. Согласитесь, совсем неплохая карьера для простого моряка?

Ни одному из его преемников не удалось достичь такой известности, хотя среди них было немало выдающихся личностей. К примеру, сын Хайраддина, Хасан, бывший бейлербеем Алжира более 10 лет. Во время его правления пираты одержали две крупные победы над испанцами, оба раза уничтожив почти весь флот противника. Или Мурат Реис старший, который почти в столетнем возрасте погиб в бою. Ну и стоит конечно же упомянуть и Мурат Реиса младшего, который, будучи голландцем по имени Ян Янсон, попал в плен и приняв ислам, сам впоследствии стал капитаном пиратского корабля, а затем и руководителем пиратской республики в городе Сале. Но об одном из преемников Хайраддина по имени Тургут (в Европе он был известен как Драгут), стоит рассказать больше.

Драгут был весьма незаурядной личностью. Родился он в конце XV века (ориентировочно около 1485 года). С молодых лет его жизнь была связана с морем. Начав простым матросом, впоследствии он сумел заработать денег на покупку собственного корабля. С тех пор и началась его пиратская карьера. Вскоре слава о нем достигла Хайраддина, который сделал его командиром одной и своих эскадр.

Был в биографии Драгута и довольно забавный эпизод. Во время одного из сражений в 1540 году он попал в руки испанцев, и четыре года был у них в плену. Благодаря посредничеству Мальтийского рыцарского ордена, Барбаросса выкупил его за довольно приличную сумму 3 тысячи дукатов. И первое, что Драгут сделал после освобождения - захватил мальтийский корабль, перевозивший деньги Ордена. Добыча составила более 70 тысяч дукатов. Впрочем, жаловаться Ордену было глупо - там прекрасно знали, с кем имеют дело. Просто с этого посредничества мальтийские рыцари имели соответствующий процент..

После смерти Барбароссы именно Драгут стал новым предводителем берберийских пиратов. В 1548 году султан Сулейман I Великолепный присвоил ему титул бейлербея Алжира. А в 1551 году после его участия в завоевании Триполитании (современная Ливия) он стал еще и триполитанским пашой.

В период с 1566 по 1572 годы противостояние Европы с Турцией достигло апогея. В 1566 году огромный турецкий флот с тридцатью тысячами человек десанта подошел к острову Мальта, ключевому пункту к господству над Средиземным морем. Мальта находится посредине между Сицилией и Африкой, поэтому тот, кто владеет островом, контролирует проход из Восточного Средиземноморья в Западное. Поэтому турки бросили на штурм острова отборные силы армии и флота, в том числе и эскадру из 15 кораблей под командованием Драгута. Гарнизон Мальты по численности уступал нападавшим почти в 15 раз. Оборону острова возглавил гроссмейстер Мальтийского Ордена Парисо де Ла Валетта, которому было более 70 лет. Кстати, он лично знал Драгута.

Осада острова продолжалась почти полгода. Несколько раз турки предпринимали попытки штурма, однако защитники острова отбивали все атаки. Наконец, после артподготовки, продолжавшейся несколько дней, 17 июня турецкие войска пошли на решительный штурм одного из мальтийских фортов Сент-Эльм. Драгут лично возглавил атаку на форт. Но в самый разгар боя он был смертельно ранен в голову осколком ядра. Перед смертью, которая последовала через шесть дней, он узнал, что форт все же был взят после того, как все его защитники погибли.

Но это была последняя победа турок на Мальте. Узнав о том, что к острову идет подкрепление, турки предпочли снять осаду и отступить. Мальта выстояла. И уже более 400 лет ее столица носит имя командира защитников острова - Ла Валетта.

Еще одной выдающейся личностью был Ульдж (Улудж) Али, последний бейлербей Алжира. Сам он по происхождению итальянец (настоящее его имя было Джованни Диониги Галени), во время одного из нападений пиратов на побережье Южной Италии попал в плен. Несколько лет он плавал гребцом на пиратской галере, а затем стал рулевым на галере самого Драгута. Что бы освободится, он принял мусульманскую веру, став после этого Ульджом Али. Вступив в ряды пиратов, он хорошо зарекомендовал себя в морских сражениях, и через несколько лет стал сперва капитаном, затем пашой Триполи, и наконец, после завоевания Туниса - бейлербеем Алжира.

В 1571 году римский папа Пий V обратился ко всем государствам Европы с призывом предпринять крестовый поход против турок. Откликнулись только Испания и Венеция, хотя немало добровольцев из других государств также изъявили желания участвовать в походе. И вот 16 сентября 1571 года произошло крупнейшее сражение между турецким и испано-венецианским флотом (к нему присоединился и флот римского папы). Сражение это произошло примерно в 60 километрах от Лепанто (город на северном побережье Коринфского залива, Греция). Сила были примерно равны - по 300 кораблей с каждой стороны. Правда, пушек было больше у европейцев.

Результат сражения был для турок катастрофическим. Потеряв большую часть флота и свыше 25 тысяч человек убитыми, уцелевшие корабли бежали с поля боя. Потери союзного флота составили около 8 тысяч человек. Кроме того испанцы и венецианцы освободили более 15 тысяч невольников на захваченных турецких кораблях. И лишь эскадра Ульджа Али, сражавшаяся в составе турецкого флота смогла отступить без значительных потерь. Более того, в ходе боя алжирцы дрались с противником на равных, атаковав с левого фланга корабли мальтийских рыцарей, и даже захватив их флагманский корабль. За это после боя султан встретил Ульджа Али как героя, назначив его великим адмиралом турецкого флота, как когда-то был назначен Барбаросса. Но само по себе это уже никак не могло повлиять на исход боя, который обозначил начало перелома в противостоянии на море.

Ульдж стал последним поистине великим правителем пиратского государства. Никто после него не смог добиться таких успехов, как он, хотя еще почти 250 лет после этого пиратское государство представляло собой очень мощную силу. Доказательством этого служит хотя бы то, что даже в начале XIX века ему платили постоянную дань Португалия, Дания, Швеция, Сардиния, Королевство обеих Сицилий и ряд городов, например, Тоскана.

Встретится в бою с флотом алжирских пиратов довелось и русским морякам. 31 июля 1791 года у мыса Калиакрия (побережье Черного моря) русская эскадра под командованием адмирала Ушакова атаковала турецкий флот, которым командовал Саид-Али, командир алжирского пиратского флота, он же адмирал турецкого флота. Несмотря на то, что турецкий флот превосходил русский как по количеству кораблей, так и по числу орудий (турки - 78 кораблей, 1800 орудий; русские - 40 кораблей, 1000 орудий), эскадра Ушакова стремительным маневром заняла позицию на ветре, что дало ей преимущество при маневрировании, и атаковала турок. Те не выдержали натиска и бежали. И лишь храбрость алжирских моряков позволила спастись их командиру, которой чуть было не попал в плен к "Ушак-паше" (так турки звали Ушакова). И хотя в целом потери турок были значительны, большей части алжирской эскадры удалось уйти.

В течение XVI века берберийский пиратский флот насчитывал от 50 до 60 кораблей всех классов (галеры, шебеки и т.п.). В следующем веке это количество возросло в среднем до 70-75.

Но, несмотря на все это, успехов основателей государства - братьев Барбаросса повторить никто уже не смог. XVIII век стал началом упадка средиземноморского пиратства, и количество пиратских кораблей соответственно уменьшилось до 20-25 единиц. А окончательно конец берберийскому пиратству пришел в 30-х годах XIX века, когда Франция начала колониальную войну с целью захвата Северной Африки.
ilja вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (23.12.2010), Смотрящий (23.12.2010)
Старый 23.12.2010, 18:19   #14
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Яркое солнце, светящее прямо над головой, изумрудно - прозрачное море, пальмы, красавицы мулатки... Что может быть более романтичным, чем этот рай, который известен под названием Карибское море? Да, сегодня это любимое место отдыха для миллионов туристов со всех концов света. Но было время, когда оно было далеко не райским местом для тех кораблей, которые с какой-либо целью курсировали в этих водах, и колонистов, поселившихся на многочисленных живописных и не очень островах, или на побережье материка. Причиной этому были многочисленные флибустьеры, корсары, "береговые братья" - как только не называли писатели в своих романах этих людей, основным занятием которых была экспроприация нажитого честным или не очень путем добра у тех, кому не посчастливилось встретиться с ними в открытом море или же на берегу. Всем наверное известен герой классических пиратских романов писателя Рафаэля Сабатини, благородный капитан Блад, который пиратствовал именно в эпоху расцвета морского разбоя в Вест-Индии. И наверняка именно под влиянием такой литературы у многих и возникло излишне романтизированное представление о личностях пиратов, их жизни и "подвигах".

Реальность же была как обычно куда грубее и прозаичнее вымысла беллетристов. Безусловно, среди пиратов попадались благородные рыцари без страха и упрека, люди образованные и разносторонне развитые. Но несравненно больше в пиратской среде было тех, чьей целью была лишь банальная нажива, и которые не останавливались ни перед чем для ее получения. Однако для того, что бы иметь полное представление о ситуации, которая сложилась в Карибском море и за его пределами во второй половине XVII века, необходимо начать с самого начала европейской колонизации Америки..

В 1492 году Христофор Колумб открыл первые земли Нового Света - острова Эспаньола (Гаити), Кубу и ряд более мелких островов Карибского моря. По проложенному первооткрывателем маршруту последовали новые исследователи, за которыми шли завоеватели, называвшиеся конкистадорами. В течение следующих пятидесяти лет они огнем и мечом, хитростью и коварством присоединили к владениям испанской короны огромные богатейшие территории Центральной и Южной Америки. На этих территориях были найдены колоссальные залежи серебра и золота, не считая других богатств. Воспользовавшись своим монопольным положением, которое было подкреплено подписанным в 1494 году Тордильесским договором, по которому все новые открытые территории делились между Испанией и Португалией, испанцы выкачивали из Нового Света несметные богатства. По статистическим данным, за 80 лет, с 1521 по 1600 года ими было вывезено 139 тонн золота и 7439 тонн серебра. Это больше, чем дали все копи Европы за все время их существования. А открытые в 1550-х годах серебряные рудники в Потоси (современная Боливия) на два столетия стали крупнейшим источником серебра в мире.

Карта Карибского моря

С начала XVI века право на торговлю с американскими колониями имел только один испанский порт - Севилья. По ту сторону Атлантики, в Новом Свете, этим правом пользовались два порта - Веракрус, расположенный в Мексике, и Пуэрто-Бельо (после 1595 года, до этого им был Номбре де Диос), находящийся на северном, атлантическом берегу Панамского перешейка.

Из Веракруса вывозились мексиканское серебро и прочие товары, через Пуэрто-Бельо в Испанию поступали золото и серебро. И один или реже два раза в год из Севильи в Америку отправлялась особая флотилия, получившая названия Золотой флот (другое название - Серебряный флот). Она представляла собой несколько десятков торговых судов (галеонов) в сопровождении боевых кораблей, фактически являясь первым в истории организованным конвоем. Пройдя через Атлантику и прибыв на место, эскадра разделялась на две части. Одна часть шла в Веракрус, другая - в Пуэрто - Бельо, где они загружались золотом и серебром, а так же множеством других товаров, в том числе доставленными с Филиппин в Акапулько манильским галеоном и затем шли к Гаване. Там флотилии снова объединялись и затем через Багамский пролив выходили из Карибского моря на простор Атлантики.

Такой способ доставки грузов был вполне логичен - конвою из нескольких десятков кораблей было гораздо безопасней, чем одинокому "купцу". Поэтому с 1537 года в Испании действовало строжайшее правило - ни один торговый корабль не должен в одиночку пересекать Атлантику.

Кроме этого, уже в течение первых ста лет испанского присутствия в Новом Свете на его землях возникли многочисленные поселения, жители которых занимались плантационным хозяйством и другими промыслами. Табак, сахар, какао, индиго и другие товары в больших количествах шли в Европу, обогащая многочисленных торговцев.. и пиратов, вполне закономерно облюбовавших воды, прилегающие к испанским владениям.

Еще в первом десятилетии XVI века испанцы закрыли всем иностранным кораблям доступ в моря, омывающие ее заокеанские владения. В то время это не составляло труда - военный флот Испании тогда был сильнейшим в мире. Однако, уже в те времена этот самочинный раздел мира вызвал резкие протесты у морских держав Европы.

Французский король Франциск I, тот самый, который потребовал у короля Испании объяснить ему, при каких обстоятельствах Адам завещал ему право на раздел мира, первый начал действия против испанцев. С его ведома французские пираты вышли в Атлантику и начали охоту за испанскими кораблями. В 1522 году им удалось захватить сокровища Монтесумы, которые завоеватель Мексики Фердинанд Кортес отправил из Веракруса в Севилью. А вскоре вслед за французами в игру вступили и англичане. Постепенно осмелев, они подходили все ближе и ближе к испанским владениям. В 1572 году тогда еще никому не известный пират Фрэнсис Дрейк командовавший двумя небольшими судами, высадился на Панамском перешейке и перехватил караван с серебром из Перу, а так же захватил испанский город Номбре де Диос, разграбить который ему, правда, не удалось. Это сделало его знаменитым у себя на родине. И через пять лет он возглавил новую экспедицию к берегам Южной Америки. Его компаньонами стали первые лица Англии, в том числе сама королева Елизавета, вложившая в дело тысячу фунтов стерлингов.

Летом 1578 года эскадра из пяти кораблей, на которых было всего 164 человека команды, вышла к берегам Америки. Флагманским кораблем Дрейка был стотонный "Пеликан", но по прибытию в американские воды Дрейк переименовал его в "Золотую лань". В течение следующих полутора лет "Золотая лань" крейсировала вдоль тихоокеанского побережья Америки, перехватывая и грабя испанские корабли и нападая на прибрежные поселения. Общая добыча, по английским источникам, составила около двадцати шести тонн серебра (по испанским данным - 240 тонн !!!, хотя разница скорее всего благополучно испарилась в карманах испанских чиновников ), более 100 кг золота, не считая драгоценностей и прочего - на сумму более полумиллиона фунтов, в сто раз превысив расходы на организацию экспедиции. Поэтому вовсе неудивительно, что вернувшись в сентябре 1580 года в Англию, и совершив при этом второе в истории кругосветное плавание, Дрейк был возведен в рыцарское звание.

Пример оказался заразительным. В 1587 году другой англичанин, Томас Кавендиш, совершил новый дерзкий поход к берегам Америки. Он стал первым пиратом, которому удалось захватить знаменитый манильский галеон. Добыча была так велика, что не поместилась на корабли. Кроме этого его призами стали почти двадцать других испанских судов. Эти походы, лишившие испанцев значительных финансовых средств, внесли свой вклад в разгром англичанами в 1589 году Непобедимой Армады - флота, посланного Филиппом II для завоевания Англии. С этого момента начался закат испанского морского могущества.

В течение следующих пятидесяти лет в результате войн с Англией, Францией, Голландией, а также по причине усилившихся пиратских набегов, Испания потеряла почти все свои островные владения в Карибском море, сохранив лишь Кубу, Пуэрто-Рико, и частично Эспаньолу. Остальное прибрали к рукам другие государства. Захваченные территории вскоре стали превращаться в огромные сахарные плантации. Для работы на плантациях начали завозить черных рабов из Африки и белых из Европы (осужденных преступников). Многие разорившиеся крестьяне из Европы, привлеченные новыми землями, также отправлялись в Новый Свет, пытаясь начать новую жизнь. Однако далеко не всем это удалось. Многие разорялись, не выдерживая конкуренции или по другим причинам. Задолжавших так же продавали в рабство. В качестве наглядной иллюстрации к произошедшему имущественному расслоению можно привести такие цифры. К примеру, на острове Барбадос в 1645 году было около 11 тысяч мелких белых фермеров и 5800 рабов. А уже в 1667 году здесь было 745 крупных плантаторов и 82 тысячи рабов.

Столица Барбадоса город Бриджтаун. Конец XVII века.

Разоренные белые фермеры бежали на никем не занятые территории и становились буканьерами. Туда же бежали с плантаций и черные рабы, поэтому этнический состав буканьеров был очень разнородным - англичане, французы, голландцы, португальцы, мулаты. Из этого разношерстного конгломерата и формировалось то, что позже получило название "береговое братство" - своеобразная флибустьерская республика Карибского моря.

Постепенно у флибустьеров появились и свои постоянные базы. В 1639 году французские пираты захватили небольшой остров Тортуга, который стал важнейшей пиратской базой. Втором крупным пристанищем стала Ямайка, захваченная англичанами в 1655 году. Благодаря содействию английской администрации, ее главный город Порт - Роял стал настоящей пиратской столицей. Все попытки испанцев отбить острова назад провалились. Получив надежные базы, пираты развернули настоящую охоту на корабли и поселения в этом регионе, хотя основной целью были, конечно же, испанцы.

Остров Тортуга. Карта второй половины XVII века

Это было крайне выгодно как губернаторам колоний и правительствам европейских государств, так и купцам и торговым компаниям, зарабатывавшим огромные прибыли на перепродаже захваченных товаров (чем впрочем не брезговали и высшие должностные лица той же Англии). Кроме того своими действиями пираты основательно расшатывали остатки могущества испанской колониальной империи. Поэтому на все требования испанцев покончить с пиратами, и англичане и французы отвечали, что не имеют к этому никакого отношения и до определенного времени не принимали серьезных мер к ликвидации пиратства.

Период 1660 - 1685 года стал апогеем классического, известного всем еще с детства пиратства, пик могущества "береговых братьев". Этот этап отмечен беспрецедентными по дерзости акциями - массовыми захватами кораблей, набегами на богатейшие прибрежные города. События этого времени хорошо описаны в книге, ставшей классикой пиратской литературы, откуда черпали сведения писатели поздних времен - Сабатини, Стивенсон и другие. Ее полное название "Подробные и правдивые повествования обо всех знаменитых грабежах и нечеловеческих жестокостях, учиненных английскими и французскими разбойниками над испанским населением Америки", хотя она стала широко известной под более кратким названием "Пираты Америки". Автор, подписавшийся псевдонимом А.О. Эксквемелин, сам несколько лет был пиратом, и участвовал во многих походах, в том числе в знаменитом походе Моргана на Панаму. Не будет сейчас пересказывать ее содержание, тем более, что не все содержащиеся в ней сведения можно назвать безусловно правдивыми, опишем только наиболее яркие "подвиги" флибустьеров, возглавляемых ставшими знаменитыми пиратами - Олоне, Морганом, Ван Хорном, Граммоном, и другими:

В 1670 году, прославившийся своей жестокостью Франсуа Олоне, командуя флотилией из восьми судов насчитывавшими 1660 человек команды, захватил и разграбил испанские города Гибралтар (Венесуэла) и Маракайбо. Добыча составила более 200 тысяч реалов.

В 1668 году, пожалуй, самый знаменитый из всех карибских пиратов - англичанин Генри Морган, захватил и разграбил Пуэрто-Бельо, получив более 100 тысяч реалов выкупа за город плюс добычу на еще большую сумму. Он же в 1669 году захватил испанский город Маракайбо, командуя эскадрой из восьми судов, самое крупное из которых имело 8 пушек, и 400 пиратами. При этом при выходе из бухты флибустьеры уничтожили три крупных испанских военных корабля, вооруженных 40, 30 и 24 пушками и имевших значительный численный перевес в личном составе. Добыча превысила 300 тысяч реалов.

Но наиболее знаменитым деянием Моргана, конечно же является возглавляемый им поход на Панаму в 1670 году. Отправившись по суше через перешеек с отрядом 1200 человек, пираты через неделю вышли к городу, и несмотря на то, что в городе было более 2500 солдат, в том числе кавалерия, и артиллерия, разбили испанский гарнизон, овладели городом. Грабеж Панамы продолжался более недели. Когда пираты уходили из города, за ними шло 157 мулов, груженных серебром, золотом, драгоценностями и прочим товаром. В денежном выражении добыча превысила полмиллиона реалов.

В 1683 году голландец Ван Хорн, совместно с Мишелем де Граммоном и Лораном де Граффом командуя отрядом 1200 человек, предпринял набег на город Веракрус. Добыча примерно равнялась панамской добыче Моргана.

Мишель де Граммон

Лоран де Графф


А в 1697 году состоялся совместный рейд эскадры французского флота, под командованием барона де Пуанти и пиратского соединения из 7 кораблей с 650 членами экипажей на крупный город Картахена. Несмотря на мощные оборонительные укрепления, после месячной осады Картахена была взята. Общая сумма добычи была просто фантастической - примерно 13-14 миллионов ливров, из них 7.5-8 миллионов золотом и серебром.


Но эти походы одновременно стали и последними крупными успехами флибустьеров. К тому времени отношение к пиратам в Лондоне, Париже и Гааге изменилось. Испанское могущество было подорвано окончательно, и речь шла уже о разделе так называемого "испанского наследства". А после войны за это самое наследство в 1701 - 1713 годах, получив свою долю лакомого испанского пирога в торговле с Новым Светом, Англия и Франция более не нуждалась в услугах джентльменов удачи. Более того, теперь они стали представлять серьезную угрозу уже для английских и французских торговцев. И вот многопушечные королевские фрегаты стали на страже торговых путей ведущих из Европы в Америку.

Кроме того, была объявлена королевская амнистия для тех, кто оставит разбойничий промысел, и согласится стать колонистом. Со временем таких становилось все больше и больше. Те же, кто не захотел оставить свое прежнее ремесло, начали покидать воды Карибского моря, ища счастья в других местах - Индийском и Тихом океанах. Пиратский промысел постепенно начал угасать. Конечно, он не прекратился полностью, до 1718 года оплотом пиратов были Багамские острова, но золотое время походов Олоне и Моргана ушли безвозвратно. Постепенно карибское флибустьерство становится достоянием истории...

Последний раз редактировалось ilja; 23.12.2010 в 20:15
ilja вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (23.12.2010), Смотрящий (23.12.2010)
Старый 24.12.2010, 20:51   #15
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Начало XVIII века ознаменовалось изменением расстановки сил в Центральной и Северной Америке. Продолжавшаяся в течение 13 лет "война за испанское наследство" завершилась в 1714 году подписанием Утрехтского мира. Большую часть этого лакомого "наследства" получили англичане. Среди прочих выгод было и право на "асьенто" - заключение договоров на работорговлю в испанских колониях. А раз так, то дальнейшая поддержка "берегового братства" становилась не только ненужной, но и вредной. Еще бы - кто враг своим прибылям! Поэтому англичане предприняли решительные меры по пресечению деятельности флибустьеров. Меры эти были самыми разными - от королевской амнистии всем, кто оставит пиратский промысел, до полномасштабных карательных экспедиций с последующим развешиванием всех пойманных пиратов на городских площадях в колониях. Это возымело действие - число активно действующих в Карибском море пиратов поубавилось. Но...

Но к этому времени возникло новое гнездо "джентльменов удачи". На восточном побережье Северной Америки от Мэна до Флориды шло активное заселение Новой Англии - британской колонии, протянувшейся вдоль берега океана. К северу, хотя и гораздо менее активно, шла колонизация Новой Франции. Естественно, что развивающиеся колонии вели активную торговлю с метрополиями, заинтересованными в поставке дешевого сырья. Это привело к тому, что на обширных землях возникло множество крупных и мелких поселений, жители которых занимались добычей пушнины, выращиванием табака и другими, достаточно доходными видами деятельности. В те времена свободного места и земли хватало всем, а вот с рабочими руками дело обстояло гораздо хуже.

Так что для многих Новый Свет был действительно местом неограниченных возможностей, которые, правда, еще предстояло воплотить в жизнь. Множество людей из Старого Света ехали сюда на поиски счастья. Людей самых разных. Это и английские крестьяне, согнанные со своих земель, пуритане и французские протестанты, ищущие религиозной свободы, и ремесленники, чей труд стал на родине ненужным из-за его замены дешевым мануфактурным производством. Ну и конечно же, множество разного рода авантюристов, искателей счастья, да и просто мошенников и бандитов, скрывающихся от правосудия, не упустили случая попробовать себя на новом месте. Ведь в дальних краях рука закона часто оказывается слишком короткой..

Разумеется, далеко не всех из новоприбывших прельщал труд лесоруба, фермера или же простого моряка. Ведь преступный элемент вовсе не горит желанием жить честно. Кроме того, далеко не все нормально "устроились" на новом месте. Часть фермеров обязательно разорялись, а что касается моряков - в те времена значительная часть состояла из, как бы сейчас сказали "маргинальных элементов". Особенности профессии были таковыми, что не так уж много людей шло на флот добровольно, разве что из крайней нужды или же по авантюрности характера. Во всяком случае, когда читаешь какой-либо приключенческий "пиратский" роман про то время, практически всегда его героями являются один или несколько беглых матросов. Кстати, большей частью с английского корабля..

Одним словом, условия для новой волны американского пиратства были более чем благоприятными. Тем более, что зачастую должностные лица, управляющие колониями были, так сказать, "в доле". За определенную мзду они давали возможность пиратам ремонтировать корабли, лечиться, пополнять запасы, да и сбывать награбленное добро прямо на подопечных территориях. Что так же не облегчало поимку пиратов. И хотя торговые пути в Карибском море охранялись достаточно надежно, на патрулирование всего Атлантического побережья сил у англичан и французов не хватало. Да и отношения между Англией, Францией и Испанией складывались, мягко говоря, не слишком хорошо. Чем тоже часто пользовались пираты, скрываясь от преследований.

Разумеется, англичане в первую очередь, с этим не мирились. Несколько раз были сделаны попытки покончить с пиратством мирным путем, а именно - амнистией тех, кто откажется от пиратства. Желающих, правда, было не так уж много, хотя и совсем безуспешными эти попытки назвать было нельзя. Наиболее крупная амнистия была проведена в 1718 году губернатором Багамских островов Вудсом Роджерсом. Прибыв на остров Нью-Провиденс, губернатор (кстати, подобно Моргану, сам бывший пират!) методом убеждений, чередующимися с угрозами, смог заставить сдаться почти 2000 человек, что составляло гораздо больше, чем половина местных пиратов.

Но полностью покончить с пиратством амнистии конечно же не могли. Тем более. что случаи, когда впоследствии амнистированные возвращались к прежнему ремеслу, были не столь уж редкими Поэтому королевские флота Англии и Франции охотились на пиратов практически непрерывно. Законы того времени были суровы. Редко кто из пойманных "джентльменов удачи" сумел избежать королевского правосудия в виде виселицы. Да и срок жизни у многих действующих пиратов был не такой уж долгий. Правда, на смену выбывшим из строя приходили новые "работники ножа и абордажного топора"..

Кстати говоря, примерно в это время и получает широкое распространение знаменитый пиратский флаг "Веселый Роджер" - черное полотнище с изображением черепа со скрещенными костями. Правда, его большей частью поднимали английские пираты. Французы же предпочитали красный цвет (кстати, "Веселый Роджер" - по-английски Jolly Roger это искаженное французское Joyeux Rouge - "Веселый красный"). Хотя флаг этот обычно поднимали непосредственно перед атакой, что бы жертва не догадалась раньше времени, кто перед ней.

История оставила нам немало имен морских разбойников, наводивших ужас на жителей Америки. Ярких личностей среди них было не так уж много, хотя многие "герои" весьма колоритны. Одним из примеров такого "героя" является Эдвард Лоу. Бывший карманник из Вестминстера, он стал пиратом в относительно позднем возрасте, когда ему было уже 30 лет (он родился примерно в 1690 году). И хотя период его пиратской деятельности составил всего около трех лет, он успел прославиться как один из самых жестоких пиратов Нового Света. Его любимым занятием было отрезать уши захваченным английским морякам и колонистам. И в конце концов он достал своими наклонностями даже команду, которая в один далеко не прекрасный для пирата день высадила его на необитаемом острове.

Еще одним пиратом такого сорта был Чарльз Уэйн, который так же не щадил никого из пленных. Он был одним из тех, кто отказался от королевской амнистии, которую в 1718 году предложил пиратам в Нью-Провиденс Вудс Роджерс. Более года он пиратствовал у побережья Северной Америки, захватив несколько судов. Но в итоге его корабли попали в шторм и разбились у побережья Мексиканского залива. Здесь его и опознали на одном из кораблей, который появился в этих краях, что бы пополнить запас пресной воды. Уэйн был арестован и доставлен на Ямайку, где и был приговорен к смертной казни, которая не заставила ждать долго.

Заметной личностью в свое время был также Бартоломью Робертс, родом из Уэллса, который более трех лет пиратствовал у берегов Южной и Северной Америки. Однажды, работорговый корабль, на котором он был помощником капитана, был захвачен кораблями известного пирата Хоуэлла Дэвиса. После этого Робертс присоединился к пиратам и за полгода показал все качества, присущие настоящему пиратскому капитану. Во всяком случае, после гибели Дэвиса, команда единодушно избрала его своим новым капитаном.

Не задерживаясь подолгу на одном месте, он менял район деятельности как только дело для него начинало пахнуть жареным, что позволило ему пиратствовать достаточно долгое время. За время своей деятельности Робертс захватил несколько десятков судов в разных уголках Атлантики. Однако, и для него финал истории оказался печальным. В феврале 1722 года один из посланных на его поиски английских королевских фрегатов настиг корабль Робертса. В ходе завязавшегося боя он был сражен картечью. Оставшись без своего вожака, пираты после двухчасового сражения капитулировали, что впрочем не спасло их от виселицы.

Сумел "прославиться" так же и Джек Ракем по кличке "Ситцевый Джек". Правда, не своими пиратскими подвигами, которых за два с половиной года его пиратской эпопеи было не так-то уж и много. Гораздо больше известно то, что он был мужем еще более прославленной личности - Анны Боннэ (Бонни), одной из наиболее известных женщин-пиратов. Кстати, другая известная женщина-пират Мэри Рид так же плавала на корабле Ситцевого Джека, переодевшись в мужскую одежду, так что пираты довольно долго не знали, кто же скрывается под именем "матроса Мака". Обе они проявили себя как настоящие пираты, участвуя в абордажных схватках и попойках наравне с мужчинами. Правда, осенью 1720 года, королевское правосудие в конце концов настигло всю их веселую компанию.

А вот другого известного пирата по имени Стид Боннет на скользкую дорожку толкнула.. его жена. Во всяком случае, именно эта причина обычно называется большинством источников, в которых рассказывается жизнеописание этой примечательной личности. Ведь с чего бы еще идти в пираты джентльмену с хорошей репутацией, к тому же владеющему плантациями на Барбадосе и имеющему звание майора?

Как бы то ни было, снарядив 10-пушечный шлюп, получивший название "Месть", Боннет более года занимался деятельностью, совершенно несовместимой с образом почтенного плантатора. Захватив и ограбив несколько судов, он соединил силы с другим пиратом - Эдвардом Тичем (о нем речь еще пойдет), и вместе они пограбили еще ряд судов. Однако, в один момент Тич попросту бросил компаньона и ушел от него со всей добычей. Так что после этого пришлось Боннету рассчитывать лишь на свои силы.

Сил этих хватило, что бы захватить еще несколько кораблей. Но в конце концов его художества так надоели властям, что против него было выслано два хорошо вооруженных шлюпа. Встретившись с ними в бою, продолжавшемся более пяти часов, пиратам в конце концов пришлось сдаться. Боннет попытался скрыться, однако после погони был схвачен и доставлен в Чарлстон (Южная Каролина). Та он был судим и казнен.

Но самым известным пиратом "второй волны" был, конечно же, Эдвард Тич, более известный как Черная Борода. Человек, ставший прототипом капитана Флинта в романе Роберта Стивнесона "Остров сокровищ", чье имя долго наводило ужас на добропорядочных английских колонистов. И хотя достоверных сведений о Тиче известно меньше, чем всякого рода слухов и легенд, в любом случае он заслуживает более подробного рассказа о себе.

Родился Эдвард Тич в 1680 году в английском портовом городе Бристоль в семье почтенных коммерсантов. О детстве и юношестве сведений почти не сохранилось. Поэтому неизвестны и причина, приведшие его к берегам Америки. Известно, что Тич не умел ни читать, ни писать, то-есть образования он не получил. Тич принимал участие в войне за испанское наследство в качестве корсара. Прославившись своей храбростью и умением обращаться с оружием, по окончании войны он становится наемным инструктором по рукопашному бою. В умение вести абордажный бой входило не только фехтование на шпагах или саблях, но и способность использовать такие специфические вида оружия, как например алебарду. А Тич владел этим искусством в совершенстве.

Не желая смириться с ролью простого наемника, Тич активно ищет контакт с пиратами. В 1713 году на острове Нью - Провиденс он знакомится с одним из местных пиратских вожаков, капитаном Хорниголдом. Проявив себя с лучшей стороны, он попал "в фавор" к этому "авторитету", который в 1716 году передал под командование новому капитану корабль, которым Тич командовал до самого конца своей пиратской карьеры в ноябре 1718 года.

Но вскоре Хорниголд решил "завязать" с преступным прошлым и воспользовавшись амнистией Вудса Роджерса сдался английским властям. Тич же, узнав об этом, пришел в бешенство. Оставить пиратство ему никогда не приходило в голову. А это значит, что теперь ему предстояло действовать в одиночку. Подняв над своим кораблем черный флаг с изображенным на нем скелетом, и назвав его "Месть королевы Анны", Черная Борода меньше чем за год становится для североамериканских колонистов настоящим бичом божьим. Вот как его описывает капитан Чарльз Джонсон (по одной из версий - псевдоним Даниэля Дефо):

Его лицо, начиная от глаз, было закрыто густыми черными волосами, которые покрывали также и грудь. Одежда — вся в пятнах от крови и пролитых напитков, в нескольких местах платье порвано и скреплено булавками. Грязное тело пропахло потом и смесью рома с порохом, которую Тич обычно пил. У него была привычка заплетать на бороде маленькие косички с лентами и заправлять ихза уши. Перед боем он надевал через оба плеча по широкой ленте. На них висело по три пистолета. Под шляпой он закреплял два горящих фитиля, свисавших по обе стороны его лица. Глаза его от природы были злыми и жестокими. Всем своим обликом он походил на фурию ада

Можно привести из его книги еще один известный эпизод, который показывает отношения Черной Бороды с командой. Однажды, отдыхая со своими приближенными за бутылкой рома, Черная Борода вдруг с улыбкой задул свечи, вытащил два пистолета, скрестил под столом руки и выстрелил. Одна из пуль попала в колено помощника капитана Израэля Гендиса, и тот на всю жизнь остался хромым.

"Если я иногда не буду убивать кого-нибудь из вас, - объяснил Черная Борода команде, - вы забудете, кто я такой, ребята".

Правда Гендису этот эпизод позже спас жизнь.

Хотя надо отметить, что пиратом Тич до поры до времени был действительно удачливым. На его счету были множество судов и даже взятые с ряда прибрежных поселений выкупы. Стоит отметить и тот курьезный факт, что Тич был женат.. целых 26 раз!

Однако "сколько веревке не виться, а конец все равно настанет". Это правило в полной мере коснулось и Черной Бороды.

В ноябре 1718 года после очередного налета Тича на побережье Северной Каролина (надо отметить, что губернатор был "в доле" с Тичем, о чем в общем-то местные жители догадывались), колонисты обратились к губернатору Вирджинии Александру Спотсвуду за помощью. И он действительно помог в организации поисковой экспедиции. 17 ноября 1720 года на охоту за пиратами вышли два хорошо вооруженных шлюпа. Командиру Роберту Мейнарду в случае успеха была обещана премия в 100 фунтов за голову Тича.

Через пять дней пираты были обнаружены в одном из мелководных заливов. Однако, несмотря на все меры предосторожности, неожиданная атака не удалась. Поскольку у Мейнарда не было пушек, ему пришлось атаковать корабль Тича с намерением взять его на абордаж. Маневрируя, он подошел к судну Тича, команда которое, тем не менее, успела дать в упор залп картечью и почти сразу же залп из ружей. Однако, поскольку почти вся команда шлюпа по приказу капитана спряталась в трюм, пираты были уверены, что экипаж противника почти весь погиб (на палубе остался лишь Мейнард с рулевым). И, сцепившись с шлюпом, они не ожидали упорного сопротивления. Но по сигналу капитана спрятавшиеся выскочили на палубу. Началась рукопашная схватка.

Первым выстрелом из пистолета Мейнард ранил Тича, а затем они вступили в поединок на саблях. Вскоре сабля Мейнарда сломалась, и он скорее всего был бы убит, но в последний момент один из матросов метким пистолетным выстрелом наконец уложил Черную Бороду. После боя на теле Тича насчитали 25 ран, из них 5 огнестрельных (так пишет Джонсон). Действительно, крепкий был орешек. К тому моменту многие пираты тоже были убиты, оставшиеся же в живых сдались.

Тело Эдварда Тича было сброшено в воды залива. А его головой Роберт Мейнард украсил бушприт своего шлюпа.

Из 15 захваченных пиратов 13 были приговорены к повешению. А вот Израелю Гендису, который находился на берегу из-за того самого ранения в колено, повезло. Вскоре он воспользовался очередной амнистией, вернулся в Англию, где и умер в бедности. Но в историю он тем не менее попал - на страницах "Острова сокровищ", в качестве канонира Флинта.

Через несколько лет после смерти Черной Бороды начался постепенный закат американского пиратства. Не связанное законами и традициями прежнего карибского "берегового братства" новое поколение пиратов было медленно, но уверенно было вытеснено с исторической сцены. Наступала вторая половина XVIII века - время решительных схваток Англии и Франции за мировое господство. И в этих войнах пираты снова оказались востребованы - правда, в ином качестве - корсаров. Но это уже другая история..
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), PALASH (16.04.2011), Смотрящий (16.04.2011)
Старый 24.12.2010, 21:07   #16
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Пиратство в Индийском океане можно разделить на два этапа. Первый, до прихода сюда европейцев, и соответственно, второй - европейский. Первый этап ничем особенным отмечен не был. Основными действующими лицами в нем были арабские и малайские пираты, которые, однако, редко выходили за пределы прибрежных вод. В XIII веке побывавший в этом регионе Марко Поло описывал свою встречу с пиратами возле Малабарского побережья Индии. Однако, в целом, торговля не особенно страдала от морского разбоя.

Но вот, наконец, в поисках путей, ведущих к сказочным богатствам Востока, легендарным Островам Пряностей, описанному Марко Поло острову Чипангу (Япония), где по его слова имелось "великое обилие золота", в Индийский океан пришли европейцы. Первыми стали португальские корабли под командованием Васко да Гама, обогнувшие мыс Доброй Надежды в 1498 году. Португальцы вели себя соответственно духу того времени - если было возможно, грабили всех, кто слабее. Известна и точная дата начала европейского пиратства в Индийском океане - 23 марта 1498 года. Не договорившись с султаном Мозамбика о лоцмане для дальнейшего плавания, да Гама приказал обстрелять из пушек прибрежные деревни, а затем начал перехватывать все лодки и корабли, проходящие мимо. Первой добычей оказалась лодка, груженная пузырьками с ароматной водой и арабскими книгами. Начало было положено...

В течение первых 20 лет XVI века Португалия фактически стала хозяйкой Индийского океана. Португальцы нашли пути в Китай и Японию, захватили Молуккские острова - те самые "острова пряностей", закрепились в Индии и Африканском побережье, заняли расположенный у входа в Персидский залив город Маскат. Колониальные захваты сопровождались жесточайшими грабежами как на суше, так и на море. Строители империи, адмиралы д'Альбукерки, д'Алмейда одновременно возглавляли набеги на прибрежные города и поощряли разбой на море. Завоеватели старались захватить и доставить домой максимально возможную добычу - пряности, золото, драгоценности, шелк и фарфор.

Первое время, используя внезапность и преимущества огнестрельного оружия, им сопутствует удача. Но вот проходят годы, и португальцев перестают воспринимать как загадочную, роковую силу. С ними воюют, и все чаще небезуспешно, заключают договора, торгуют... Одним словом, во второй половине XVI века становится ясно, что эпоха полного господства Португалии проходит. На сцене появляются новые действующие лица - сперва голландцы, а затем и англичане.

В 1600 году была образована английская Ост-Индийская компания, получившая торговую монополию в районе между мысом Доброй Надежды и Магеллановым проливом. Почти одновременно, в 1602 году создается голландская Ост-Индийская компания, с капиталом в 10 раз больше, чем у англичан. Вскоре десятки голландских кораблей устремляются в Индийский океан, прокладывая торговые пути на Восток. Англичане не отстают, однако в первой половине XVII века их Ост-Индийская компания была еще слаба и плохо организована. Поэтому англичане пока пытались укрепить свои позиции и не предпринимали активных действий. Голландцы же старались достичь то же цели, что и в свое время португальцы - добиться монополии на торговлю. Однако они не стремились выкачать из Азии все, понимая, что переизбыток товара сразу вызовет падение цены на него. При этом им надо было добиться, что бы конкуренты не могли привести те же товары в Европу, тем самым сбив цены. Поэтому голландские корабли начинают беспощадную войну против всех - англичан, португальцев, испанцев, захватывая по возможности и китайские джонки.

Карта Юго-Восточной Азии. Вторая половина XVII века. Красной стрелкой указан город Макао.

По сути это был государственный терроризм, поскольку командовали пиратами адмиралы флота, такие как Рейенсен или генерал - губернатор Нидерландской Ост-Индии Ян Кун, организовавшие в 1622 году акцию, сравнимую с нападением Моргана на Панаму - штурм главной португальской базы на Востоке - Макао. В нападении участвовали 12 кораблей, вооруженных более 300 орудий. После бомбардировки был высажен десант из 800 человек (в 4 раза больше, чем у защитников города). Однако голландцы встретили ожесточенное сопротивление, и кроме того португальцам очень повезло - одно из ядер угодило в бочку с порохом, которую голландцы несли с собой для подрыва стены форта. Потери были настолько велики, что от продолжения штурма пришлось отказаться. Обозленные неудачей голландцы высадились на Пескадорские острова, создали там базы и приступили к тотальной войне против китайской торговли. Два года они грабили и топили все суда, что шли вдоль берегов Китая, а захваченных моряков вывозили на Яву, где продавали в рабство. Нарушить все судоходство в Южных морях они конечно не смогли, но своими действиями настроили против себя всех. Этим не замедлили воспользоваться англичане, к тому времени уже достаточно окрепшие для того, что бы выйти на первые роли.

В 1630 году, во время Тридцатилетней войны король Англии Карл I направил в Индийский океан военный корабль "Морской конек" с заданием захватывать корабли и грузы, принадлежащие Испании и другим странам, не состоящим в союзе с Англией. Поскольку испанских кораблей в Индийском океане почти не было, вопрос кто является союзником, а кто нет, решал на месте капитан английского корабля. Добыча оказалась не очень велика, но дурной пример заразителен, и 1635 году несколько придворных особ на паях снарядили 2 корабля и отправили по тому же маршруту. Один из них затонул, но другому удалось захватить и ограбить несколько индийских кораблей. Еще через три года король сам внес десять тысяч фунтов в организацию следующей экспедиции. Однако, вскоре в Англии началась гражданская война и королевскому пиратству пришел конец.

Но вот подходит к концу XVII век. Заканчивается пиратская эра в Карибском море. Все меньше и меньше добычи, все сильнее преследования. Многие бросают пиратское ремесло, становясь колонистами. Оставшиеся покидают привычные места, и переходят в новые районы. Забираясь все дальше и дальше к западу, они постепенно попадают в Индийский океан. Среди них были такие знаменитые, как например Уильям Дампир, прославившийся, правда, в основном своими книгами.

Постепенно пиратов становится все больше и больше. Они нуждаются в надежных базах для отдыха, ремонта кораблей и куда можно было свозить награбленное. Сначала они останавливаются на Сейшельских и Коморских островах, но затем отходят южнее, и обосновываются на Мадагаскаре. Мадагаскарский этап пиратства продолжался около пятидесяти лет. За это время в южных морях действовали сотни и тысячи пиратов. Имена большинства из них история не сохранила. Карьера большинства была быстротечна. На одного Генри Моргана или Вудса Роджерса приходилось сотни тех, кто утонул с кораблем во время шторма, умер от цинги или тропической лихорадки, спился или же украсил собой рею королевского фрегата. Среди тех, кто действовал в Индийском океане, наиболее известны имена Генри Эвери, Уильяма Кидда, а так же пиратская династия малабарского побережья, основателем которой был Конаджи Ангрия. Вкратце расскажем о их деяниях.

О Генри Эвери писали многие, в том число Даниель Дефо. Во всех книгах говорилось, что в конце своей пиратской карьеры сказочно разбогател, захватил в плен индийскую принцессу, внучку правителя Индии, Великого Могола, и женился на ней. Ну и конечно же, жил долго и счастливо до конца своих дней.

Действительность же разительно отличалась от пьес и романов. По одной из версий (описанной Чарльзом Джонсоном), настоящая фамилия Эвери была Бриджмен. Он родился в Плимуте, и был сыном капитана торгового судна. В юности попал на флот, служил на разных кораблях, в конце концов, стал капитаном торгового судна. В 1694 году Бриджмен был назначен первым помощником капитана на 46-пушечный английский фрегат "Карл II". Фрегат входил в состав эскадры, одолженной англичанами испанскому правительству для борьбы с французскими пиратами (в это время между Англией и Испанией был мир). Жалование должны были платить испанцы, но те платить не спешили. Когда задержка превысила три месяца, на кораблях возникло недовольство. Этим воспользовался Бриджмен, который в конце концов убедил моряков в том, что пиратство гораздо более выгодно, чем королевская служба.

И в результате, после более, чем полугодовой стоянки в гавани испанского порта Ла Корунья, экипаж "Карла II" арестовал капитана, и высадив его в шлюпку вышел в море. Новым капитаном был избран Бриджмен, избравший себе псевдоним Эвери (в переводе с английского every - каждый, любой). Корабль же был переименован в "Причуду" ("Fancy").

Несколько месяцев "Причуда" крейсировала вдоль берегов Африки, грабя проходящие корабли. Попутно экипаж пополнился французскими и датскими добровольцами, достигнув 170 человек. Затем Эвери обогнул мыс Доброй Надежды и вошел в Индийский океан. Своей базой он избрал Мадагаскар, а основным районом действия - Красное море. Здесь к нему присоединились еще пять более мелких пиратских кораблей. Курсируя в районе от Красного моря до Малабарского побережья, пиратам удалось захватить и ограбить несколько индийских и европейских судов. Отправившись после этого к берегам Индии, кораблю Эвери удалось к северу от Бомбея настичь и захватить два корабля, принадлежавших самому Великому Моголу - "Фатех Мухаммед" и "Великое сокровище". Захват последнего и породил легенды о женитьбе на индийской принцессе.

На самом же деле никого из семьи правителя Индии на борту не было. Корабль вез выручку от торговли, составлявшую около пяти миллионов рупий в серебре и золоте. Индийский корабль был вооружен 80 орудиями, и от обычного пирата отбился бы без труда, но Эвери командовал военным фрегатом английского флота, команда которого была профессионалами. Удачным артиллерийским огнем были сбиты мачты, и "Причуда" пошла на абордаж. В иных обстоятельствах это еще не означало поражения, так как индийцы превосходили пиратов количественно и в рукопашной не уступали им. Однако, капитан "Сокровища" оказался трусом, и предпочел укрыться в своей каюте, пряча деньги и драгоценности. Видя это, матросы предпочли бросить оружие и сдались. В результате корабль был захвачен и разграблен дочиста.

После этого Эвери покинул Индийский океан, предварительно разделив добычу на острове Реюньон (она составила примерно по 1000 фунтов на человека, не считая драгоценностей; Эвери получил двойную долю). Прибыв весной 1696 года на Багамские острова, команда покинула корабль, рассеявшись в разные стороны. Сам Эвери прибыл в Англию, но так как вскоре был выдан ордер на его арест, исчез бесследно. Дальнейшая его судьба неизвестна, несмотря на многочисленные околохудожественные предположения и гипотезы.

Еще большими легендами окутано другое имя - Кидд. Благодаря рассказу Эдгара По, многим, конечно же известно о кладе капитана Кидда - сундуке с золотом и драгоценными камнями. Однако, самое пикантное во всей этой истории то, что Кидд отправился в море с целью.... борьбы с пиратством.

История началась в мае 1696 года. Для борьбы с французским пиратством, и попутно пополнения собственных карманов (точнее, главным образом) в результате пиратства уже против французских кораблей, образуется синдикат, в который входят многие знатные англичане, в том числе и сам государственный канцлер, лорд Соммерс. На деньги синдиката была снаряжена 30-пушечный галерный фрегат "Приключение", капитаном которой и был назначен Эдмунд Кидд, родившийся в Шотландии. Несколько лет назад он сам был флибустьером в Карибском море.

Выйдя из Плимута, "Приключение" вскоре прибыло в Нью-Йорк, где сперва Кидд завербовал дополнительно новых членов экипажа. После этого направился в Индийский океан, сперва на Коморские острова, а затем к Мадагаскару. Крейсируя в этом районе, Кидд, разумеется, предпочитал не сталкиваться с пиратами, а занимался, в основном мелким, грабежом прибрежных селений. Добыча была небольшая, и экипаж был сильно недоволен капитаном.

Но вскоре "Приключение" направилось к берегам Индии. И там счастье улыбнулось Кидду. В начале 1698 года ему удалось захватить судно "Кедахский купец" с грузом мануфактуры, стоимостью 10 тысяч фунтов. Однако, владельцы судна оказались людьми влиятельными, и история вышла за рамки заурядного грабежа. Опасаясь ущерба своим торговым интересам в Индии, англичане объявили Кидда пиратом, и отправили эскадру для охраны торгового судоходства. Кроме того, Кидд, сам того не подозревая, оказался втянут в политическую интригу внутри самой Англии. Члены синдиката были вигами, и оппозиция тори сделала все, что бы максимально раздуть скандал. Не подозревая об этом, Кидд отправился в Нью-Йорк, где продал награбленное, и выплатил команде причитающуюся ей часть. Но тут губернатор Нью-Йорка посадил Кидда под домашний арест до дальнейших распоряжений из Лондона.

Более 8 месяцев в Англии шла закулисная борьба в парламенте и правительстве. В конце концов, когда оппозиция потребовала ареста Кидда, синдикату пришлось им пожертвовать. 27 марта 1701 года капитан был доставлен в Англию и предан суду. Вместе с еще шестью пиратами он был приговорен к смертной казни, и 12 мая 1701 года повешен. Конфискованная у Кидда доля добычи составила немногим больше шести тысяч фунтов стерлингов - сумма, конечно, не маленькая, но никак не фантастическая. Судовые документы свидетельствуют, что иных сокровищ и капитана Кидда быть не могло. Поэтому сундуки с золотом, зарытые на необитаемых островах, увы, просто красивая сказка..

А вот следующий герой многих книг о пиратах, практически наверняка является личностью, выдуманную фантазией того же Чарльза Джонсона (или, как предполагают многие, спрятавшегося под этим псевдонимом Даниэля Дефо). Тем не менее? поведаем историю о Тьерри Миссоне в том виде, каком она была описана Джонсоном.

По его словам, Миссон родился он в Провансе, в обеспеченной семье и получил хорошее образование. Прочитав в юности книгу Т. Кампанеллы "Город Солнца" он увлекся идеей равенства и освобождения людей от власти сословий и денег. В шестнадцать лет он поступил на службу в военный флот, где быстро дослужился до лейтенанта. Во время одной из стоянок в Генуе он познакомился и подружился с молодым монахом - доминиканцем Караччиоли, который разделял идеи Миссона. Тогда же у него возникла идея стать пиратом.

И вскоре подходящий момент наступил. В начале девяностых годов XVII века фрегат "Победа", на котором служил Миссон был направлен к Мартинике с заданием охранять французское торговое судоходство от английских корсаров. Вскоре корабль принял тяжелый бой с одним из английских кораблей. К моменту, когда французы одержали победу, на корабле из всех офицеров остался жив один Миссон. Он обратился м матросам с призывом бросить военную службу и стать пиратами. Многие из них к тому времени уже разделяли его идеи, и без колебания согласились.

Флаг, поднятый новоиспеченными пиратами был необычным - белый, с надписью "За бога и свободу". Двинувшись затем к берегам Африки "Победа" встретила и взяла на абордаж несколько судов. Их экипажи были поражены: пираты брали себе только те товары, которые были необходимы для дальнейшего плавания, никого при этом не грабя и не убивая. Исключение составляли корабли, перевозящие рабов - к работорговцам Миссон был беспощаден. В Индийском океане он сперва сделал своей базой один из островов Коморского архипелага, на затем перебрался на Мадагаскар. Здесь, в северо-восточной части острова он и основал поселение Либерталлию - пиратское государство, основанное по принципам раннесоциалистических утопий.

Вскоре Миссон разослал письма своим "коллегам" с призывом присоединиться к нему и строить Город Солнца. Интересно, что этот призыв встретил отклик среди пиратов, и в короткий срок население Либерталлии значительно увеличилось. К примеру, знаменитый пират Тью передал республике свой корабль и верно служил ей до самого конца. Остальные же пираты так же не испытывали к поселенцам вражды.

Как было написано в книге, город был застроен небольшими домиками, где обитали его жители. Также в нем были мастерские и верфь, на которой были построена два корабля. Все жители считались равными, независимо от происхождения или цвета кожи. Частной собственности в республике не было - существовала общая городская казна, пополняемая за счет добычи. Нетрудоспособным и старикам выплачивали пенсии. В городе было запрещено играть в азартные игры и нецензурно ругаться. И якобы все эти запреты соблюдались!

Вскоре Миссон стал думать о расширении Либерталлии. Составив подробную карту побережья, он со всем своим флотом ушел в море добывать деньги для новых начинаний. И в этот момент городу был нанесен смертельный удар - племена мальгашей, живущие в центральной части острова (с соседями пираты поддерживали хорошие отношения) напали на город. После короткого боя немногие защитники были разбиты, а город разграблен и сожжен. Вернувшись, Миссон и Тью нашли только пепелище, среди которого уцелело несколько человек. Похоронив погибших, пираты решили идти в Америку, и начать все сначала. В Мозамбикском проливе корабли пиратов разбросал шторм и больше Миссона никто никогда не видел..

Таким виделся конец Либерталлии неизвестному художнику XVIII века.

Увы, хотя до недавнего времени эта история считалась правдоподобной, сегодня большинство исследователей считают, что ее придумал сам Дефо для того, что бы с ее помощью выразить свои политические взгляды. Тем более, что пират Тью, который упоминается в рассказе, никак не мог быть адмиралом флота Либерталлии, поскольку его история известна достаточно хорошо. Так что вряд ли на Мадагаскаре исследователи когда-нибудь обнаружат развалины пиратской республики..

Еще одна страница истории пиратства в Индийском океане связана с династией Ангрия, правящей на части Малабарского побережья. Ее основателем стал Конаджи Ангрия, отец которого поступил в свое время на службу во флот конфедерации маратхов, бывшей в то время сильнейшим государством на территории Индии. И Конаджи пошел по стопам отца, став командующим флота маратхов в 1698 году. Однако, в то время государство уже трещало по всем швам, распадаясь на множество более мелких образований. Получив в награду за службу остров Свиадург (в районе Бомбея), через несколько лет он расширил контролируемую территорию, захватив часть побережья и ряд прибрежных островов вдоль него.

Карта района владений династии Ангрии. Красной чертой обозначена главная база - Герия.

Укрепив свои владения постройкой ряда фортов, Конажди решил заняться таким доходным делом, как морской грабеж торговых кораблей, в изобилии проходящих в районе его владений. Это были как суда индийских торговцев, так и европейские корабли, в том числе суда Ост-Индийских компаний, держащих в своих руках основную часть торговли. Флот Ангрии состоял из 8-10 относительно крупных судов, водоизмещением 150-300 тонн, несущих около 10 орудий, и 40-50 малых судов галерного типа, водоизмещением до 70 тонн. Последние имели 6-8 орудий малого калибра. Экипаж ангрийских судов составлял от 50 до 150 человек.

Это позволило Конаджи успешно захватывать корабли английской Ост-Индийской компании, чем вызвал ее нешуточный гнев. Однако, на требования прекратить пиратства и освободить захваченные суда, Ангрия ответил в своем письме, что с обманщиками он будет поступать таким образом и дальше (очевидно, между двумя сторонами было какое-то соглашение, которое было нарушено англичанами).

И свое слово он сдержал, до самой смерти в 1729 году оставаясь грозой торговцев даже за пределами своих территориальных вод. Компании не раз приходилось платить ему выкуп за захваченные корабли. Все попытки англичан разбить Ангрию на суше или на море, закончились неудачей.

Продолжателем дела Конаджи стал его сын, Сумбхаджи Ангрия. Следующие 14 лет, до своей смерти в 1743 году, он продолжал успешно грабить как европейцев, так и индийцев. Так, в 1736 году им был захвачен корабль Компании, который вез груз золота для торговли, равнявшийся годовому торговому обороту. Тогда англичане понесли огромные убытки, с которыми им пришлось смириться.

И его сын, Туладжи Ангрия, был вполне успешным морским разбойником. В 1749 году силами 5 кораблей он захватил посланный против него сильнейший корабль компании, называвшийся "Restoration". А в 1754 году им были захвачены три больших корабля уже Голландской Ост-Индийской компании.

Штурм крепости Герия английским флотом в 1756 году.

Лишь совместными усилиями с конфедерацией маратхов англичанам удалось в ходе длившейся несколько лет войны одолеть, наконец, пиратское государство. В 1755 году был захвачен остров Свиадург, затем его судьба постигла и остальные укрепленные пункты на побережье. А в 1756 году в результате решительного наступления на столицу Ангрии - Герию, после массированной бомбардировки эскадрой адмирала Уотсона, состоящей из нескольких сильных кораблей (60, 56, 50, 44 орудия) и более мелких судов, на берег был высажен десант из 1000 человек. С суши поддержку англичанам оказывала 12-тысячная армия маратхов. В результате, весь пиратский флот (около 50 судов) был уничтожен. Англичане захватили более 250 пушек и золото с драгоценностями на сумму около 130 тысяч фунтов. Сам Туладжи Ангрия был захвачен в плен и помещен в тюрьму города Бомбей.

Стоит отметить, что в период примерно с 1718 года в Индийский океан пришла новая волна пиратства из Атлантического океана. Тогда англичане покончили с центром пиратства на Багамских островах и тем, кто не захотел порвать с пиратством, пришлось срочно искать более безопасные места для своего промысла. В те времена сюда пришли корабли таких пиратов, как Эдвард Инглэнд, Оливье Ле Вассер, Оливье Ле Буше, Джон Тэйлор. Несколько лет они провели в этих краях, пользуясь тем, что одновременно бороться с пиратством во всех уголках земного шара было затруднительно. Грабеж судов Компаний принес неплохие дивиденды. Тому же Ле Буше удалось захватить хорошую добычу в виде португальского корабля, на котором вице-король Гоа отправлялся домой после окончания срока своего правления со своими ценностями. Это позволило ему, в конце концов, через несколько лет удалиться на покой и поселиться на острове Бурбон (Реюньон) в собственном поместье в качестве ранте. Однако, в конце концов он был арестован и повешен с полной конфискацией своего немалого имущества.

Добыча бывших компаньонов Тейлора и Инглэнда была меньше, но зато им удалось сохранить свои шеи от петли. Первый вернулся в Карибское море и после неудачи при попытке договориться об амнистии с англичанами, перешел на службу к испанцам. Инглэнд же покинул Индийский океан в 1720 году, и после этого дальнейшая его судьба неизвестна. В плен к англичанам, во всяком случае, он не попал.

Что же касается Оливье Ле Вассера, который одно время тоже плавал в компании с Тейлором, то он гораздо больше, чем своими пиратскими "подвигами" (хотя они у него были), прославился своим кладом, который он якобы зарыл на одном из островов Индийского океана. По легенде, перед казнью, которая произошла 17 июля 1730 года, он швырнул в собравшуюся возле виселицы толпу лист бумаги с зашифрованным сообщением, крикнув при этом:

"Здесь мои сокровища. Найдите их, если сможете!"

И вот уже 280 лет множество искателей сокровищ ищут этот самый клад, но до сих пор не нашли ни пенса. Хотя пиратом он действительно был небедным, а деньги, принадлежащие ему, так и не были найдены при аресте. Что ж, может в будущем удача все-таки улыбнется самым настойчивым..

В общем, к середине XVIII века с большинством пиратов в Индийском океане было покончено. Остальные же со временем оставили пиратство, и занялись другими, менее доходными но и менее опасными ремеслами. И хотя, конечно же, морские грабежи полностью не прекратились, в океане стало гораздо спокойнее, по крайней мере, для европейских кораблей. Новый всплеск пиратство пережило в конце века, во время Французской революции и войне Франции с Англией и связано оно прежде всего с именем Робера Сюркуфа . Но это уже другая история...
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), PALASH (10.04.2011), Смотрящий (16.04.2011)
Старый 24.12.2010, 21:12   #17
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Тихий океан... Так назвал его Фернан ди Магильяйнш, более известный своим испанским вариантом фамилии - Магеллан, чьи корабли первыми из европейских судов пересекли океан в 1520 году. Позже, спустя полвека, Фрэнсис Дрейк напишет в вахтенном журнале "... он оказался скорее Бешенным...", и будет гораздо ближе к истине. Не был Великий океан и Тихим в отношении пиратства, которое вполне вольготно чувствовало себя на его берегах. Но лучше будет начать с самого начала и по порядку.

Первыми из европейцев, чьи корабли достигли Тихого океана, были португальцы. В 1512 году Антонио д'Абреу, плавая к Индонезийскому архипелагу, достиг западных пределов океана. За португальцами последовали испанцы. Захватив в 1565 году Филиппины, они предприняли ряд экспедиций в Тихий океан в поисках Южной Земли (вернее, новых источников золота и серебра). Экспедиции под командованием Меданьи, Сармьенто, Кироса открыли множество новых островов, однако с золотом на этих островах оказалось туговато. При этом испанцы вели себя соответственно духу того времени. Пытаясь получить необходимые припасы и естественно, не собираясь за них платить, они грабили островитян, попутно пытаясь найти слитки золота, которыми те якобы покрывали крыши своих хижин. Впрочем, это было обычным для эпохи конкистадоров явлением.

Вскоре испанцы проложили первые торговые маршруты через океан, связав тем самым Филиппины со своими американскими владениями. И разумеется, вскоре, привлеченные запахом добычи, в Тихий океан пришли первые европейские пираты. Ими стали англичане, которые все чаще появляются у берегов Америки, правда, пока со стороны Атлантики. Ведь они совсем не собираются мириться с мыслью, что все богатства Нового Света уплывают в испанские карманы. И все чаще и чаще английские приватиры начинают появляться у американских берегов.

В 1572 году во время своей первой экспедиции Ф.Дрейк с небольшим отрядом переходит Панамский перешеек и выходит к берегу Тихого океана, где грабит несколько испанских караванов. Через три года, один из его бывших спутников, уроженец Девоншира Джон Оксенхэм, с помощью индейцев перетащил через перешеек (в разобранном виде) одномачтовый пинас, длиной всего 14 метров. Собрав его, спустив на воду и вооружив двумя малокалиберными пушками, он тем самым стал первым английским пиратом в Тихом океане. Правда, его приключения продолжались недолго. Хотя в течение первых 16 дней он успел ограбить два испанских корабля, захватив в общей сложности около 160 тысяч песо в золоте и серебре, и совершить позже налет на поселения ловцов жемчуга, вскоре известия о его деятельности достигли Панамы. На поиски англичан были посланы 4 судна и вскоре они обнаружили пинас Оксенхема. После короткого боя и преследования по суше все члены команды, в том числе и сам капитан, были захвачены в плен. Через три года, почти все они, за исключением нескольких юнг, были повешены в столице Перу Лиме.

Так что первый блин явно вышел комом, но уже в 1578 году Дрейк совершает успешный прорыв в Тихий океан, где курсируя вдоль побережья Южной Америки безнаказанно грабит испанские корабли и прибрежные поселения. К примеру, при захвате лишь одного галеона "Какафуэго", добыча составила более 20 тонн серебра, 40 кг золота и 13 ящиков, набитых золотыми изделиями и драгоценными камнями. Естественно, что его триумфальное возвращение в Англию породило настоящую пиратскую лихорадку. Сотни желающих поживиться награбленными сокровищами устремились к берегам Америки. Правда, редко кому из них удавалось пройти дальше Карибского моря, да и те в большинстве своем, впоследствии довольно неплохо смотрелись на испанских виселицах. Однако некоторым все же повезло больше. Наиболее известным и удачливым из них, пожалуй, является Томас Кавендиш. О его плавании стоит рассказать подробнее.

Как и многие другие, молодой вельможа Кавендиш, после возвращения Френсиса Дрейка, решил последовать его примеру. Ему удалось познакомиться и сблизится с некоторыми из спутников Дрейка. Убедив их принять участие в новом плавании, он продал свое имение, и на вырученные деньги купил два корабля. Компаньоны приобрели еще один. Флагманский корабль водоизмещением 150 тонн, был назван "Желание", и имел на борту 29 орудий. Два других судна были водоизмещением соответственно 60 и 40 тонн. Команда состояла из 123 матросов и офицеров.

21 июля 1586 года эскадра вышла в море. Сама королева Елизавета официально пожелала Кавендишу успеха. К тому времени Англия и Испания находились в состоянии войны, поэтому необходимости в дипломатическом камуфляже совершенно не было.

24 февраля 1587 года английские корабли вышли в Тихий океан. Вскоре им удалось захватить два испанских судна. После этого, пройдя к северу, англичане захватили и разграбили испанский город Пайту. Вскоре после этого, захватив очередной корабль, Кавендиш узнал от кормчего, что вскоре к берегам Америки должен подойти манильский галеон - самая желанная добыча для любого пирата. Что же представлял собой этот самый манильский галеон, и почему обладал такой ценностью?

Путь через Тихий океан был долгий и сложный. Помимо штормов и течений кораблям приходилось противостоять и пиратам. В то время испанцам приходилось опасаться только местных пиратов, которые не могли справиться с крупными судами. Поэтому появилась идея отправлять для обеспечения перевозок между Филиппинами и Мексикой только один корабль. Естественно, он должен обладать соответствующей вместимостью и надежностью, что бы преодолеть успешно трудный путь с доверенным ему грузом. Поэтому размеры кораблей намного превышали размеры остальных кораблей того времени. При толщине борта до одного метра их водоизмещение достигало тысячи и более тонн. На четырех палубах размещалось до 40 - 60 пушек.

Конечно, ни о какой скорости и маневренности говорить не приходилось, но в общем-то это и не требовалось. Один раз в год галеон грузился в Маниле местными товарами - шелком, пряностями, коврами, фарфором и другим. После погрузки он выходил в океан и шел к берегам Мексики. Путь был долгим и занимал в среднем около 6 месяцев, однако, бывало и больше. Из-за нехватки воды, цинги и других неблагоприятных условий столь долгого путешествия в стесненных условиях, нередко случалось, что галеоны теряли до трети и даже половины экипажа. Однако выжившие зарабатывали огромные прибыли, составляющие сотни процентов.

Через несколько месяцев галеон отправлялся в обратный путь, везя на Филиппины почту, товары из Испании и главное, годовое жалование солдатам и чиновникам. Сумма груза составляла до 25 миллионов песо. Поэтому, если галеон не достигал Филиппин, а такое иногда случалось, филиппинская экономика была близка к краху.

Теперь понятно, почему узнав о прибытии манильского галеона Кавендиш сразу взял курс к берегам Калифорнии. Однако прошло более двух месяцев, а галеон не появлялся. Но вот наконец 4 ноября на горизонте показался долгожданный парус. Вскоре пиратские корабли приблизились к галеону "Святая Анна", и начался бой. Он продолжался пять часов. Две попытки абордажа были отбиты. Тем не менее, несмотря на неудачу, в конце концов английские корабли, удачно маневрируя, сумели проломить борта галеона и он начал медленно погружаться. Лишившись возможности продолжать бой, испанцы сдались. Высадившись на галеон, англичане сняли с него более 122 тысяч золотых монет, и множество других ценных товаров. Но для большей части груза просто не хватило места, поэтому дотащив корабль на буксире к берегу и высадив испанцев (они сдались после того, как им была обещана жизнь), Кавендиш приказал поджечь галеон.

После этого продолжать пиратствовать дальше уже просто не было физической возможности. Поэтому англичане, повторяя маршрут Дрейка, через Тихий океан отправились домой. Через несколько месяцев флагманский корабль "Желание" (два других судна затонули в пути) вошел в гавань Плимута. И хотя Томас Кавендиш и не стал сэром, встреча в порту по своей торжественности не уступила встрече Френсиса Дрейка.

В 1671 году на берегах Тихого океана появился знаменитый английский пират Генри Морган. С отрядом примерно 1400 человек он достиг крупного города Панама, который после боя с его гарнизоном был захвачен и находился в руках пиратов больше месяца. В результате, город был разграблен и сожжен, из-за чего новая Панама отстраивалась в нескольких километрах от развалин старого города. В тот раз добыча пиратов превысила полмиллиона песо.

Следующим известным эпизодом в истории тихоокеанского пиратства стал поход, предпринятый в 1680 году отрядом из 400 пиратов под командованием Ричарда Сокинса через панамский перешеек по маршруту, которым ранее Морган шел на Панаму. Известен он в частности еще и тем, что в этом походе рядовым пиратом принимал участие Уильям Дампир, написавший впоследствии множество книг и прославившийся как непобедимый корсар и гроза испанцев.

На самом же деле пиратом Дампир был самым заурядным. Будучи сыном английского крестьянина - арендатора, после смерти отца он нанялся матросом на торговое судно и отправился к берегам Америки. Там он несколько лет был лесорубом, пока не счел, что грабить караваны занятие куда более выгодное и присоединился к пиратам. Поход 1680 года был для него первым в его пиратской жизни.

В целом этот поход был для пиратов не слишком-то удачным. Хотя им удалось захватить несколько испанских поселений, но добыча была невелика - все ценности испанцы успели переправить в Панаму. Вскоре в одном из портов пиратам удалось захватить три испанских судна. Это позволило им приступить к более привычному им морскому разбою. Однако, море им так же не очень везло. Ведь почти сразу среди пиратов начались разногласия, и от общей группы отделилось примерно 70 человек под командованием капитана Джона Коксона. Они решили морским путем вернуться в Карибское море, обогнув мыс Горн. Среди них был и Дампир.

Что же касается оставшихся, то хотя им и удалось захватить несколько испанских кораблей, лишь на одном было какое-то количество золота (примерно 50 тысяч монет по 8 реалов). А вскоре в одной из стычек капитан Сокинс был убит, и пираты выбрали себе нового командира - Бартоломью Шарпа.

В течение следующих 10 месяцев два пиратских корабля курсировали вдоль побережья Южной Америки, грабя плавающие в том районе суда и периодически нападая на прибрежные поселения. Пережив мятеж и смещение с должности, Шарп затем снова был назначен капитаном, хотя к тому времени лояльных ему людей осталось всего 65 человек. После этого ему повезло еще дважды, когда им было перехвачено два испанских корабля с ценным грузом (правда, гораздо большие ценности в виде серебряных слитков были попросту не замечены на одном из этих судов). Затем, после остановки для ремонта кораблей, пираты отправились домой и пройдя вдоль побережья Бразилии прибыли на Барбадос.

А Дампир через три года вновь принял участие в пиратской экспедиции у побережья Южной Америки. Экспедиция это проходила с переменным успехом - периодически удавалось захватывать испанские корабли, но ничего особенно ценного среди грузов не было. Поэтому когда к пиратам присоединился еще один корабль - бывшее английское торговое судно "Лебедь", чей экипаж решил что пиратство выгоднее, чем торговля, они попытались напасть на испанский морской караван, шедший с Филиппин в Перу и Чили. Однако успеха они не добились - испанцы, используя преимущество в артиллерии и умело маневрируя, отбились и продолжили свой путь.

Пиратские же корабли рассеялись в океане. Корабль, на котором находился Дампир, отправился через Тихий океан к берегам Австралии. Здесь, попутно открыв поневоле ряд новых островов, пираты так же не добились особых успехов, поэтому вскоре отправились к берегам Малайзии. В этих краях Дампир и еще несколько пиратов, поссорившись с остальными, сошли на берег. И в результате, прожив несколько лет в Азии, Дампир возвращается в Англию таким же бедным, как и в тот момент, когда он покинул ее.

Однако, издав книги о своих приключениях (писательский талант у пирата несомненно был), он стал чрезвычайно знаменит. Его принимали у себя лорды Адмиралтейства и председатели Королевского Географического общества. И в 1699 году Дампир получил под командование 12-пушечный военный корабль для разведки и новых корсарских операций в Тихом океане.

Тем не менее, совершив в 1699 и 1702 годах два похода в Тихий океан, Дампир показал, что хотя писатель и географ он и превосходный, но капитан довольно посредственный - захваченная добыча была ничтожна. Но все-таки, он принял участие еще в одном походе, на этот раз уже в качестве главного штурмана. Здесь имеется в виду рейд под командованием Вудса Роджерса в 1708 - 1711 годах. Эта экспедиция была очень удачна - итоговая добыча составила более четверти миллиона фунтов стерлингов. Но сам Дампир так и не успев получить своей доли, умер в своей постели в 1715 году, так и не разбогатев. Хотя жизнь он прожил, без сомнения весьма увлекательную и бурную.

И в дальнейшем корсарские экспедиции в Южное море продолжались. Из них можно выделить экспедицию под командованием Джорджа Энсона в 1740 году. В то время шла очередная война между Испанией и Англией, которая вошла в историю под курьезным названием "война за ухо Дженкинса", и целью опять стали испанские колонии в Южной Америке. В октябре этого года эскадра из шести кораблей вышла в море.

Первая часть экспедиции была крайне неудачной. Шторма унесли на дно два корабля, еще один разбился у берегов Америки. И помимо всего прочего, за время плавания две трети моряков умерло от цинги! Но, несмотря на это, Энсону удалось захватить несколько кораблей и город Пайту, а затем повторить "подвиг" Кавендиша 150-летней давности - обнаружить и после боя взять на абордаж манильский галеон "Командога". Добыча на нем была настолько велика, что по возвращении в Англию, захваченные трофеи везли по Лондону на 37 повозках. А общая стоимость добычи, оплаченной жизнями сотен английских моряков, превысила полмиллиона фунтов стерлингов - по тем временам очень большая сумма.

Возникает вопрос - а что, кроме англичан, разве не было в Тихом океане пиратов из других государств? Разумеется, были. Одними из таких "гостей" были голландские корсары, которых называли "печелинги" или "флекселинги" (от названия основного порта базирования Флиссинген). С конца XVI века ведущее длительную войну с Испанией молодое государство начало посылать к берегам Америки эскадры своих корсаров для того, что бы нанести максимальный урон своим врагам, уничтожив или подорвав его торговлю. Заключив в 1595 году союз с Англией и Францией, голландцы приступили к организации таких экспедиций на государственном уровне.

Первый рейд печелингов в Тихий океан начался в 1598 году. Пять кораблей с полным вооружением более 100 орудий и экипажем 500 человек были полностью оснащены за государственный счет, однако, текущие расходы взяла на себя компания частных лиц. Экспедиция проходила под совместным командованием Джекоба Маху и Саймона де Кордеса. Однако, в данном случае первый блин также вышел комом и потеряв почти половину команды от цинги и в стычках с местными индейцами (в частности, погибли оба командира экспедиции) голландцем пришлось несолоно хлебавши вернуться домой. Не в последнюю очередь благодаря тому, что испанцы были заранее предупреждены об экспедиции и успели принять меры.

Более успешной оказалась вторая экспедиция, отправившаяся в путь через три месяца после первой. Она состояла из четырех судов - двух больших (250-300 тонн) и двух малых (50-60 тонн). Однако, к моменту достижения Тихого океана один из малых кораблей пошел ко дну во время шторма. Оставшиеся суда, которыми командовал начальник экспедиции Оливер ван Ноорт, разделились. Сам Ноорт после неудачного крейсирования вдоль побережья Южной Америки отправился через океан к Филиппинам, где ему удалось перехватить один испанский корабль, и далее домой в Голландию. Второму кораблю повезло больше. Ему удалось захватить несколько испанских кораблей, прежде, чем его командир повернул назад, правда, с не слишком богатой добычей. Но это было все-таки лучше, чем ничего, тем более, что на обратном пути голландцами было куплено множество китайских товаров.

Новая попытка проникновения в южные моря произошла спустя 15 лет. В 1614 году голландское соединение из 6 кораблей отправилось в дальний путь. Два самых крупных из них, относившихся к флейтам, имели водоизмещение около 600 тонн и были вооружены 28 орудиями каждый. При общей численности экипажа в 800 человек это была достаточно мощная сила, представлявшая реальную угрозу для испанцев. Командовал экспедицией опытный адмирал Джорис ван Спеилберген.

И в этот раз испанцы знали о готовящемся рейде и были готовы к его встрече. Однако, голландский адмирал принял бой с испанской эскадрой. Его результатом стала полная победа, давшая возможность начать пиратство на побережье. Первой его жертвой стал город Пайта, разграбленный дочиста. Затем произошло еще несколько стычек на берегу и захват крупного испанского корабля. Однако, в конце концов, Спеилберену пришлось повернуть назад, так же не захватив особенно большой добычи.

В следующие десятилетия было еще несколько подобных эпизодов, однако и в них печелингам не слишком повезло. Видимо, судьба у них была такая..

Но кроме европейского пиратства, существовало еще и пиратство местное - малайское, китайское. Особенно прославились своими подвигами китайские пираты. Их быстроходные джонки долго были настоящим бичом Южно - Китайского и Восточно-Китайского морей. В середине XVI века пираты фактически парализовали всю прибрежную торговлю и даже совершили ряд набегов вглубь территории страны. Они не боялись атаковать и европейские торговые суда, правда, далеко не всегда успешно.

Самой яркой фигурой среди китайских пиратов была женщина, которую звали госпожой Цинь (уж не прапрабабка ли мадам Вонг?). Ее настоящее имя было Чжэн Ши. В конце XVIII века она стала неофициальной адмиральшей пиратского флота. После смерти своего мужа, известного пирата Чжэн И, она приняла командования над принадлежащими ему шестью эскадрами, в состав которых входило до 400 джонок. Будучи командиром пиратов, она установила на кораблях железную дисциплину и порядок. В сражениях с направленным против нее правительственным флотом, пираты под ее командованием в большинстве случаев одерживали победу. Не сумев победить в бою, китайские власти применили хитрость, переманив часть пиратов предоставленной амнистией и компенсацией, которая позволяла им начать честную жизнь на берегу. После этого Цинь пришлось так же заключить с правительством соглашение и прекратить свою пиратскую деятельность, что произошло в 1810 году. Однако полностью незаконную деятельность она не прекратила. Правда, это уже было не пиратство, а контрабанда и содержание домов для азартных игр.

К этому времени пиратство на большей части Тихого океана уже стало весьма незначительным. Местные же "флибустьеры" (те же малайские пираты) и "случайные прохожие", на некоторое время ставшие пиратами по воле случая, хоть и вносили некоторое разнообразие в однообразную жизнь моряков и торговцев погоды уже не делали и серьезно повредить торговле не могли. Укрепившись в Тихоокеанском регионе, европейские государства взяли под контроль и все основные торговые пути. И поэтому в дальнейшем оставшимся пиратам пришлось учиться довольствоваться малым...
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), PALASH (10.04.2011), Смотрящий (16.04.2011)
Старый 24.12.2010, 21:15   #18
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история



Во второй половине XVIII столетия европейским государствам в основном удалось покончить с вольным пиратством. К этому времени Франция и в еще большей степени Англия создали мощные военные флоты. С их помощью этим ведущим европейским державам удалось закрепиться в большинстве регионов мира. К тому же все меньше и меньше оставалось неисследованных территорий Мирового океана, где могли бы прятаться пираты. Поэтому теперь в мирное время торговые корабли в общем-то могли не опасаться нападений, за исключением некоторых районов, таких как Ормузский пролив или северное побережье Африки.

Другое дело - военное время. Середина и конец XVIII века проходят в постоянных войнах между старыми противниками - Англией и Францией. Эти войны приводят к новому расцвету пиратства. Правда, теперь новым пиратам приходится играть по новым правилам. Поэтому они трансформируются в корсаров. Казалось бы, а какая собственно разница? Но разница все-таки есть. Корсар - пират на службе у государства. Он покупает у этого государства специальное разрешение - патент на ведение военных действий против торговых судов вражеского государства. В патенте заранее оговаривается ряд условий. Так, например, определяется какая доля добычи остается корсару, а какую получает государство. Взамен капитан корсарского судна получает офицерский патент, превращающий его и членов команды, в случае захвата неприятелем, из обыкновенных разбойников, подлежащих немедленному повешению на реях, в официальных военнопленных, имеющих определенные права. Так же государство занимается реализацией захваченных товаров и предоставляет корсару возможность стоянки в своих портах для ремонта судна, пополнения запасов продовольствия и боезапаса. Налицо взаимная выгода. Конечно, европейские страны пользовались услугами корсаров и раньше, но основную часть пиратов составляли "вольные художники". Это понятно - делиться никому не хочется ). Однако меняются времена - меняются и обстоятельства...

Так случилось, что большая часть корсаров периода англо - французских войн была французами. Это вполне объяснимо - корсарство это оружие более слабого против более сильного. Английский флот к этому времени стал сильнейшим в мире и не нуждался более в услугах пиратов для охоты за торговыми судами неприятеля. Франция же не могла послать значительные силы во все "горячие точки", слишком уж их было много - Северная Америка, Африка, Индия, острова Индийского океана и другие. Поэтому как королевская, так и позже республиканская Франция поощряла частных лиц участвовать в морской войне. Многие из этих "лиц" стали гордостью Франции - в XVII веке самыми знаменитыми из них были Жан Барт и Жак Кассар, из корсаров века восемнадцатого наиболее известен, безусловно, Робер Сюркуф. Личность несомненно незаурядная, в полной мере сын своего времени, он стал знаменитым корсаром в общем - то только в силу чрезвычайных обстоятельств. Однако в любом случае он заслуживает более подробного рассказа.

Робер родился в декабре 1773 года в портовом городе Сен - Мало в семье богатых моряков. Богатство это было особого происхождения - прадед Робера был знаменитым корсаром, кстати, его тезкой, воевавшим в начале века у берегов Перу. Кроме него, в роду были и другие пираты, такие как Ла Барбине. Поэтому совершенно неудивительно, что несмотря на то, что в семье Роберу старались дать достойное юного буржуа образование, в возрасте 15 лет он втайне записался юнгой на корабль "Аврора", уходящий в Индийский океан. Именно капитан корабля, старый знакомый семьи Сюркуфов дал любознательному юнге первые морские и торговые уроки.

"Аврора" была самым обычным торговым кораблем. Вот только перевозимый товар был очень специфический - живой. Судно перевозило черных рабов из Африки на сахарные плантации французских колоний в Индийском океане. Сюркуф отличился уже в первом рейсе, когда судно с грузом рабов, шедшее вдоль африканского берега попало в шторм и село на камни. Экипаж на шлюпках добрался до берега и несколько дней пережидал шторм. Когда буря стихла и команда вернулась на судно, обнаружилось, что все невольники задохнулись в трюмах - люки остались закрыты. Однако капитан не очень переживал - убытки достаточно велики, но их всегда можно восполнить, благо негров в Африке хватает. И кроме того он остался очень доволен юнгой - Робер не испугался шторма и хорошо проявил себя при уборке трупов. Фактически с этого и началась карьера Сюркуфа - моряка.

Еще два года Сюркуф плавал в Индийском океане на работорговых судах, затем вернулся во Францию. Ему надоело работать на других, и он решил сам заняться бизнесом. Роберу удалось уговорить родственников купить небольшой корабль "Креол" и сделать его капитаном. Вскоре корабль вышел в море, держа курс в Индийский океан, благо места были знакомые, и вскоре прибыл на остров Реюньон.

Но за это время во Франции произошли большие перемены в виде случившейся революции. Декретом Конвента работорговля была запрещена. Конечно, во французских колониях все эти декреты "имели в виду". В самом деле, где Париж, а где, к примеру, Реюньон (центральная часть Индийского океана!). Но тут в ситуацию вмешались внешние факторы в виде англичан. Объявив войну Франции, они начали блокаду французских колоний, и эта мера оказалась гораздо эффективней всех декретов и запретов. Настолько, что вскоре на Маскаренских островах началась нехватка продовольствия. Поэтому французам ничего не оставалось, кроме как начать активным действиям против англичан. На одном из французских кораблей ушел и доброволец Робер Сюркуф. Действия французов оказались успешными - корабли патруля были разбиты и рассеяны, и блокада была снята.

После этого рейда Сюркуф понял, что быть корсаром не менее выгодно, чем работорговцем. Он решил получить корсарский патент. Но для этого нужны деньги, а у него их не было. Робер попытался заработать деньги привычным способом - работорговлей, но известия об этом дошло до властей и ему едва удалось выкрутиться. Поэтому он решил действовать на свой страх и риск и вышел в море на шхуне, вооруженной четырьмя пушками с командой 30 человек. У берегов Индии ему удалось захватить несколько английских и голландских торговых кораблей с грузом риса, перца и сахара. Пересадив на них призовые команды, он направил их на Реюньон. Этим Сюркуф хотел подчеркнуть, что собирается действовать в рамках закона. Нехватка матросов компенсировалась добровольцами - индийскими моряками с захваченных кораблей. Однако вернувшись на Реюньон, он узнал, что его призы конфискованы в собственность республики своим старым врагом - губернатором. Не желая с этим мириться, Сюркуф направился во Францию и подал жалобу уже Директории.

Жалоба была рассмотрена положительно. Члены Директории не хотели ссориться с корсарами, тем более, что война с Англией продолжалась. Сюркуф получил долю в добыче - 27 тысяч ливров и заветный патент корсара. В июле 1798 года он снова отправился в поход на быстроходном корабле "Кларисса", вооруженном 14 12-фунтовыми орудиями, который был построен специально для корсарских операций.

На этот раз добычи пришлось ждать долго. Несколько нападений было неудачными, однажды в бою корабль Сюркуфа лишился мачты. И вот наконец почти через год, у берегов Суматры удалось захватить два английских и один португальский корабль, груженный пряностями. Затем, у берегов Индии также удалось захватить несколько призов. Прибыв с ними к Реюньону, Сюркуф купил новый, более мощный 18-пушечный корабль "Конфианс" и вскоре опять вышел в море. Направившись к Цейлону, он перехватил несколько кораблей с пряностями. Добыча была так велика, что Сюркуфу пришлось отпустить часть судов (за выкуп, естественно). Вскоре с экипажем, уменьшившимся в два раза за счет призовых судов, он захватил большой, переделанный из военного фрегата и вооруженный 38 орудиями корабль "Кент", принадлежавший Ост-Индийской компании. Вернувшись на базу, распродав товар и получив свою долю, Сюркуф отправился во Францию на "заслуженный отдых". Английские газеты наперебой писали о зверствах Сюркуфа, но они были в основном домыслами англичан, которые ничего не могли поделать с удачливым корсаром.

Затем на некоторое время наступил мир. К этому времени Сюркуф стал богатым человека. Его капитал составлял около 2 миллионов франков. И кроме того, в 1800 году он получил долгожданный офицерский патент. Все это позволило ему в следующем году жениться на дочери одного из самых богатых судовладельцев Франции, Мари Блез.

Однако, мир оказался недолгим. Вскоре Франции вновь понадобились услуги ее корсаров. Сюркуф за свой счет вооружил и направил в море пять кораблей. А в 1806 году он и сам отправился в Индийский океан на 18-пушечном корабле, с вполне подходящим к случаю именем "Ревенан" (Возвращающийся). К тому времени английская блокада, более надежная, чем раньше, практически прервала все связи с Европой, и колониям угрожал голод. Колонисты надеялись на Сюркуфа и он не обманул их надежд. За три месяца он захватил и привел на остров 14 кораблей с продовольствием. Угроза голода была снята, а состояние Робера увеличилось еще на несколько сот тысяч франков.

К этому времени его имя стало легендарным. Даже английские фрегаты предпочитали не встречаться с ним в одиночку. Ободренные его примером, другие французские корсары выходили в море для захвата судов неприятеля. Однако и англичане не теряли времени, и вскоре большая часть французского флота была потоплена и захвачена в плен. Поэтому губернатор приказал Сюркуфу передать свой корабль правительству в качестве военного корабля. Самому же Сюркуфу было дано задание доставить во Францию пленных с португальских и английских кораблей. На старом линейном корабле "Карл" он отправился с Реюньона в Европу 21 ноября 1807 года. Путь занял более года. Несколько раз лишь чудом удавалось избежать англичан. Но в конце концов Сюркуф вместе с кораблем благополучно прибыл во Францию.

С этого момента знаменитый корсар больше сам не выходил в море, лишь получая дивиденды со своих уже 19 (!) кораблей. А когда в 1814 году была реставрирована монархия и наступил мир с англичанами, Робер присягнул новому королю, что позволило ему сохранить и состояние и титул баронета, полученный в качестве награды от самого Наполеона. Переоборудовав свой корсарский флот в торговый, он снова направил корабли к Мадагаскару, торговать... правильно, рабами. Декларация прав человека была отменена, а рабочая сила на плантациях требовалась всегда и в больших количествах.

В 1827 году Сюркуф умер, будучи одним из самых богатых и респектабельных судовладельцев Франции. Начав, как работорговец, он и закончил как работорговец. Фактически, главной движущей силой для него были, безусловно, только деньги. И заработал он их действительно очень много. Намного больше, чем те пираты, что по легендам закапывали сундуки с золотом на необитаемых островах.

Несколько кораблей французского флота в разное время носили его имя. Последним по счету стал фрегат типа "Лафайет", находящийся в строю и сегодня.

Смерть Сюркуфа фактически стала смертью корсарства. Оно уже больше не возрождалось в будущем. Во-первых, государствам стало невыгодно делиться прибылями с частными лицами, а во-вторых, наступила новая эра - эра буржуазии, т.е. свободной торговли. Пиратство стало просто никому не нужно и даже вредно. Еще в конце XVIII веке при заключении мирного договора между Англией и США после войны за независимость, Бенджамин Франклин предлагал включить в договор пункт о запрете каперства. Однако тогда англичане не захотели этого. Но Франклину все же удалось включить такой пункт в договор с Пруссией. Конечно, это было не более чем формальностью - ни у Пруссии, ни у США тогда практически не было флота, однако прецедент был создан.

Впрочем, в первые два десятилетия XIX века в Мексиканский залив вернулись славные, добрые времена полуторавековой давности. Это произошло благодаря корсару французского происхождения Жану Лафиту, который промышлял здесь как контрабандой, так и банальным грабежом. Награбленное непосильным трудом добро реализовывал его брат Пьер. Семейный подряд, так сказать.

Почему же Лафит не был пойман за столь длительное время своей карьеры? Все очень просто - он пользовался покровительством официальных структур Соединенных Штатов, которые сквозь пальцы смотрели на шалости Лафита. Ведь он грабил исключительно английские и испанские корабли, а Англия в то время была фактически вражеским государством, с которым с 1812 по 1814 годы шла настоящая война. Так что деятельность Лафита устраивала американцев, тем более, что во время осады англичанами Нового Орлеана в 1814 году именно он доставлял сюда оружие и боеприпасы. Так что взаимная выгода была очевидная. Ну и кроме того, Лафит занимался еще и нелегальной работорговлей, на что тоже закрывали глаза.

Так продолжалось до 1817 года, когда власти все-таки вынудили Лафита перебраться с материка на остров Галвестон. Еще 4 года он занимался прежним делом, пока не случился инцидент с одним из его капитаноы, из-за которого власти запретили деятельность Лафита и потребовали покинуть территорию США. Ему пришлось перебраться в Мексику на полуостров Юкатан и там продолжать свой промысел. Однако, после 1826 года его следы теряются в истории..

Отметим лишь, что реальные "подвиги" этого пирата сильно преувеличены в современном фолклоре, что неудивительно, учитывая какие доходы приносит связанный с этим именем туристический и прочий бизнес. Лет 100-150 до этого он был бы весьма заурядной личностью на общем фоне, и лишь время действия помогло ему остаться столь знаменитым в памяти потомков.

В первой половине XIX века было много споров, какая собственность в ходе войны является неприкосновенной, а какая может быть захвачена и уничтожена. Особенную остроту они приняли на Парижском конгрессе 1856 года. И в конце концов конгресс принял декларацию о полном запрете каперства на море. Любопытно, что американцы на этот раз голосовали против. Мотивировали они это тем, что такой запрет выгоден только Англии, чей военный флот может охотиться за торговцами и без помощи корсаров. Но и без этого каперство просто изжило себя.

Однако сам принцип нападения на торговые суда неприятеля с целью захвата или уничтожения собственности противника остался. И пока юристы ломали копья, споря о том, что можно, а что нельзя, появляется новый термин - "крейсерская война". Термин этот особенно подхватывается во Франции и в России, где начинается строительство нового класса кораблей - крейсеров. В этих странах рассчитывали, что в случае конфликта с Англией, крейсерские операции обеспечат надежную блокаду острова. Юридическое же оформление крейсерская война получила в 1909 году в Лондонской декларации о праве морской войны. В декларации предусматривалась процедура захвата, осмотра и привода в порт призовых судов. Так же давалась оговорка о возможности в исключительной ситуации уничтожить приз. Приводился так же перечень грузов, которые могут подлежать конфискации, хотя впоследствии воюющие стороны дополняли этот перечень по - своему.
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), PALASH (10.04.2011), Смотрящий (16.04.2011)
Старый 13.01.2011, 20:11   #19
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история

Кинематограф

Рождение кинематографа
Исторически кинематограф появился в результате решения задачи по закреплению на материальном носителе изображения непрерывного движения объектов и проекции этого движения на экран. Для решения этой задачи необходимо было создание сразу нескольких технических изобретений: гибкой светочувствительной плёнки, аппарата хронофотографической съёмки, проектора быстро сменяющихся изображений. Первая гибкая светочувствительная негорючая плёнка была изобретена русским фотографом И. В. Болдыревым (1878—1881), затем американскими изобретателями Г. Гудвином в 1887 году и Дж. Истменом в 1889 году была создана горючая, целлулоидная пленка. Первые же аппараты хронофотографической съемки были сконструированы в 80-х годах XIX века. К ним относятся: «фоторужьё» французского физиолога Э. Марея (1882), аппарат французского изобретателя О. ле Бернса (1888), аппарат английских изобретателей У. Фризе-Грина и М. Эванса (1889), аппарат русского фотографа В. А. Дюбюка (1891), «Фоноскоп» французского физиолога Ж. Демени (1892). Пионерами в создании аппаратов для проекции на экран быстро сменяющихся изображений были: немецкий и русский фотографы О. Анщюц и В. А. Дебюк, создавшие соответственно в 1891 и 1892 годах проекционные аппараты различной конструкции, но с одинаковым названием — «Тахископ», французский изобретатель Э. Рейно, создавший в 1892 году проектор под названием «Оптический театр», и русские изобретатели И. А. Тимченко и М. Ф. Фрейденберг (1893).

Братья Люмьер (Огюст слева, Луи справа)
Изобретениями наиболее приблизившиеся к кинематографу по своим техническим характеристикам являются: «кинетоскоп» Эдисона, аппарат И. А. Тимченко (1893), «хронофотограф» Ж. Демени (1893), проектор американского изобретателя Ж. А. Ле Роя (1894), проектор «паноптиком» американского изобретателя У. Латама (1895), «плеограф» польского изобретателя К. Прушинского (1894) и др. А уже в 1895—1896 годах были изобретены аппараты, сочетающие в себе все основные элементы кинематографа: во Франции — «синематограф» братьев Л. и О. Люмьер (1895) и «хронофотограф» Ж. Демени (1895); в Германии — «биоскоп» М. Складановского (1895) и кинопроектор О. Местера (1896); в Англии — «аниматограф» Р. У. Пола (1896); в России — «хронофотограф» А. Самарского (1896) и «стробограф» И. Акимова (1896), в США — «витаскоп» Т. Армата (1896).
Начало распространения кинематографа было положено съёмкой и публичной демонстрацией первых короткометражных фильмов. 1 ноября 1895 года в Берлине М. Складановский продемонстрировал свой «биоскоп», а 28 декабря 1895 года в Париже братьями Люмьер был продемонстрирован их «синематограф». В течение 1896—1897 годов публичные демонстрации короткометражных фильмов были произведены во всех мировых столицах. В России первый показ был организован 4 мая 1896 года Санкт-Петербурге (в саду «Аквариум»), затем в Москве и на Всероссийской ярмарке в Нижнем Новгороде. Тогда же были сняты первые отечественные любительские киносъемки (В. Сашин, А. Федецкий, С. Макаров и др.).
Первая киносъёмка в Российской империи была сделана фотохудожником А.Федецким в Харькове (1,5 минуты, «Перенесение иконы Озерянской Божьей матери»).
Первым российским документальным фильмом стал «Вид харьковского вокзала в момент отхода поезда с находящимся на платформе начальством» (1896).

Эпоха немого кино

Первые короткометражные фильмы (15—20 метров, примерно 1,5 минуты демонстрации) были по большей части документальные, однако уже в комедийной инсценировке братьев Люмьер «Политый поливальщик» отражаются тенденции зарождения игрового кино. Небольшая длина первых фильмов была обусловлена техническим несовершенством киноаппаратуры, тем не менее, уже к 1900-м годам длина кинокартин увеличилась до 200—300 метров (15—20 минут демонстрации). Совершенствование съёмочной и проекционной техники способствовало дальнейшему увеличению длины фильмов, качественному и количественному увеличению художественных приёмов съёмки, актёрской игры и режиссуры. А широкое распространение кинематографа и популярность кинематографа обеспечили его экономическую выгодность, что, однако, не могло не сказаться на художественной ценности снимаемых кинокартин. В этот период с усложнением и удлинением сюжета фильмов начинают формироваться жанры кинематографа, оформляется их художественное своеобразие, создается специфический для каждого жанра набор изобразительных приёмов. Наивысшего своего расцвета «немое» кино достигает к 20-м годам, когда оно уже вполне оформляется как самостоятельный род искусства, обладающий своими собственными художественными средствами.

Приход звука

Ещё до начала XX века Томас Эдисон пытался синхронизировать кинескоп c фонографом, но потерпел неудачу. Однако впоследствии Уильям Диксон, соавтор Эдисона, утверждал, что ему уже в 1889 году удалось создать кинетофонограф — прибор, воспроизводивший звук и изображение одновременно. Однако не существует никаких доказательств, подтверждающих его слова.
В ранний период кинематографа звуковое кино пытались создать во множестве стран, но столкнулись с двумя основными проблемами: трудность в синхронизации изображения и звука и недостаточная громкость последнего. Первая проблема была решена путём записи и звука, и изображения на одном и том же носителе, но для решения второй проблемы требовалось изобретение усилителя низкой частоты, что произошло лишь в 1912 году, когда киноязык развился настолько, что отсутствие звука уже не воспринималось как серьёзный недостаток.
В результате патент на ту систему звукового кинематографа, которая впоследствии совершила звуковую революцию, был получен в 1919 году, но кинокомпании не обратили никакого внимания на возможность кино заговорить, желая избежать удорожания стоимости производства и проката кинофильмов и потери иноязычных рынков. Тем не менее 17 сентября 1922 года в Берлине впервые в мире был показан звуковой фильм.
В 1925 году компания Warner Brothers, находившаяся в тот момент на грани банкротства, вложилась в рискованный звуковой проект. Уже в 1926 году Warner Brothers выпустила несколько звуковых фильмов, состоящих в основном из музыкальных номеров, но особого успеха у зрителей они не имели. Успех пришёл только с фильмом «Певец джаза», в котором кроме музыкальных номеров Эла Джолсона присутствовали и его короткие реплики. 6 октября 1927 года — день премьеры «Певца Джаза» — принято считать днём рождения звукового кино.

Дальнейший технический прогресс в кино

Хотя первый примитивный цветной фильм (с красно-зелёной гаммой, без синего цвета) вышел ещё в 1922 году, он не впечатлил зрителей. Первый «полноценно цветной» короткометражный фильм системы «Technicolor» под названием «La Cucaracha» вышел в 1934 году. Первый же полнометражный цветной фильм «Бекки Шарп» американского режиссёра армянского происхождения Рубена Мамуляна вышел в 1935, этот год и принято считать годом появления цветного кино. В СССР первый игровой цветной фильм «Груня Корнакова» был снят уже в 1936 году.
В 1950-х годах технический прогресс зашёл ещё дальше. Разработка и внедрение магнитной записи и воспроизведения звука, а также создание и освоение новых видов кинематографа (панорамного, стереоскопического, полиэкранного и др.) привели к значительному повышению качества показа фильмов, стали говорить об «эффекте присутствия» зрителя. Впечатление усиливалось стереофоническим воспроизведением звука, позволявшем создавать «пространственную звуковую перспективу» — звук как бы следует за изображением его источника, вызывая иллюзию реальности источника звука.
Для создания стереоскопического изображения необходимо произвести киносъемку из двух точек, имитирующих два глаза наблюдателя. На экране кинотеатра оба изображения проецируются вместе, и разделяются посредством очков, содержащих цветовые светофильтры или поляризаторы в двух перпендикулярных плоскостях поляризации.
В настоящее же время существуют очень изощрённые системы звукового сопровождения кино. Число отдельных звуковых каналов доходит до 7, а в экзотических системах даже до 12. Разумеется, всё это призвано усилить глубину погружения зрителя в атмосферу просматриваемого фильма.
ilja вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), PALASH (10.04.2011), Смотрящий (13.01.2011)
Старый 10.04.2011, 00:27   #20
ilja
Полиглот
Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100 Очки: 121,124, Уровень: 100
Активность: 0% Активность: 0% Активность: 0%
 
Аватар для ilja
 
Регистрация: 09.06.2009
Адрес: С Марса
Сообщений: 2,111
Сказал(а) спасибо: 1,591
Поблагодарили 4,755 раз(а) в 1,980 сообщениях
ilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond reputeilja has a reputation beyond repute
По умолчанию Re: Общая история

Parkour and FreeRunning


Паркур (от франц. parkour – полоса препятствий; сокращенно PK) – дисциплина, представляющая из себя совокупность навыков владения своим телом, которые в нужный момент могут найти применение в любой из ситуаций нашей жизни. Сила и верное её приложение – необходимое условие сохранения своей жизни и жизни человека, которому может потребоваться твоя помощь. Умение быстрее других оказаться там, где ты необходим является показателем твоих способностей и уровня. Не имея возможности добежать, залезть, вырваться, прорваться, то будь ты хоть гуру гуманитарных наук, ты так и сгниешь в той яме посреди джунглей, в которой оказался, не сумев добраться до пункта назначения. Паркур не учит использовать какие-либо средства, приспособления или оружие, а позволяет развить навык поведения в условиях здесь и сейчас. Деревья, стены, крыши – всё это есть часть нашей жизни и мы можем столкнуться с любым препятствием в любых условиях. Скорость реакции, оценки обстановки и своих возможностей – то, что тренированное сознание автоматически прорабатывает за секунды. Опыт преодоления своих страхов, неуверенности, полученный путем множества тренировок, научит тебя видеть путь везде. Отверстия в стенах, за которые ты успешно сможешь зацепиться, выступы, которые не пропустят твои ноги, пропасти, через которые тебе не составит труда перепрыгнуть – вот результат сканирования местности трейсером (трейсерами стали называть людей, занимающихся паркуром; от франц. traceur – прокладывающий путь). Для того, чтобы ты смог справиться с любой ситуацией, необходимо развиваться в целом ряде дисциплин. Прежде всего, необходимо познать себя, стремясь создать гармонию между телом и духом, оценить свои нынешние возможности и начать бороться со своими недостатками, страхами. Прекрасным способом воспитания духа являются единоборства, где постоянно приходится бороться с психологическим фактором, нарабатывая стремление побеждать. Для развития навыков перемещения помогут легкая атлетика, скалолазание, гимнастика. Замыкающим список является медицина, знания в которой есть необходимое составляющее нашей жизни.

Фриран (англ. Freerunning — буквально свободный бег) — дисциплина, сходная с паркуром, созданная Себастьяном Фуканом.


История паркура

История Паркура связана с военным, героем пожарного отряда Раймондом Беллем. Раймонд практиковал методику под названием “Натуральный метод”, которая и легла в основу современного паркура. После рождения сына, известного Дэвида Белля, (1973г.) Раймонд начинает обучать своего сына основам физической культуры и “Натуральным методам”. В возрасте 15 лет молодой Дэвид вместе с семьей перебирается в пригород Парижа Lisse, где он знакомится с Яном и Фредериком Хнотру, Дэвидом Малгоном и другими ребятами с которыми он вместе и проводит треннировки. После присоединения к ним друга Фредерика Хнотру Себастьена Фука, они дают название своей дисциплине - Parkour. Слово Parkour произошло от французского военного термина – Parcours du combatant, что означает полоса препятствий.

С тех пор они стали серьезно заниматься под девизом: "Нет границ - есть лишь препятствия". Они прыгали по крышам домов, перелазили через высокие стены и ограды и что самое интересное без всякой амуниции и страховки, единственная экипировка была так это хорошие кроссовки с хорошей подошвой, которое дает хорошее сцепление, а также перчатки, чтобы не порезать руку и т.п. Новое направление привлекло внимание молодежи и поэтому людей, которые занимались Паркуром, стали называть трэйсерами, в переводе с фр. traceurs или англ. tracers означает - "люди, прокладывающие новые пути".

Позже сформировалась команда, состоящая из друзей, которых объединяло общее стремление и интерес. В итоге к и Sebastien'у присоединялись жители Lisses, Evry, Sarcelles, из которых и стало формироваться ядро команды. На тренировках они пересекали свои города снизу вверх и обратно. Позже стали открываться сайты, рассказывающие о новом направлении в городском экстриме, на котором появлялись фото- и видеоматериалы. Так проходило общение с последователями из других городов. David, Sebastien, Yann, Charles, Malik, Guylain, Chau и William - 8 друзей, решивших основать команду. Они назвали свою команду - Ямакаси (Yamakasi), что в переводе с заирского языка лингала означает "мужчина, сильный телом и духом" или же "настоящий мужчина". Ямакаси верили в свой талант и профессионализм. 31 мая 1997 года была ними создана Ассоциация Искусства Перемещения (The Art Of The Movement Association). Sebastien основал ассоциацию и разработал для нее логотип. Ямакаси стали героями нескольких статей, засветились в клипе группы I AM и стали участниками спортивной программы "Stade 2" на французском телевидении. Но… В феврале 1998 года Ямакаси предлагают заняться постановкой трюков для мюзикла "Notre Dame de Paris". Никто не возражал кроме "отцов-основателей" David Belle и Sebastien Foucan, и именно этот момент в истории команды, и стал причиной раcпада. Yann, Charles,Guylain, Chau, William выбрали подписание контракта на 2 года и выступление в трюковых сценах "Notre Dame de Paris". Они посчитали, что это хорошая возможность показать свой потенциал и заработать себе на жизнь. David Belle и Sebastien Foucan хотели остаться, верны философии стиля, ведь, сюжет картины предполагал воровство с применением навыков паркура, а это не является частью философии, которую основал Belle и он разочаровался таким построением сюжета первого фильма о его стиле. Также David и Sebastien решили, что двухлетняя заморочка с мюзиклом лишит их присущей им индивидуальности и отдалит от их стремлений (для - сняться в фильме, показав свой стиль во всей красе, для - отучиться). Эти парни не хотели отдаться мюзиклу, а тем более на 2 года! Их мечтами всегда были телевидение, шоу, кино, но при этом они всегда стремились к сохранению образа индивидуальности их искусства. Ассоциация развалилась к 17 февраля 1998 года и команда распалась.

Потом Ямакаси пригласили на съемки фильма "Такси 2" в качестве ниндзя трюкачей-каскадеров. Еще позже знаменитый режиссер Люк Бессон взялся за съемки фильма о знаменитых трэйсерах. Фильм носил название - "Ямакаси: новые самураи", сюжет который знают, наверное, все. Хлопцев научили, только, держатся перед камерой и говорить по тексту. Через 2 года выходит 2-я часть фильма "Ямакаси 2: Дети ветра", которая, правда, не имела такой успех как 1-я часть фильма.

Тем временем, стали образовываться молодые команды, и Sebastien надеялся, что они разделят их с убеждения. Sebastien начал попытки заработать на паркуре, собирая вступительные взносы с ребят, имевших желание тренироваться. David же при этом был против такого подхода. Затея быстро провалилась, ведь, David был гораздо лучше подготовлен и продолжал выполнять трюки, уже приблизившись к настоящему экстриму. Sebastien же прекратил движение вперед из-за желания заработать. В итоге Sebastien не смог претворить свою идею в жизнь, а сам факт стал причиной окончания отношений между и Sebastien'ом. "For the love of the art" - вот девиз, под которым 31 мая 2000 года заново начинается история дисциплины Parkour. Основывается новая ассоциация - Ассоциация Паркура (Parkour Association), в котором Sebastien становится президентом. Jerome, Stephane, Sebastien - вот новые последователи философии David Belle больше не был заинтересован в продолжении.

На данный момент David Belle как бы отделился от всех остальных трэйсеров. В 2002 г. David снялся в рекламном ролике для BBC, сюжет которого заключается в том, что мужчина из офиса торопится попасть домой и, т.к. на улицах пробки, он решает добраться домой, прыгая по крышам зданий, и всё это он делает, чтобы успеть к выпуску новостей BBC. В этом ролике David Belle показал всё, на что способен, чем поразил и съёмочную группу, и зрителей. Все трюки он выполнял с первого раза и очень четко, что поспособствовало тому, что съёмки прошли быстро. Этот ролик не убирали из эфира на протяжении полугода, вместо предусмотренного 1-го месяца. Получившаяся реклама имела большой успех у зрителей. В последующие годы Belle снялся вo многих рекламных роликах, из них были многие рекламы фирмы "Nike". В начале 2003 David Belle выпустил видео SpeedAirMan, в котором снова показал мастерство владения своим телом. Вот так непроста и интересна история команды Ямакаси (Yamakasi).
ilja вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
ineska (10.04.2011), mashka_star (10.04.2011), PALASH (10.04.2011), Смотрящий (10.04.2011)
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Часовой пояс GMT +5, время: 13:16.


Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Copyright ©2008 - 2012, В шансоне.Ру - Русский шансон.